“МЕНЯ ВСЕ ПРЕДАЛИ”, —

25 мая 1999 в 00:00, просмотров: 276

Процесс над скандально известной Валентиной Соловьевой, длившийся в Реутовском городском суде два с лишним года, наконец подошел к концу. 485 томов дела, сотни свидетелей, громкие имена — масштабы судебного процесса поражают. Вот только — не радуют. Каким бы ни оказался приговор, он не даст ответа на главный вопрос: кто же все-таки будет расплачиваться с обманутыми вкладчиками? Хотя вариант есть. И его предлагает сама обвиняемая: "Дайте только выйти на свободу — всем все верну, до копеечки!" Вот только стоит ли верить?.. ИЧП "Властилина", предлагавшее клиентам легковые автомобили за 30—70% стоимости, а также квартиры в Москве и Подмосковье по баснословно низким ценам, внезапно прекратило свою деятельность осенью 1994 года. Тогда же, в октябре, против Соловьевой было возбуждено уголовное дело по статье 147, ч. 3 УК РФ — мошенничество, причинившее значительный ущерб потерпевшему. Полгода она скрывалась, но была взята под стражу 7 июля 1995 года. Когда ее посадили за решетку, муж запил и покончил жизнь самоубийством (хотя сама Соловьева сейчас утверждает, что он не мог этого сделать). По материалам дела, в ее финансовой "пирамиде" потеряли 536 миллиардов рублей 16505 человек. И 92 человека — 3 миллиона долларов. Афера Соловьевой охватила 57 субъектов РФ и 5 стран ближнего зарубежья. Одной из самых крупных вкладчиц "Властилины" была Алла Пугачева, сдавшая туда 1750 тысяч долларов. Годы, проведенные за решеткой в Капотне, не сломили бойцовского характера Валентины Ивановны. Она и вчера выглядела по-прежнему молодцом, только пожаловалась, что от жары в камере у нее подскочило давление. Еще до начала процесса поинтересовалась у журналистов, когда те заглянут к ней в тюрьму, где она начала борьбу за права заключенных. Репортеры сразу же спросили про вдову генерала Рохлина, с которой она сидела в одной камере. Соловьева объяснила, что та уже две недели находится в Лефортове... — Я вас надолго не задержу — минут пять, и мы разойдемся. Рано еще говорить всю правду, — предупредила Соловьева журналистов, поскольку, кроме них, в зале суда никого не было. Сыну и дочери, как сообщила общественная защитница Наталья Макарова, хозяйка "Властилины" запретила приходить. А ее коллеги по работе толпились у входа, ожидая новых указаний, которые она и передала по окончании процесса прямо из клетки. Последняя речь Соловьевой была эмоциональна и построена на одном: ее предали. А предатели — бывшие друзья из МВД и мира эстрады. — Надя Бабкина, подруга, перед тем, как сюда явиться, с прокурором посоветовалась сначала — я это в ее глазах прочитала. Сказала тут: "Валя, тебе все артисты кланяются!" Да на хера мне сейчас их поклоны? Где они раньше были?! — горячилась подсудимая. — Я Наде и на квартиру денег давала, и на баню, и, когда она за границу собралась, на дорогу! А теперь мне тошно смотреть на эту игру. Может, и во мне самой есть театральность, но самая малость, для дипломатии в общении только. А плакаться здесь и унижаться я не собираюсь, да и не виновата я. Вот только дурацкая моя доверчивость меня подвела. Дайте мне только выйти — да я под каким угодно строгим контролем со всеми вмиг рассчитаюсь! Схему своей прежней деятельности она вкратце обрисовала так: — Возьму у Кобзона водку подешевле, продам подороже — вот и деньги на выплаты. Но тут же вернулась к своей обличительной речи и облила грязью Кобзона. И заключила: — Мне терять нечего. И в душе я по-прежнему как была "Властилиной", так и осталась, сама себя продолжаю на "вы" называть. Я людей люблю, и они меня любят! Кстати, название ИЧП "Властилина" сама хозяйка объясняет так: дескать, была у нее бабушка, белорусская цыганка, которая звала свою внучку властилиной, что по-русски означает "ласточка". P.S. Приговор по делу Валентины Соловьевой будет объявлен в лучшем случае 2 июня — по-видимому, обвиняемая в своем последнем слове много интересного наговорила.





Партнеры