ПОЛКОВНИКУ НИКТО НЕ ПИШЕТ

25 мая 1999 в 00:00, просмотров: 322

Полковник Манфред Диль, который служил в Москве советником по вопросам информации и контактов НАТО при посольстве Германии, был на третий день югославской войны изгнан из наших пределов. Сегодня он работает в аппарате Хавьера Соланы, отвечая по-прежнему за сотрудничество России и НАТО. — Г-н Диль, вы, чай, на рабочем месте отдыхаете? Дел у вас нет? — Официально все контакты Кремля и Североатлантического союза действительно заморожены российской стороной. Но работы у меня хватает. Я ежедневно контактирую с Москвой. Те люди в России, которые с интересом участвовали в наших общих программах, сохраняют свой интерес. И они, полагаю, и мы продолжаем подготовку и планирование совместных мероприятий — чтобы потом, если все изменится, быстро возобновить сотрудничество. Конечно, еще слишком рано говорить об этом подробно. Здесь в Брюсселе, в штаб-квартире НАТО, регулярно появляются сотрудники российской миссии — из группы военного представителя генерала Заварзина. Скажем, заместитель Заварзина, полковник Александр Бартош ходит на наши ежедневные пресс-конференции. — Ждете ли вы изменений в российской иностранной политике при новом правителе? — Посмотрим, но надеюсь, российская сторона в принципе сознает, что механизмы сотрудничества надо развивать и сохранять — чтобы свои же собственные, российские, интересы защищать более успешно. Иначе Россия вновь окажется в роли созерцателя, а не участника событий. Не так давно Россия и Украина собирались вместе с отдельными странами НАТО строить самолеты на основе АН-70. Или другой пример — Москва заинтересована в модернизации танка Т-72, находящегося на вооружении в Польше, Чехии и Венгрии. У этих государств — тоже членов НАТО — есть потребность модернизировать эти танки. Российский ВПК мог бы с большой выгодой участвовать в этой программе. — Британский оборонный министр вчера снова потребовал послать в Косово натовскую пехоту, не дожидаясь, пока Белград соизволит сдаться. После таких успешных воздушных атак, как нынешние, — говорит министр, — сопротивления сербы не окажут... Ваш штаб готовит вторжение? — Это заявление еще не означает, что сухопутная наступательная операция впрямь готовится. Решения такого уровня в НАТО принимаются только консенсусом. А канцлер Шредер только что заявил, что Германия не может согласиться на вооруженное вторжение в Югославию, потому что настоящая концепция воздушных ударов уже дает эффект. Иностранные сухопутные войска, как гласит позиция НАТО, войдут в Косово только в рамках политического соглашения — например, чтобы солдаты сопровождали возвращающихся беженцев. Но речь идет не о военной наступательной операции, разговоры на эту тему — спекуляции. Напомню, что цель всей операции — не захватить Сербию, а лишь заставить Милошевича как можно скорее изменить политику истребления части народа Югославии. — Г-н полковник, вы еще надеетесь воротиться в Москву? — Я всегда охотно работал в Москве. Но возвращаться и продолжать по-старому я уже не буду. Может, еще и наведаюсь, но только с краткосрочной командировкой. 26 марта мне передали слова из Министерства обороны примерно такие: "Бомбежка Югославии — это новый фашизм. Поэтому полковник Диль должен в двадцать четыре часа оставить Москву. Но это не значит, что мы не хотим поддерживать с Германией хорошие отношения". Я так понял, что, дескать, существуют некие натовские бандиты и фашисты и одновременно есть некие добрые немецкие офицеры. Лично я больше не смогу сотрудничать с теми, кто так обо мне отозвался. Но я убежден, что каким-то образом представители НАТО вернутся в Москву. Мы живем в одном мире, в одном "европейском" доме. Как мы можем игнорировать друг друга?



    Партнеры