“КАРАМАЗОВЫ” В СЕЗОНЕ ДОЖДЕЙ

10 июня 1999 в 00:00, просмотров: 655

"Братьев Карамазовых" с Таганки в Японии встретил проливной дождь, сменивший удушающую жару. Сам того не желая, русский театр открыл здесь настоящий сезон дождей, хотя приехал закрывать Всемирную театральную олимпиаду. Олимпиада, растянувшаяся на два месяца, проходит на юге Страны восходящего солнца — в городе Сидзуока. По случаю столь важного театрального события в не самой театральной стране отгрохали немыслимый по технологии и внешнему виду артистический центр ценою 500 млн. долларов с несколькими сценическими площадками. Одна из них расположена в центре города и похожа на огромную субмарину цвета металлик. Другая вписана в горный ландшафт. И та, и другая потрясают своей многофункциональностью и удобством для работы артистов. Черная сцена, отполированная практически до зеркального состояния, трансформируется во что угодно, как детский конструктор "Лего", ряды со зрителями поднимаются и опускаются. Окончательно добивает то, что в каждое кресло вмонтирован кондиционер, а в каждый унитаз в туалете — компьютер со всевозможными водными процедурами для гениталий. В таком техническом раю на "закуску" олимпиады приготовили трех театральных китов: Юрия Любимова из России, японца Тадаши Сузуки и гражданина мира — Боба Уилсона. Первым на финиш вышел Уилсон, сыгравший в Японии премьеру оперы "Мадам Баттерфляй". Для него единственного сделали исключение и вывезли его "Мадам" за пределы Шизуоки, в город Хамамуци, такой же индустриальный муравейник. Местечко это оказалось весьма музыкальным и подходящим для "Мадам". Во-первых, здесь находится "сердце всемирно известной фирмы "Ямаха", и японцы считают своим долгом провести иностранцев с экскурсией по конвейеру сборки роялей и пианино. В тонком пианистическом деле у японцев все автоматизировано: даже настройкой занимаются машины. Для получения чистоты звука робот ровно триста раз жмет на каждую клавишу. Второе потрясение ждет в единственном музее музыкальных инструментов. Здесь на двух этажах стерильного помещения расположена огромная коллекция всех мыслимых и немыслимых инструментов. Ее японцы приобрели у известного американского собирателя Розенберга. Инструменты можно не только видеть, но и послушать через стереонаушники. Среди щипковых древних японских инструментов есть один, потрясающий тем, что сделан он из кожи кошачьих грудок. Узнав об этом, европеец содрогается и начинает понимать, отчего инструмент издает душераздирающие звуки. "Мадам Баттерфляй" — оперная история любви японской девушки и английского офицера — в постановке Боба Уилсона оказалась грандиозной по режиссуре и голосам. Самое интересное, что декораций на сцене практически не было — один экран по заднику. Но за счет немыслимой проекции света на экран и размещения персонажей в пространстве театральная условность переходит в гиперреализм. — Я бы не взялся ставить эту сложную оперу, — сказал Юрий Любимов, присутствовавший в оперном театре в качестве зрителя. Опера ему чрезвычайно понравилась, но он поспешил в Сидзуока, где сегодня у него состоится первый спектакль "Братьев Карамазовых". "Братьям" с погодой все-таки повезло. Дожди сменило солнце, и сезон дождей напоминает только страшная влажность, когда одежда прилипает к телу. Вслед за Таганкой Тадаши Сузуки — лидер японского театра — представит публике оперу "Король Лир". Это также премьера, приуроченная к закрытию театральной олимпиады. О закрытии, которое обещает быть грандиозным, читайте в ближайших номерах "МК". из Японии по телефону.



Партнеры