ЯПОНСКАЯ ЛЮБОВЬ БЕЗ СЧЕТА

15 июня 1999 в 00:00, просмотров: 633

Японцы обожают Достоевского. Очевидно, загадочность русской натуры сродни таинственности японской, с которой сталкиваешься буквально на каждом шагу. Начиная с национальной кухни (не путать с китайской и корейской) и заканчивая маниакальным трудолюбием, превратившим островное государство в индустриальный рай. Стремление японцев попасть в театр — тоже вещь весьма загадочная, что и обозначила Всемирная театральная олимпиада, завершившаяся в воскресенье в Шизуока (Сидзуока). Как все нормальные люди, японцы, конечно, тянутся к театральному искусству, но сумма, в которую обходится эта тяга, у русского человека, привыкшего к другому порядку цифр, вызывает изумление. Вот, например, во что обходится японцам одно посещение спектакля, поставленного по их любимому роману "Братья Карамазовы", который на Олимпиаде представлял Театр на Таганке во главе с Юрием Любимовым. Цена на балкон — 30 долларов. Плюс 100 долларов за билет из Токио в Шизуока и обратно (очень многие приезжают из близлежащих городов). Плюс 50 долларов поесть так, чтобы не было мучительно больно. Если шикануть и присовокупить к полученной сумме памятные олимпийские сувениры, то "Братья Карамазовы" обойдутся рядовому японскому зрителю в 200 долларов. Замечу, "Братья Карамазовы" — не самый дорогой спектакль. "Братьев" с Таганки, взорвавших японскую созерцательность, в Шизуока приняли хорошо. Зал настолько сконцентрировался на горячей русской истории, что не подавал признаков жизни. Можно было только посочувствовать артистам, привыкшим к эмоциональному контакту с залом. Но, как объяснили исполнительные японцы, тишина — признак благоговейности. Очевидно, исходя из этого, "Карамазовых" назвали русским украшением Олимпиады. Точку в олимпийской истории Шизуока поставила опера "Король Лир" лидера японской режиссуры Тадаши Сузуки. Образ короля, беспечно доверившего власть близким родственникам, сегодня должен быть ближе русскому человеку, чем японцу. Чем кончилась его история — известно. У Сузуки Лир кончил в психушке, где санитары распевают его "историю болезни", прописанную господином Шекспиром. Психушечная история Лира рассказана абсолютно бесстрастно. Отстраненность усугубляется плывущими звуками старинных инструментов, создающими ощущение забетонированного вулкана. — Это обманчивое впечатление, — прокомментировал оперный шедевр режиссер Валерий Фокин. — Это взрывчатая медлительность, за которой стоит истинное напряжение. К тому же традиции японского театра "Но" удачно монтируются с современными приемами. Итак, II Всемирная театральная олимпиада закончилась. Третья пройдет в Москве в 2001 году. Как сообщил мне ее генеральный директор Валерий Шадрин, III Олимпиада сольется с Чеховским фестивалем и будет состоять из четырех программ. Первая серия — лучшее из театральной Москвы, вторая — лучшее из мировой традиции, третья и четвертая — абсолютно новые как для Москвы, так и для Олимпиады. Это уличные театры и образовательная программа. Бюджет японской олимпиады с не очень большим размахом составил 17,5 млн. долларов. Десять из них выделили власти города Шизуока, губернатор которого г-н Исикава Исинобу — большой поклонник романа "Братья Карамазовы". В состоянии ли Москва финансово поддержать олимпийский размах — вопрос более чем актуальный. Юрий Лужков не смог приехать в Шизуока, но под занавес прислал телеграмму. из Шизуока по телефону.



    Партнеры