СТОЛПЫ ВЛАСТИ

15 июня 1999 в 00:00, просмотров: 860

Член "семьи" Виктор Столповских пользуется особым доверием Татьяны Дьяченко. В конце прошлой недели Совет Федерации в очередной (четвертый. — Ред.) раз должен был рассмотреть вопрос об отставке Генерального прокурора. Три предыдущих слушания всякий раз вызывали "семейную" склоку, которая чуть позже перерастала в политический скандал. Каждая склока сопровождалась улюлюканьем прессы в адрес Скуратова: дескать, в "чемоданах" Генпрокурора ничего нет. Один воздух. И только единицы знают, как напрягались члены "семьи" каждый раз, когда Скуратов поднимался на трибуну Совета Федерации. Президентскому окружению прекрасно известно: в закромах у Генерального хватит дерьма, чтобы если не похоронить режим Ельцина, то по меньшей мере нанести ему сокрушительный удар... Меня послали по факсу... — Это Крутаков? — Да. С кем я говорю? — Вы интересуетесь, что реально стоит за попытками снять Скуратова? — Интересуюсь. А с кем я говорю? — Включите факс. — Нет, с кем я все-таки?.. В трубке раздалась трель включенного факса. Оставалось только нажать кнопку на своем аппарате и тупо смотреть, как на столе появляются четыре страницы убористого компьютерного текста. Обратный адрес на ленте почему-то не зафиксировался. После первого прочтения появилась дрожь журналистского азарта. После второго — серьезный испуг. После третьего — понимание, что "текст слов" заслуживает более чем пристального изучения. Факс начинался словами: "По поступившим данным, Б.Березовский крайне обеспокоен ситуацией с несостоявшейся отставкой Ю.Скуратова. Борис Абрамович за последний месяц несколько раз встречался с В.Путиным (глава ФСБ. — Ред.), в том числе и непосредственно в его кабинете в здании 1/3 на Лубянке. Причина последней форс-мажорной встречи на Лубянке — расследования зам. Генпрокурора М.Б.Катышева, а также визит в Россию еще до "болезни" Ю.Скуратова федерального прокурора Швейцарии Карлы дель Понте. Она привезла в Москву Ю.Скуратову легализованные материалы расследования швейцарской прокуратуры по местной фирме "Мабетекс", которая была субподрядчиком по ремонту Кремля, Белого дома, реконструкции в 5-звездочные отели нескольких московских гостиниц, в т.ч. "Белград" (ныне "Золотое кольцо". — Ред.), салона президентского "Ил-96" (заказчиком выступало непосредственно УД Президента)". Весь следующий день пришлось провести в редакционной библиотеке — изучались газетные подшивки с начала года. Итог поисков: факсовая анонимка и официальная эпопея Скуратова удивительным образом совпадали как по фактуре, так и по датам. Месяц ушел на уточнение деталей, а еще половина на раздумья: стоит публиковать или нет? Один мой старый знакомый — умница, блестящий аналитик и великолепный журналист — разрешил сомнения очень просто: "Они думают, что используют нас в своих разборках. На самом деле это мы их используем, чтобы показать истинное лицо власти". Нижеследующий текст — это компиляция из анонимного факса, общедоступных газетных публикаций и собственного расследования "МК". Факты, которым нам не удалось найти подтверждение из второго источника, даны в виде прямых цитат из послания "доброжелателей". Первое слушание в СФ В середине января Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело против Бориса Березовского по факту незаконного предпринимательства. Именно с этого момента противостояние "семьи" и Генерального прокурора перешло в открытую фазу. "Ранее по настоянию Татьяны Дьяченко, с подачи Б.Березовского, Б.Ельцин давал В.Путину указание взять под технический и оперативный контроль руководителей Прокуратуры. Эти действия по своей сути незаконны и антиконституционны (требуют санкции суда). Помощь Путину в реализации поручения Ельцина неожиданно оказало руководство 12-го отдела Управления контрразведывательных операций, курирующего высшие органы власти, в том числе Администрацию Президента и аппарат Правительства. Непосредственно руководству отдела задачи ставились первым заместителем Управляющего делами Президента (в прошлом — генералом МВД) Никитиным Александром Александровичем. Более того, с приходом в ФСБ Путина в конце прошлого года начальник этого отдела С.Беседа, незадолго до этого получивший звание полковника, был назначен в Управление контрразведки и получил звание генерал-майора. Отдел возглавил его бывший заместитель Константин Козлов". Все попытки утихомирить Скуратова в "семейном" кругу ни к чему не привели. Было принято решение "валить" Генпрокурора с помощью порнокассеты. Решение это принималось без Березовского — но на расширенном заседании "семейного" совета: с участием Люлькина (чиновник из Управления делами), Сотникова (бывший заместитель главы администрации Московской области), Виктора Столповских и, естественно, Татьяны Дьяченко. На первые две фамилии обращать внимания особо не стоит — "порученцы". А вот о Столповских уже пора поговорить. Тем более что о другом мало известном публике члене "семьи" — Романе Абрамовиче — мы недавно рассказали. Однако Виктор Степанович Столповских имеет в "семье" голос ничуть не меньший. В некоторых кругах его называют "человеком, приближенным к телу Татьяны Дьяченко". В самой "семье" (за глаза) ласково кличут "кошельком". По данным французской газеты Le Monde, на имя Виктора Столповских был зарегистрирован строящийся на Николиной горе в Подмосковье дворец для дочери президента. По данным "МК", на Столповских оформлен и дом Дьяченко в Гармиш—Партенкирхене (Австрия). Как утверждают различные источники, тот же Столповских вообще стоит в центре всех "семейных" приобретений. А по утверждению газеты "КоммерсантЪ-Daily", Виктор Степанович Столповских является сопрезидентом "Мабетекса". Справедливости ради стоит сказать, что наши собственные попытки проверить это успехом не увенчались — среди учредителей или хозяев многочисленных международных "Мабетексов" такой фамилии не обнаружилось. Другое дело, что фирма Виктора Столповских — "Мерката Трейдинг" — действительно получала солидный подряд во время ремонта Кремля. Забегая вперед, скажем, что именно расследование Генпрокурора по кремлевскому ремонту и подтолкнуло "семью" на демонстрацию видеокассеты с интимными похождениями Скуратова по российскому телевидению. А сейчас — вернемся к началу февраля. По сведениям "МК", Татьяна Дьяченко продемонстрировала кассету отцу, а тот — в порыве гнева — дал указание Николаю Бордюже немедленно убрать Скуратова. Под давлением голых (извините за каламбур) фактов Генпрокурор вечером 1 февраля пишет заявление с просьбой об отставке "по состоянию здоровья" и ложится в ЦКБ. Но перед самым "заболеванием" Скуратов развязал руки своему заму Михаилу Катышеву сразу по нескольким громким делам. Во-первых, по расследованию обстоятельств, предшествовавших 17 августа, и роли главы Центробанка Сергея Дубинина в крушении пирамиды ГКО. Во-вторых, в отношении подконтрольных предприятий Березовского: "Сибнефти", "Аэрофлота" и охранного предприятия "Атолл". В результате активных действий Генпрокуратуры Совет Федерации на своем заседании от 17 февраля отказался утверждать отставку Скуратова — "ввиду сложности вопроса"... Второе слушание в СФ Вторую половину февраля "семья" провела в спорах и консультациях. Было принято решение — "сдавать" Березовского в обмен на молчание Скуратова по поводу деталей дела "Мабетекса" со товарищи... Смотрите, что было дальше. 4 марта Ельцин своим распоряжением снимает Березовского с поста исполнительного секретаря СНГ. Формулировка распоряжения звучит предельно жестко: "За регулярные действия, выходящие за рамки полномочий исполнительного секретаря СНГ и невыполнение поручения председателя Совета глав государств СНГ". Буквально через два дня "семья" организует утечку информации. В "Коммерсанте" выходит ма-аленькая такая заметка о том, что Дьяченко тяготится постоянными публикациями в СМИ о ее финансовой зависимости от БАБа. Но особенно напрягла "семью" информация о том, что "Атолл" прослушивал пейджеры и сотовые телефоны членов ближайшего окружения президента. 9 марта Скуратов возвращается в кресло Генпрокурора из ЦКБ. Сидеть бы ему в нем и поныне — но Скуратов почему-то не смог расшифровать пассы со стороны "семьи". Накануне второго рассмотрения вопроса о Генпрокуроре в Совете Федерации по прессе выбрасывается информация о "Мабетексе". На место Скуратова в ЦКБ отправляются Николай Бордюжа и управделами президента Павел Бородин. Трудно сказать, Скуратов ли тем самым "подписал" себе отставку или подсуетился кто-то еще? Но после засветки имени "Мабетекса" с Генпрокурором решено было более не церемониться. Видеокассета с голым прокурором пошла "гулять" по рукам. "В подобных оперативных разработках участвуют только три особо доверенных оперработника К.Козлова. Для них была приобретена суперсовременная оптоволоконная спецтехника, на которой, в частности, оборудована квартира по ул. Б.Полянка. Кроме того, оборудовалась дача Ю.Демина — главного военного прокурора и основного напарника Юрия Ильича Скуратова по "досугу". Они и попали под видеозапись 12-го отдела УКРО. Телеметрия с видео- и аудиокамер передавалась на антенны дома 12 (над "сороковым" магазином) по Лубянскому проезду. Однако запись некачественная, т.к. техника предназначена для оперативных, а не публицистических целей, а при передаче телеметрии на большие расстояния возникают значительные погрешности. Длительность кассеты более часа, запись откомпилирована, эпизоды с Ю.Деминым изъяты. Запись состоит из трех частей, кроме девиц, на одной — встреча с юными молодыми людьми. Возможно, эпизоды с Деминым всплывут при замене В.Путина — альтернативными кандидатурами всегда назывались Ю.Демин и Валерий Печенкин (начальник Департамента контрразведки, непосредственный начальник С.Беседы и также доверенное лицо Путина...)". Неким доказательством приведенного выше отрывка может служить то, что в благодарность за служебное рвение Путин подписал у Ельцина продление контракта Валерию Печенкину еще на год — несмотря на то, что этому чекисту уже исполнилось 60 лет. При этом целому ряду других генералов ФСБ (более 30 человек) контракт по возрасту не продлили... 17 марта на Совете Федерации Скуратов публично говорит о расследовании по делу "Мабетекс" и требует личной встречи с президентом. Сенаторы вновь голосуют против его отставки. А ночью с 17 на 18 марта ВГТРК демонстрирует "мощь органов Генпрокуратуры". Органы, извините, оказались половыми... Третье слушание в СФ По утверждению некоторых российских газет, приказ на демонстрацию кассеты отдавала лично Дьяченко. А всю черновую работу, по слухам, выполнял Березовский. Это он — через своего ставленника на ОРТ Бадри Патаркацишвили — снабдил копиями компромата все ведущие телеканалы страны. Однако добиться показа "сюжета" Кремлю удалось только на 2-м канале. Был момент, когда Березовский казался загнанным в угол. Санкция на его арест ждала лишь подписи заместителя Скуратова Михаила Катышева. Но до того, как кассета попала в руки Березовского, видеозапись профессионально легализовали — дабы не прослеживалась связь с "конторой". 22 февраля в "Новой газете" была организована "утечка дезинформации" — о том, что Скуратова якобы подставил его собственный зам Назир Хапсироков. Среди других организаторов видеосъемки назывались также братья Егиазаряны — Ашот и Сурен. Однако, как утверждают наши источники, легализация видеозаписи была организована через Национальный резервный банк. Во всяком случае, по данным Главной военной прокуратуры, охранное агентство "Конус", обеспечивающее безопасность НРБ, проходит одним из главных фигурантов в уголовном деле о вмешательстве в личную жизнь Юрия Скуратова. Среди причин, почему НРБ и его глава Александр Лебедев согласились на столь грязную работу, называются сразу две. Первая. Один из свидетелей по делу о вмешательстве в личную жизнь Ю.И.Скуратова показал, что Лебедев тоже бывал в "нехорошей квартире" на Большой Полянке. При этом форма его досуга не всегда соответствовала общепринятым традициям. На этом Лебедева вполне могли "зацепить" — заставив работать на "семью" поденщиком. Вторая. Не секрет, что у главы НРБ были очень натянутые отношения с Генеральной прокуратурой. Против банка возбуждено уголовное дело о хищении государственных средств в особо крупных размерах. Так что Лебедева можно было использовать и "втемную", подпихнув ему видеокассету — в порядке "помощи борьбы со Скуратовым"... Как бы там ни было, легализация пленки была проведена профессионально. Егиазаряну, по слухам, было предложено отъехать на время за рубеж и потерпеть до снятия Скуратова. После чего ему гарантировали реабилитацию в глазах общественности. Заговорил Ашот Егиазарян совсем недавно — и только после того, как Скуратов лично назвал Национальный резервный банк одним из главных организаторов шантажа... На следующий день после показа видеозаписи по телевидению Ельцин принял в ЦКБ Скуратова и Примакова. Генпрокурор ознакомил президента со сметой расходов по ремонту его кабинета в Кремле. Смета тянула на 730 млрд. рублей (весь Кремль отремонтировали за 1 триллион). А в качестве доказательства были приложены счета высокопоставленных чиновников, изъятые швейцарской прокуратурой во время обыска в офисе "Мабетекс" в Лугано. Дело в том, что швейцарское законодательство разрешает своим бизнесменам официально декларировать... взятки, которые потом выводятся из-под налогообложения. Но разрешены — только официальные взятки, с переводом денег на чей-то конкретный банковский счет. Официальные — т.е. подтвержденные документами. Вот эти-то документы, по данным "МК", и привезла Карла дель Понте Скуратову из Швейцарии. Говорят, Ельцина информация Скуратова буквально взбесила. Он публично отчитал Татьяну и приказал собрать комиссию Совета безопасности по изучению информации Скуратова и законности съемки "человека по имени Юра в обществе двух проституток"... Ситуация — аховая. Понимая, что секретарь Совета безопасности Николай Бордюжа вряд ли будет самозабвенно защищать честь "семьи", окружение Ельцина направляет все силы на его отставку. Находится и повод — неудачная операция по изгнанию Березовского из исполкома СНГ. 19 марта Ельцин — под хор недоуменных комментариев прессы — увольняет секретаря Совета безопасности. Своего масла в огонь подливает коммунист Виктор Илюхин. Он озвучивает информацию о том, что последний кредит МВФ в 4,8 млрд. долларов был разворован "семьей". В частности, Илюхин заявил, что 2,3 млрд. долларов были переправлены Сергеем Дубининым в австралийский Bank of Sydney, из них 235 миллионов "ушло" в компанию, на 25% принадлежащую Татьяне Дьяченко (позже в одном из интервью Скуратов прямо назовет Дубинина в числе шантажистов, причастных к видеокомпромату). Выступление Илюхина оказалось... лишним. Оно только ускорило назначение на Совет безопасности верного "семье" чекиста Путина. После этого расследование комиссии СБ пошло почему-то не по пути выяснения обстоятельств съемки, а в сторону доказательств ее подлинности. 2 апреля зампрокурора Москвы Росинский возбудил уголовное дело против Юрия Скуратова. Это дало Ельцину формальный повод "временно" отстранить того от должности. Выдача 6 апреля Генпрокуратурой санкции на арест Березовского стала последним актом отчаяния Скуратова — и последней уступкой "семьи". Дальнейшие события напоминали маневры перед решающей схваткой, которая закончилась третьим голосованием СФ против отставки Юрия Скуратова. Четвертое слушание в СФ Сразу вслед за третьим голосованием в СФ из администрации был организован целенаправленный выброс информации о возможной "посадке" Скуратова, отставке правительства и разгоне Госдумы. О Генпрокуроре сразу забыли. И только Путин публично поддержал отстранение Скуратова от должности. "Семье" вообще стоило бы постараться избежать четвертого слушания дела Скуратова. Ситуация устаканилась, и ее можно было сохранять в подвешенном состоянии, как это было после отставки Казанника и назначения и.о. Генпрокурора Ильюшенко. Попытка любой ценой дожать ситуацию со Скуратовым чревата прилюдным выворачиванием "чемоданов с дерьмом". Практически ни у кого нет сомнений, что Юрий Ильич этот финт в итоге проделает. Он просто вынужден будет это сделать. Сегодня это главная, если не единственная (не считая разгона Госдумы), возможность дестабилизировать ситуацию в стране. А больше всего в такой дестабилизации заинтересована "семья", чьи шансы на сохранение власти при выборах в спокойной обстановке равны нулю. Один раз президентское окружение уже использовало ситуацию со Скуратовым — для разогрева "папы" перед отставкой правительства Евгения Примакова. Кто им мешает еще раз воспользоваться той же картой? Да никто. К сожалению, власть в этой стране принято удерживать любой ценой. Нет, правильнее так — ЛЮБОЙ...




Партнеры