Борис ГРОМОВ: “ЮГОСЛАВСКИЙ КОТЕЛ БУДЕТ КИПЕТЬ ЕЩЕ 7-8 ЛЕТ”

17 июня 1999 в 00:00, просмотров: 166

Сегодняшнюю ситуацию на Балканах считает своим долгом комментировать кто угодно: от политиков до студентов, что пару месяцев назад яростно закидывали чернильницами посольство США. Выстраиваются сценарии, многие из которых явно бредовы. Жириновский, например, с пеной у рта доказывает, что российских миротворцев в Косове должно быть несколько тысяч, и никак не меньше. А уж обсуждение проблемы воздушного коридора для наших и вовсе напоминает истерику. Нетрудно догадаться, что наиболее безбашенная часть "экспертов по Югославии" запросто хоть сейчас может накупить чернил и яиц и сделать с венгерским посольством то же самое, что уже сделали с американским. Как водится, истинные спецы не торопятся сказать свое веское слово. Однако "МК" удалось разговорить, пожалуй, одного из главных российских экспертов по "горячим точкам", депутата Госдумы и лидера движения "Боевое братство" Бориса Громова. Для тех, кто забыл, напомним — именно он, знаменитый командующий 40-й армией, десять лет назад выводил наши соединения из пылающего Афганистана... Какие чувства вы испытали, когда наши десантники оказались в Косове и стало ли это для вас неожиданностью? — Честно говоря, я ожидал, что это произойдет значительно раньше. Кроме чувства удовлетворения, я ничего не испытал. Может быть, впервые за долгие годы было принято нормальное решение, и оно было очень хорошо и четко исполнено. По-моему, оно тем более удачно, что НАТО с самого начала практически полностью игнорировала Россию. Но дело и не только в этом: Россия и русские не должны терять своих друзей, которые живут на Балканах. Если немного коснуться истории, взять Балканы и страны, к ним прилегающие, то вспоминается, в частности, Венгрия 1956 года. И не случайно сегодня именно венгры напрочь отказываются предоставлять нам воздушный коридор. Не случайно Венгрия стремится скорее стать полноправным членом НАТО... — Как вы думаете, может ли Россия, которой приходится выпрашивать у иностранцев кредиты, позволять себе такие вот "укусы" в адрес НАТО? — Я не рассматриваю это как "укус" в чей-то адрес. Россия поступила исходя из того, что у нее есть свои интересы на Балканах и их надо защищать. Взаимоотношения с Северо-Атлантическим альянсом обострились отнюдь не с начала ракетно-бомбовых ударов по Югославии, а значительно раньше — с тех пор, когда НАТО приняла решение расширяться на восток... Россия, кстати, должна брать пример и с США, и вообще с блока НАТО в том, как следует защищать свои интересы — чего бы это ни стоило — в любой точке земного шара. — Если бы вам пришлось командовать такой операцией, как бы вы ее построили? По-вашему, какую роль должны выполнять российские миротворцы-десантники в Косове и какую зону контролировать? — То, что они сразу заняли центральную зону и взяли единственный аэропорт, совершенно правильно. Если наш контингент будет там расширяться — а я думаю, что это должно произойти, — он должен увеличиваться только в том случае, если мы будем иметь свою зону на севере, то есть там, где живут сербы. В других ситуациях, на мой взгляд, вообще нет смысла держать там свой контингент. Я имею в виду те районы, где живут мусульмане. В этом случае наши могут оказаться заложниками. Для России от этого никакой выгоды не будет. — Какова должна быть численность нашего контингента? Некоторые политики сегодня всерьез говорят о 5—7 тысячах человек... — Я не могу сейчас назвать цифру. Если бы речь шла о выполнении боевых задач, то можно было бы примерно сказать, сколько надо иметь там людей. В зависимости от того, кто с противоположной стороны. Если это албанская армия освобождения Косова и если в ней, к примеру, 10 тысяч бойцов, значит, наш контингент должен быть в два раза больше. Здесь же — миротворческие дела. Так что все зависит в первую очередь от денег и размера территории... — Наши две сотни десантников испытывают проблемы с продовольствием. Как их решать? — Я думаю, что это не очень большая проблема. Она, вне всякого сомнения, будет решена, в конечном счете наша база в Боснии и Герцеговине недалеко, примерно в пятистах километрах. Если у нас не будет воздушного коридора, можно и оттуда доставлять продовольствие. Во-вторых, есть сербы, которые не оставят наших в беде. Ну и, в-третьих, это же не прямое противостояние наших десантников и, скажем, англичан, что находятся в том же районе. Я уверен, если что, нашим помогут... — Не успели наши там оказаться, как против них начались провокации. Должны ли миротворцы отвечать огнем или вести себя как-то иначе? — Все зависит от каждого конкретного случая, на месте надо смотреть — что за обстрелы, откуда, интенсивные или нет... Если обстрел массированный, то, без сомнения, надо отвечать. Потом надо посмотреть, откуда стреляют. Если из населенного пункта, то следует трижды подумать — отвечать или нет, потому что могут погибнуть и мирные люди. А провокаторы, собственно, для этого и ведут обстрелы. — Должны ли русские миротворцы разоружать формирования наподобие армии освобождения Косова? — Насколько я понимаю, наши с ними не должны ничего делать. Потому что натовцы сейчас под эгидой ООН распределили задачи, и, скажем, за центральной частью Косова следят англичане. Но, как я понимаю, для НАТО АОК не является каким-то секретным соединением, они все про это формирование знают — где они, сколько их, как вооружены и т.д. Натовцы будут определять для них пункты, куда боевики должны приходить и сдавать оружие. А российские десантники, мне кажется, не должны касаться проблемы разоружения косовской армии освобождения, поскольку ни к чему хорошему это не приведет. — Если российские силы уйдут из Косова, то как, при присутствии там частей НАТО, будет развиваться ситуация для сербов и албанцев? — Начнем с того, что конфликт удастся погасить отнюдь не завтра. Западные специалисты утверждают, что он продлится минимум два года, я же уверен, что все растянется на семь-восемь лет, не меньше. Поскольку, если вспомнить ту же Боснию, где было значительно тише, там уже пятый год находятся миротворческие войска. Сейчас все более сложно... Наши оттуда не уйдут, не для этого они туда заходили. Если уж пришли, то надо оставаться. Потом, мне кажется, что сербы не скоро вернутся в Косово. Для того чтобы у людей стерлись из памяти кровавые события, нужно немало времени. — Оцените, пожалуйста, как специалист действия НАТО в югославском конфликте в целом. Ведь сейчас мы наблюдаем на Балканах новый тип войн, которые, не исключено, будут продолжаться и в XXI веке... — Я считаю, что НАТО не достигла своих целей ни по одному пункту. Задачи, которые они перед собой ставили, начиная от бомбардировок и ракетных ударов, не решены. Милошевич остался, система управления вооруженными силами Югославии не нарушена, система ПВО цела и функционирует, косовских албанцев защитить не удалось. Скорее, наоборот, — произошел их полный исход из края. Эта операция была образцовой разве что со знаком минус. История и практика военного искусства показывает, что одними лишь воздушными ударами результата достигнуть невозможно. Чем больше масштаб такой акции, тем меньше эффективность бомбежек. — Была ли, на ваш взгляд, неизбежна "сдача" края Косово Милошевичем? Мог ли он продержаться дольше и при каких условиях? И почему он не дождался начала наземной операции НАТО? — Вообще альянс поступил в корне неправильно, начав с воздушной части операции, с ракетных ударов. Мне казалось, что они начнут именно с наземной операции. Причем не боевой операции. Именно договорившись с Милошевичем и другими, ввести туда пусть войска НАТО, но под эгидой ООН... Все было бы совершенно по-другому. Сегодня же, не достигнув положительного результата в воздухе, они все равно вынуждены ввести войска... По международным стандартам Милошевич край не сдал. Косово есть и будет в составе Югославии. Относясь с огромным уважением к сербам, югославам, албанцам, что жили в этой стране, я могу сказать, что с таким же уважением нельзя относиться к самому Милошевичу. Он виноват и в том, что начала разваливаться Югославия, и в том, что творилось в Боснии и Герцеговине. Наконец, лично он виновен в том, что случилось в Косове. Ведь это была его инициатива, когда были урезаны права края, с этого-то все и началось! — Получила ли Россия какие-то политические дивиденды от участия в переговорах по балканской проблеме? И как вы можете оценить действия Черномырдина? — Честно говоря, я не понимаю смысла назначения Виктора Степановича спецпредставителем по Югославии. У нас же есть Министерство иностранных дел, специалисты, что все время занимались балканской проблемой. Все равно же Черномырдин опирался на этих людей, брал их к себе в делегацию. Во-вторых, мне кажется, что он не имел нравственного права заниматься этими делами. Так как то, что в свое время творилось в Чечне, проходило не без личного участия Черномырдина. То есть у себя в стране занимался такими делами, а тут он — миротворец. Эффективность его деятельности как спецпредставителя я тоже не могу оценить положительно. Самое главное было — немедленно прекратить бомбардировки. А этого как раз и не произошло. На мой взгляд, мы не получили ощутимых дивидендов от этих переговоров. Хотя в данном случае я положительно оцениваю роль МИДа и лично Игоря Иванова. Он провел жесткую линию на переговорах, особенно с американцами. Если бы Иванов и его дипломаты начали бы как-то смягчать свою позицию, я думаю, было бы еще хуже. За многие годы, пожалуй, впервые человек, возглавляющий наше внешнеполитическое ведомство, повел себя так принципиально и жестко. — Возможен ли в будущем "югославский вариант" развития событий в отношении России и НАТО — то есть наведение порядка американскими методами, но уже на нашей территории? Или ядерный щит — наша надежная гарантия от этого? — Мне кажется, что это маловероятно по двум причинам. Силой вообще никогда ничего не решишь, и в данном случае очередной пример, югославский, лишний раз это подтвердил. Вторая же причина заключается в том, о чем вы говорите, — все-таки Россия, пусть на меня не обижаются другие страны, это не Бразилия, не Аргентина и даже не Югославия... Народ будет ходить без штанов, но не допустит, чтобы у него кто-то наводил порядок. Но если они все же позволят себе нечто подобное, то, думается, они сами этого не выдержат. Они же не привыкли к настоящей войне, к потерям. Кстати, НАТО за эти дни уже больше десятка человек потеряла. И погибли они не из-за того, что случились какие-то стычки или обстрелы. Они стали жертвами несоблюдения мер безопасности: кто-то неправильно обращался с оружием, кого-то задавила машина... Они не привыкли к ситуациям, когда приходится нести большие потери. А наша страна, наша армия в этом плане всегда была проверена на сто процентов. — Каков будет, по вашему мнению, дальнейший сценарий развития событий в Югославии? — Сценарий и прост, и сложен одновременно. Для того чтобы все там успокоить, нужно только время. Так же, как и в любой другой горячей точке, скажем, на территории бывшего СССР. Сложность в том, что постоянно то сербы, то албанцы, покинувшие Косово, будут конфликтовать друг с другом. И на этом фоне балканский котел будет постоянно кипеть. Это — надолго... Беседовал Владимир НОВИКОВ.



Партнеры