СЛОВО “ОТЕЧЕСТВО” ХУЖЕ МАТЕРНОГО

19 июня 1999 в 00:00, просмотров: 487

Всю неделю Кремль только и делал, что прилюдно демонстрировал свою любовь к Лужкову. Но одно дело — дружеские объятия перед объективами телекамер и совсем другое — истинные чувства, которые питают к столичному градоначальнику в коридорах власти... 17 и 18 июня депутат и певец Иосиф Кобзон должен был записывать две новые песни для программы "Песня года", выходящей на ОРТ. Как положено, заранее отправил на телевидение фонограммы и стал ждать приглашения на съемки. Ждать пришлось недолго. Жарким летним утром Кобзону позвонила Алла Дмитриева — редактор программы — и извиняющимся тоном попросила "немного подкорректировать репертуар". "В каком смысле?" — опешил Кобзон. "Ну, вы понимаете, Иосиф Давыдович, — пустилась в объяснения Алла Дмитриева, — вторая предложенная вами песня "Возродись, Отечество!", по мнению дирекции, вызывает ненужные ассоциации. Ну зачем мы будем рекламировать "Отечество" и Лужкова?" Сначала Кобзон подумал, что над ним шутят. Или на худой конец издеваются. Но не тут-то было. Музыкальная дирекция ОРТ стояла на своем: или меняйте песню, или пойте одну — "Сезон дождей". Очень славная песенка и как раз под настроение изнывающих от жары россиян! До вчерашнего дня Кобзон надеялся, что хотя бы с приездом Шабдурасулова эту странную историю удастся замять. Однако Шабдурасулов и не подумал извиняться. Песню "Возродись, Отечество!" (музыка Игоря Демарина, слова Николая Зиновьева) на ОРТ запретили. — Они предложили мне позвонить Березовскому. Мол, только в его власти решить этот вопрос, — сказал Кобзон в интервью "МК". — Да, я хорошо знаю Бориса Абрамовича, но, убей бог, унижаться ни перед кем не стану. Почему какой-то Шабдурасулов должен указывать, что мне петь, а что мне не петь? Это же беспредел! В России что, снова появилась цензура? При советской власти у каждого певца был специальный творческий паспорт, в который заносились песни, разрешенные к исполнению худсоветом. Так вот: даже тогда мне доверяли и никакого творческого паспорта у меня не было. А теперь, выходит, я должен просить, чтобы мне разрешили спеть про мое Отечество, про мою Родину? Я, между прочим, мечтаю, чтобы "Возродись, Отечество!" стала гимном России. Даже если забыть про очевидную маразматичность ситуации, выходит, что на ОРТ зря перестраховались. Песня как песня, и, если бы не припев, никто бы на нее внимания не обратил. Из чего следует: слово "отечество" — хуже матерного. И скоро, по всей видимости, будет изыматься из учебников, стихов Пушкина, статей и т.д, и т.п. Может, и молитву "Отче наш" запретят. Чтоб не вызывала ненужных ассоциаций: Какой еще "отче"? Лужков, что ли?



Партнеры