ВСЯ В РОМАНАХ

30 июня 1999 в 00:00, просмотров: 172

Фильм "Тоталитарный роман" выдвигался в этом году на "Нику" аж по четырем номинациям. И одной из претенденток на лучшую женскую роль стала Галина Бокашевская — актриса до сих пор мало кому известная. К этому успеху Галя шла очень долго. Прошла и массовки, и групповки, и эпизоды (без слов, затем со словами), и роли второго плана. Она играла Маруську Хворостьянову в "Джеке Восьмеркине — американце", служанку в доме городничего в "Очах черных", соседку в "Случайном вальсе" — и, будучи из Питера, на собственной судьбе поняла, что "Москва слезам не верит". В юности Галя шепелявила и свистела, но актрисой быть очень хотелось. Поэтому она мужественно повыдергивала мешающие красивой речи зубы и долго носила шину. Четыре года подряд пыталась поступать в театральное, но безуспешно. Москва Галину не принимала: "Москва меня приняла, только когда я была уже на белом коне..." Галя закончила ЛГИТМИК и сейчас работает в Питерском молодежном театре на Фонтанке. Никакие неудачи не в состоянии сломить ее твердый дух. "Я, — говорит Галя, — дитя системы". Выражается это в невероятном патриотизме и целеустремленности. Еще будучи членом пионерской организации, она была лучшей ее представительницей — лучшей не только в классе, в школе, но и в городе. Поэтому папа в комсомол ее не пустил. И правильно сделал. Иначе сейчас мы были бы лишены удовольствия наблюдать за ее актерской игрой: Галя давно уже сидела бы в Белом доме. Спокойно жить она, похоже, просто не умеет. Как только что-то случается, Галина непременно должна быть в первых рядах, помогать, создавать... Еще работая в Ленинградском театре миниатюр, она первая рванула в Чернобыль на гастроли. Сейчас создала детский фонд, чтобы дети со всей России из малообеспеченных семей могли приезжать в Санкт-Петербург и повышать свой культурный уровень. В конечном итоге Галя хочет создать этакое бойскаутское движение — как бывшее пионерское, только на этот раз без политики. Еще ребенком Галя снялась в картине Игоря Масленникова "Сентиментальный роман". То есть пристрастие к этим самым сентиментальным, тоталитарным и другим романам у нее наблюдалось с детства. Даже сына своего Галя назвала Романом. Сейчас Роман учится в музыкальной школе на театральном отделении. Мечтает стать режиссером, потому что с пеленок мама брала его на репетиции в театр. Возможности завести няню у Гали не было, и она говорила сыну: "Рома, смотри на мир моими глазами". Рома видел все, что видела она. У них общие ценности и взгляды на жизнь. И теперь Рома, совсем как у Маршака, "следит за упрямой, рассеянной мамой лучше, чем мама за ним". "У меня бывает ощущение, — говорит Галя, — что это я у него в дочках, а не он у меня в сыновьях". В жизни Гале очень помогают родители. (С мужем Валерием Коваленко, тоже драматическим актером, она развелась.) Папа у нее из дворян, а мама — из кулаков: "Эти две крови во мне все время сопротивляются..." "Галя, — всегда говорила мама, — служанок у нас с 17-го года нет". Но это вовсе не привило Гале любви к хозяйству. Готовить и убираться она не любит. И все делает исключительно по вдохновению. Например, на днях в полчетвертого ночи решила помыть окна: "Мне захотелось проснуться от яркого солнца". Галины приступы вдохновения почти всегда окрашены творчеством. Например, готовясь к своему дню рождения, она решила все сделать в греческом стиле. Приготовила для гостей стопочку простыней и заставляла всех обматывать их поверх вечерних нарядов. Затем заводила каждого в ванную, где горячий пар создавал полную иллюзию греческой термальной бани. Руки гости смачивали в коньяке. Причем руки у мужчин предательски дрожали, когда Галя подносила им хрустальную бадью. Затем приглашенным в волосы втыкалась веточка петрушки, что символизировало сексуальность. А потом все возлежали на пуфиках, ели греческие лепешки и рассказывали что-нибудь греческое. "Я люблю сильных людей, — говорит актриса. — Господь дал нам эту жизнь не для того, чтобы мы жаловались и сетовали на нее. Мы должны бороться и никогда не испытывать чувства безысходности". Галина жажда жизни и вера в успех просто не могли остаться незамеченными. И в конце концов помогли ей добиться признания. После "Тоталитарного романа" последовали приглашения в картину "Звездочка моя ясная" Сергея Микаэляна, эстонского режиссера Арво Ихо по роману Батурина "Сердце медведицы". Через несколько недель она уже приступит к съемкам. И уверена, что в новых ролях никак не повторит ту, что заслужила номинацию на "Нику". Марлен Хуциев как-то сказал ей: "Галочка, мне кажется, что вы знаете, что такое счастье. Поделитесь". Она готова поделиться: "Я думаю, счастье — это сами люди. Оно — в их сердечности, открытости, доброте. В друзьях, общении..." Н.Ж.



Партнеры