ГОРЯЩЕЕ ЛЕТО 99-ГО

6 июля 1999 в 00:00, просмотров: 225

В этом году Егорьевский район Подмосковья вырвался вперед по части пожаров, обставив всех соседей: Луховицкий, Ногинский, Павлово-Посадский. Леса без пожаров не растут — это понятно даже рафинированным горожанам. Но стихия, разыгравшаяся в этом году, — настоящее ЧП областного масштаба. Корреспонденты "МК" побывали в самом "горящем" районе. О том, что мы подъезжаем к пожароопасным местам, напоминали таблички вдоль трассы: "Берегись пожара!", "Костер — враг леса" и т.п. Не хватало, пожалуй, лишь одной: "No smoking!". Как утверждают пожарные, причиной многих возгораний служит именно банальный окурок: — Сейчас такие сигареты пошли: бросишь, а она еще долго тлеет. Даже в семьдесят втором году было лучше. Тогда "Беломор" курили. Только папироску ото рта оторвешь — она уже и погасла... Впрочем, в 1972-м, когда по Подмосковью прошлись страшные верховые пожары, другим было не только курево, все было иначе. Не было бесхозных торфяных полей, протянувшихся на десятки гектаров: торфоперерабатывающие предприятия тогда процветали. А дачи для большинства москвичей были непозволительной роскошью. Когда же пришло время "дачного бума", кто-то из власть предержащих додумался раздавать участки прямо на опустевших торфяниках. Сейчас эти садоводческие товарищества вокруг города с красивыми названиями — "Жасмин", "Мелисса", "Заря" — главная головная боль местных пожарных. Однако сам Егорьевск меньше всего похож на место, вокруг которого бушует огненная стихия. — Если бы вы приехали к нам в 1972 году, часов в восемь утра, получили бы массу впечатлений. Весь город окутан пеленой дыма, дышать было тяжело, — такими словами встретил нас Эдуард Пустошкин, директор егорьевского лесхоза. — Пожары, как сейчас помню, начались 12 июля, и вплоть до 28 августа не было дождей. А у нас одна машина на все лесничество. Это уже потом нам стали дополнительно машины давать. Огонь тогда подчистую уничтожил несколько лесничеств. У лесничих есть своя версия насчет тех событий. В начале шестидесятых земли Егорьевского и соседних районов активно осваивались мелиораторами. Никита Сергеевич провозгласил кукурузу царицей полей, и егорьевские угодья стали приспосабливать под плодородные почвы. Осушали болота, поворачивали вспять местные речки. К семидесятым годам сельскохозяйственный угар прошел, и о кукурузе все забыли, но дело уже было сделано. Уровень грунтовых вод стараниями мелиораторов резко упал, болота высохли. Зато торфяные поля, находящиеся в опасном соседстве, никуда не исчезли. Как рассказывают пожарные, в 1972 году пожар пришел как раз с рязановских торфяников. В этом году эпицентр пожаров снова пришелся на торфянистую местность около Алферова и Рязановки. До Егорьевска отсюда около 50 километров. — Берегитесь змей, — предупредил нас Виктор, связист из егорьевской администрации, вызвавшийся сопровождать нас к эпицентру бедствия. — Их тут полным-полно. И что интересно, после 1972-го они на какое-то время исчезли. Но через четыре года район снова кишмя кишел пресмыкающимися. Как говорят местные жители, животные не хуже людей знают, как уберечься от огненной стихии. Все, почуяв беду, бегут из леса. В семьдесят втором успела вовремя эмигрировать вся крупная живность — лоси, кабаны, волки. Те, кто помельче и помедлительнее, погибли. Но тогда по области гуляли верховые пожары, при которых стоит страшный гул. Сейчас пожары низовые, в основном горит торф. Его тушение, как мы убедились, дело крайне изматывающее. В представлении горожан пожар — это непременно гигантский костер. Возле Рязановки мы не увидели ни одного полыхающего языка пламени. Тем не менее картина возле очага возгорания жуткая. На огромном участке дымится черная земля. Дымится так, что пожарных с брандспойтами почти не видно. За завесой дыма угадывалось кладбище поваленных деревьев. Корни начисто выжег торф, кроны же остались целыми. — Здесь самое место для съемок чего-нибудь по Стругацким, — оценил пейзаж глазом профессионала фотограф. Пожарные не вылезают из этого пекла круглые сутки. Со стороны их работа выглядит сизифовым трудом: землю беспрестанно поливают водой, и она практически сразу задымляется вновь. Перерывы делаются лишь для приема пищи. Обед — дело святое. Кормят пожарных в обшарпанном рязановском кафе "Полет". В день приезда корреспондентов "МК" пожарных потчевали щами (без мяса), гречневой кашей с сосиской и куриной ножкой. Добавки просили мало — в такую жару есть не очень хочется. Собственно, бесплатная кормежка — это все, чем поощряют пожарных за экстремальный труд. Как рассказал нам начальник ОГПС Егорьевского района Владимир Шевельков, средняя зарплата у его сотрудников — 400 рублей. У лесников и того меньше — около двухсот. — А местных жителей себе в помощники привлекаете? — спрашиваю пожарного босса. — Пока такой необходимости нет. Да они и сами знают, как защищаться. Знаете дедовский метод? Берешь зеленый веник и начинаешь гнать огонь туда, откуда он пришел. Очень эффективно. А бывалые лесники и саперскими лопатами прекрасно тушат огонь. Эти методы двадцать семь лет назад опробовало практически все взрослое население Рязановки и окрестных сел. С огнем сражались почти до 12 ночи. В основном лопатами и ведрами с песком: воды почти не было. Огонь подступал с двух сторон, из поселка на 50 автобусах вывезли детей и стариков. Оставшиеся были практически отрезаны от мира, но свои дома никто бросать не стал. Неудивительно, что рязановцы, прошедшие через такое пекло, нынешнее положение переносят со стоическим спокойствием. Никто и не думает паниковать и мигрировать к родственникам. — Сегодня мы ждем колонну машин из Москвы. А вообще, если ситуация не изменится к лучшему, без помощи нам не обойтись. Как долго будут гореть леса Подмосковья, сегодня сказать не может никто. Как и неизвестно, что в конце концов остановит огненную стихию. Даже долгожданный дождь, если только он не окажется затяжным, может принести вред: от резкого перепада температур огонь может разгореться еще сильнее. С 9 мая в Егорьевском районе было зафиксировано 62 лесных пожара. На вчерашний день на нелесных землях полыхало 39 пожаров. В минувшие выходные очаги огня были обнаружены в непосредственной близости от 9 садоводческих товариществ. Всего же в Подмосковье с начала "горячей поры" зафиксировано 704 пожара. Активность огня все-таки намного ниже, чем 27 лет назад. И это хоть как-то успокаивает.



Партнеры