МИНИСТР "21 ВЕКА"

7 июля 1999 в 00:00, просмотров: 496

25 мая 1999 года Виктора Калюжного назначили министром топлива и энергетики России. Представили коллективу. Как именно звучало это представление, нам неизвестно, но вряд ли оно отличалось особой оригинальностью. Что-то типа: "Профессионал, всю жизнь в нефтяной отрасли, честный и по-настоящему порядочный человек. Пользуется авторитетом в коллективе, политически грамотен, способный организатор, активно участвует в общественной жизни". (Это, кстати, цитата из служебной характеристики, выданной при назначении Калюжного секретарем парткома "Стрежевойнефти". — Ред.) Но если бы честь представлять нового главу Минтопэнерго выпала "МК", мы бы начали свое представление несколько иначе: "Профессионал, хитер и необычайно изворотлив. Упоминается в справках Интерпола по организованной международной преступности. Фигурирует сразу в нескольких уголовных делах, связанных с убийствами". А закончили бы словами: "Удивительно: с таким счастьем — и на свободе". Итак, начнем... Вьетнамский опыт Говорят, что на пост министра топлива и энергетики России Калюжного лоббировали глава "ЛукОЙЛа" Вагит Алекперов и "семейный казначей" Роман Абрамович. Утверждение это вполне логичное. И Алекперов, и Абрамович засветились в контрабандных поставках нефти Восточной нефтяной компании (ВНК), первым вице-президентом которой в свое время был Виктор Калюжный. Но на самом деле карьерный взлет будущего главы Минтопэнерго начался чуть ранее, во время одной заграничной командировки. С 1990 по 1993 год Калюжный работал начальником нефтегазодобывающего управления советско-вьетнамского СП "Вьетсовпетро". В конце 80-х—начале 90-х годов это СП попало в разработку ханойской резидентуры КГБ СССР. По предварительным данным, в ней вскрылись хищения нефти в особо крупных размерах. Добываемое на вьетнамском шельфе топливо закачивали в танкеры под завязку, а в документах значился недогруз. Та история, превратись она в уголовное дело, могла стать очень громкой. Ее предполагаемые фигуранты тянули на "вышку" (среди них, говорят, был даже сам Черномырдин). Но до "дела" так и не дошло. Улаживал неувязку, по слухам, известный международный авантюрист Йохан Дойс — на личной встрече с Михаилом Горбачевым. Насколько эти слухи верны, неизвестно. Зато известно, что впоследствии все тот же Дойс — наряду с "ЛукОЙЛом" — получил долю в Каспийском трубопроводном консорциуме, что многие расценили как "благодарность" за улаживание конфликта вокруг "Вьетсовпетро". Позже Йохан Дойс продал свою долю в КТК России за 60 млн. долларов... После возвращения из Вьетнама Виктор Калюжный стал первым замом гендиректора ОАО "Томскнефть". А после создания на базе "Томскнефти" Восточной нефтяной компании — ее первым вице-президентом по коммерческой деятельности. Вьетнамский опыт, видимо, не прошел для Калюжного бесследно. Одним из первых его дел на новом месте стал договор т.н. факторинга с АОЗТ "Объединение 21 век". Смысл документа в том, что "Объединение 21 век" за вознаграждение всего в 10 процентов оплачивало все поставки сырья "Томскнефти" на нефтеперерабатывающие заводы с последующим взиманием платы с получателей ТОПЛИВА. Факторинг является международной практикой. Но на деле "Объединение 21 век" было простым посредником в получении денег. По письменной просьбе Калюжного все получатели томской нефти переводили деньги не напрямую в АО "Томскнефть", а в адрес "Объединения". Деньги эти, прежде чем поступить на счет нефтедобывающего предприятия, прокручивались через "Банк Развитие 21 век". Мало того что "Объединение 21 век" наваривалось на деньгах "Томскнефти" (только за 1993 год по средним банковским ставкам сумма навара составила более 5 млн. долларов. — Ред.), так оно еще за это и вознаграждение получало. На одном из таких счетов ценой около 4,5 млрд. рублей (более 4 млн. долларов. — Ред.) главный бухгалтер АО "Томскнефть" Егорова собственноручно написала: "...это просто пиз...ц какой-то..." В начале 1994 года Егорову уволили. И правильно сделали. Главный бухгалтер, который не знает, что такое "крыша", в России считается профнепригодным. Если помните, в 1993 году шел один из самых сильных кризисов неплатежей. И одно дело не платить какой-то там "Томскнефти", а совсем другое — "Объединению 21 век", которое является родственной структурой "Ассоциации 21 век", созданной Отари Квантришвили. Так что резолюцию Егоровой на счете "Томскнефти" можно смело записать в ее трудовую книжку... Хозяйственный опыт Заручившись столь серьезным коммерческим партнером, Виктор Калюжный развернул активную торговую деятельность. Мы приведем лишь несколько примеров, процитировав материалы из Контрольно-ревизионного управления ВНК. ...В течение 1993/94 года российское внешнеторговое предприятие "Юграимпекс" было основным экспортером томской нефти (более 1 млн. тонн, треть всего экспорта). И только прямые потери "Томскнефти" от продажи нефти за рубеж в этот период, по данным КРУ, составили около 4 млн. долларов. Схемы увода денег из "Томскнефти" были самые различные: задержка экспортной выручки на счетах коммерческих банков и ее прокрутка; завышение в 2—3 раза скидок на поставки нефти; завышение расходов фирм-посредников и т.д. Но одну схему стоит описать подробней: это своего рода ноу-хау коммерческого директора ВНК. 3 сентября 1993 года Калюжный подписал с оффшорной фирмой "Даунхертс" дополнительное соглашение на поставку 100 тыс. тонн нефти. Согласно этому соглашению, "Томскнефть" в случае непоступления товара до 15 сентября платила неустойку в размере 5% от суммы контракта, а после 20 сентября — 10%. Естественно, в сентябре нефть не была поставлена, и "Томскнефть" заплатила штраф 947,8 тыс. долларов. Как значится в материалах КРУ, соглашение содержало заведомо невыполнимые условия, так как за 17 дней (с 3 по 20 сентября. — Ред.) оформление данной сделки невозможно. Вывод комиссии: "...данная экспортная операция являлась формой скрытого вывода средств ОАО "ТН" на оффшорную структуру". Здесь следует отметить, что нефтью ВНК торговала только через дочерние структуры или оффшоры, руководимые бывшими подчиненными Калюжного. Мы привели пример начала деятельности Калюжного на коммерческой ниве и всего за один год. А ведь были еще сделки "Нефть в обмен на оборудование" с занижением цены на нефть и завышением — на оборудование. Назовем несколько "взаимовыгодных" контрактов. Ирландская фирма "Сандхейтс" заключила 19 контрактов с ОАО "ТН" на 13,2 млн. долларов. В результате отгрузки только 401,2 тыс. тонн нефти по ценам ниже рыночных упущенная выгода ОАО "ТН" составила 4,2 млн. долларов. Всего один контракт с ЗАО "Торговое сотрудничество" принес ОАО "ТН" убыток в 5 млн. долларов. Договор о консультациях с ЗАО "Стратегический анализ и консалтинг", подписанный Калюжным, обошелся ОАО "ТН", превратившемуся к тому моменту в Восточную нефтяную компанию, в 1782,5 тыс. долларов. При этом в качестве аналитических материалов ЗАО "САК" предоставляло ВНК обзоры российской прессы. Договор с фирмой "IMAG" обошелся ВНК в 4,5 млн. долларов. Результатом договора стал разработанный "IMAG" план преобразования ВНК, который был дружно отвергнут по причине его неконкретности. Однако деньги были заплачены сполна. Список "удачных" коммерческих сделок Калюжного можно продолжать до бесконечности. Но хочется замолвить слово в защиту главного коммерсанта томских нефтяников. В своих заботах о простых тружениках Калюжный ни перед чем не останавливался. Так, в 1996 году для нефтяников было закуплено 15 тысяч финских рукавиц. По 11 долларов за пару. С учетом комиссии для посредников рукавицы обошлись в 202 тыс. долларов. В том же году в обмен на нефть было закуплено 120 тонн мороженой сливы и алычи. За три года на варку компотов для рабочих столовых ушло всего 60 тонн, так что хватит еще на три года. А на закупке трудовых книжек (4 тыс. штук) томские нефтяники потеряли 200 тыс. долларов. Зато теперь, по подсчетам инспекторов КРУ, трудовых книжек и вкладышей хватит на 40 лет вперед... В общем, мы не покривим душой, если скажем, что прежде, чем стать министром, Виктор Калюжный приобрел большой хозяйственный опыт. Криминальный опыт 20 июля 1995 года на территории правительственного дома отдыха "Снегири" был зверски убит президент банка "Югорский" Олег Кантор. По свидетельству оперативников, на Канторе не было живого места — его буквально выпотрошили разделочным ножом, — а его охранника добили выстрелом в спину. Удивительно, но охрана правительственного санатория при этом ничего не слышала. Сразу после убийства банкира в прессе высказывалось множество версий. Все они в основном связывались с "алюминиевыми" войнами. Но одна деталь осталась незамеченной. Банк "Югорский" был акционером уже упоминавшегося выше спецэкспортера томской нефти — "Юграимпекс". А, как отмечается в материалах проверки ВНК, выручка от экспорта, прежде чем поступить в "Томскнефть", по полгода крутилась в "Югорском". "Югорский" был также в числе акционеров АОЗТ "Норд-Вест", которое в свою очередь выступило вместе с ВНК и ОАО "Томскнефть" учредителем ЗАО "ТНВ". "ТНВ" после убийства Кантора стало основным спецэкспортером нефти Восточной нефтяной компании. Директор ЗАО "ТНВ" Александр Берлянд был убит в октябре прошлого года. На еще одного учредителя "ТНВ", главу фирмы "Эпик" Рыбина, было совершено два покушения подряд. Убиты были также Олег Бубнов и Атлан Натаев, прикоснувшиеся в свое время к томской нефти. Остается только добавить, что "Юграимпекс", "Норд-Вест" и ЗАО "ТНВ" зарегистрированы по одному и тому же адресу: Москва, ул. Талалихина, д. 24. Как следует из справки ГУВД Москвы по расследованию убийства Берлянда, в 1997 году ЗАО "ТНВ" заключило три контракта на поставку 130 тонн томской нефти. Все три контракта осуществлялись через длинную цепочку посредников, среди которых обязательно присутствовала фирма, зарегистрированная на утерянный паспорт. Вся выручка по контрактам была конвертирована и перечислена за рубеж. Кстати, получателем нефти по одному из этих контрактов значится дочернее предприятие "ЛукОЙЛа" — "ЛукОЙЛ-Приморье". А среди учредителей "Норд-Веста" — "подведомственная" Роману Абрамовичу "Коминефть". И еще один нюанс. В ответе на запрос Генерального секретариата Интерпола по некоему Марку Гельфанду Национальное бюро России среди фирм, связанных с ним, под первым пунктом называет ОАО "Томскнефть", ее вице-президента по коммерческой части Калюжного и заместителя Калюжного — Авалишвили Г.Д. Марк Гельфанд проходит по уголовному делу, расследуемому Генпрокуратурой РФ, по фактам контрабанды 5 млн. тонн российской нефти в страны СНГ, Балтии, Западной Европы и США в 1993—95 гг. Чью нефть Гельфанд контрабандно поставлял на Запад, вопрос, скорее, риторический... n n n Все это, конечно, дела давно минувших дней. Сегодня Калюжный командует уже не отдельной компанией, а всей нефтяной отраслью России (а Авалишвили по-прежнему его заместитель, уже в министерстве). Причем планы у нового министра наполеоновские. По сообщениям прессы, Виктор Калюжный готовится сменить руководство двух крупнейших естественных монополий: "Транснефти" и "Газпрома". При этом глава Минатома опирается на людей, которых обычно называют "свой среди чужих". В "Транснефти" таким считается вице-президент компании Олег Гордеев, который уже сегодня срывает все графики по транспортировке нефти в угоду "семейным" компаниям. А в "Газпроме" — зампред правления Павел Шеремет, "вылетевший" из одного гнезда с Волошиным. Планов у Виктора Калюжного по обустройству российского топливно-энергетического комплекса — действительно громадье. Вопрос только в одном: хватит ли опыта?..



    Партнеры