БОМБЫ ДЛЯ ЧЕМПИОНОВ

13 июля 1999 в 00:00, просмотров: 161

Олег: Вынужденный простой из-за того, что я не могу получить американскую въездную визу. Срок ее действия подошел к концу 31 января. (У Анжелы она закончилась 31 декабря, и ей все продлили без проблем.) Мне можно было бы получить новую, но дело в том, что я подавал документы еще и на гринкарт. По этой причине мне не дают "рабочую" визу. Но сейчас, будем надеяться, все образуется. Осталось только сдать анализы. — Гринкарта — это серьезно. В эмиграцию хотите податься? Олег: Ни в коем случае. Мы выступали и будем выступать только за Россию. Однако человек живет там, где у него лучше условия для работы. У нас же... ну о чем можно говорить, если многим олимпийцам не выплатили деньги за участие в Нагано. — Надо полагать, и вашей паре... Олег: Да. А самое интересное, что эти деньги есть, но получить их нельзя. Российский банк реконструкции и развития перевел все на счета Внешторгбанка, но последние не отдают деньги, поскольку ждут решения суда. Его нет, потому что слушание дела уже три раза переносилось. Поскольку именно в день заседания в здании суда якобы закладывают бомбу, которой на самом деле нет. Мы уже письмо премьеру Степашину написали, чтобы выделили отряд омоновцев да поохраняли бы они несчастный суд. Кстати, на днях нам с Анжелой звонили из Госдумы и обещали, что помощь будет оказана незамедлительно. — Уйдем от этой неприятной темы. Отсутствие у тебя, Олег, визы повлияло на то... Олег: ...что мы пропустили тур Тома Колинза. Хотя, как оказалось, не так уж мы и много денег потеряли. Ведь для любителей в этом году было 15 мест. Кроме того, танцы в Америке не очень популярны — своих-то нет. Да и русских много в туре, кто на нас пойдет-то? А мы и вовсе не приехали. — В Европе что-нибудь подобное имеется? Олег: Есть Евротур, но организаторы на нас не рассчитывали, поскольку не думали, что такая ситуация сложится. Хотя Европу и Америку сравнивать нельзя. За океаном все делается для раскрутки своих фигуристов. Там 20-тысячные арены заполняются под завязку. У нас, наоборот, иностранцев любят больше, чем своих. Если бы американцы победили во всех видах программы на чемпионате мира, они стали бы национальными героями. А здесь? Квартиру — и ту не можем получить. — А что, жить негде? Олег: Есть. Но приведу пример. Еще в Нагано был разговор, что один дом из комплекса Олимпийской деревни, построенный к юношеским играм, отдадут после их окончания "зимникам". Подождите, мол, до лета, а там всех расселим в эти шикарные квартиры. Но в итоге не дали ничего. — И не предлагали? Олег: Знаю, что приехал туда Паша Буре, купил за свои деньги. Не знаю, правда, по какой цене, — неважно. Важно другое: все кричали, давайте золото, давайте медали. Взамен — ничего. — Помимо этих проблем есть и главная — три месяца вы без тренера Натальи Линичук... Анжелика: Слава Богу, что на днях она приехала, представила нового хореографа Мартино Мюллера. Нас эта ситуация не очень-то радовала: мы не могли уехать в Америку, Наталья Владимировна — сюда. Там у Линичук группа фигуристов. Три месяца без тренера, конечно, тяжело. Из-за этого, кстати, и появились слухи, будто мы перейдем к другому наставнику. Но все в итоге решилось, и мы заключили контракт еще на год. — С Линичук вы временно расстались после чемпионата мира в Хельсинки. А правда, что многие из нашей сборной добирались туда за свой счет? Олег: Не знаю, как другие, мы с Анжеликой в Финляндию и обратно ездили прекрасно, в спальных вагонах. За что федерации огромное спасибо. — Разумеется, самой приятной была дорога в Россию, с золотыми медалями... Анжелика: Этот чемпионат запомнится надолго. Как там все болели за французскую пару Гвендаль Пейзера — Марина Анисина. На них работало все: телевидение, пресса. Болельщики на трибунах размахивали флажками с их изображением — чувствуется работа французской федерации. Они выходили на лед с такой уверенностью, что первое место им уже обеспечено. Казалось, что и судьи за них. Но все же рефери не дрогнули, хотя одного из них — китайца — было жалко. Олег (смеясь): Он в последний момент поменял выставленные оценки, причем в нашу пользу. Дело было так. Китаец нажимает кнопку "хелп", чтобы внести изменения, пока баллы не высветились на табло, — иначе ничего не изменишь. К ним идет главный из бригады арбитров — Александр Георгиевич Горшков — узнать, в чем дело. А все это восприняли так, что Горшков пошел выяснять с ним отношения, учить, как надо судить. Французы после подали апелляцию, вроде ее не удовлетворили до сих пор (снова смеется). Конечно, на следующем чемпионате мира будет еще сложнее. Он пройдет в Австралии. Не все из наших смогут туда добраться. Понаедет куча французов... А в Финляндии хоть кто-то был. Помнишь, Анжел, на разминке катаемся, и вдруг голос из зала: "Спартак" — чемпион! Ребята, держитесь!" — Как вы реагировали на публикации в прессе, телепередачи во время чемпионата мира? Олег: Никак. Анжела вообще газет не читала. Обидно другое. Показывают недавно спортивные новости по ОРТ, и видим явление Марины Анисиной. Как же ее встречали в "Шереметьево-2"! Прямо-таки суперзвезда. И апофеоз: один корреспондент говорит: "Вот если бы дали Гвендалю российское гражданство, пара Анисина—Пейзера давно уже была бы чемпионом мира...". Знаешь, мне очень хотелось посмотреть этому журналисту в глаза и спросить: "Тебе что, мало российских спортсменов? Ты уже совсем продался?". Пусть он объяснит свою позицию. Причем в начале этой же передачи облили грязью Лешку Ягудина, мол, пьяница он и дебошир. Я понимаю, Марина тоже русская, но надо выбирать выражения и к остальным относиться с уважением. А в общем, каждый живет как может. Анжелика: Я тут познакомилась с одной девочкой, лет ей 23—25. Большая поклонница фигурного катания, хотя никогда им не занималась. Встретились на улице, она попросила автограф. Потом предложила: "Может, зайдешь ко мне? У меня столько газетных вырезок, видеокассет о фигурном катании..." Когда я пришла к ней, просто обалдела. Огромные каталоги, информация обо всех фигуристах года с 85-го. Я-то думала, это старшему поколению интересно, а оказывается, что и молодые этим увлечены. Напоследок она мне говорит: "Когда будет о вас новая статья, приходи, с удовольствием отдам". В том году в Милане на чемпионате Европы Олег предложил прочесть одну статью из русской газеты. Автор, видимо, зацикленный на сексе человек и пишет о фигуристах такое... Хотя все их имена "зашифрованы", но при желании все себя узнают . О нас, к счастью, ничего не было. Может, еще не добрались. — Хорошо, а как на Западе обстоят дела с поклонниками? Олег: В Германии есть два наших фэн-клуба, есть в Америке. Им всем хочется сказать огромное спасибо за то, что рекламируют нас, дарят подарки. Немецкие поклонники фигурного катания подарили мне самый экстравагантный подарок за всю мою жизнь — немецкую овчарку. Ох, и намучился я с ней в первое время. Не сосчитать, сколько обуви она "съела", испортила в доме весь палас, потом решила взяться за линолеум на кухне. Ну когда я дома, уследить можно, а если на тренировке? И чтобы обезопасить кухню, разобрал я детский манеж и перегородил проход из комнаты в кухню (двери там нет) частью этого манежа так, что высота была где-то полметра. Однако двухмесячный щенок запросто через нее перелезал. Позже я разобрал уже весь манеж и закрыл проход перегородкой в мой рост. И однажды прихожу домой, она валяется на полу. Собачка просто разбежалась, голову набок и грудью пробила себе дорогу. Вот такие заботы у нас после того, как наши фаны о нас побеспокоятся. Хотя главное, за что мы их благодарим, — за поддержку. — В новом сезоне побалуете чем-нибудь сногсшибательным? Олег: Думаем, да. Но танец нужно будет рекламировать. Если появится возможность, то мы с Анжеликой прилетим в Россию и "устроим презентацию", ответим на все вопросы, каждому объясним то, что ему непонятно в нашем танце. Поскольку в этом году все знали, что за номер у французов, а мы явили свой танец публике только в последний момент. Поэтому никто его практически не понял. — Вы постоянно ищете какую-то новизну? Олег: Мы не хотим быть первооткрывателями чего-либо, просто хотим развиваться. Каждый раз делать что-то новое. Некоторые пары не утруждают себя изобилием новых элементов. Разучили одну поддержку, два-три раза впихивают ее в танец, потому что она по силе подходит, — и все. Потом, очень легко катать драматическую программу: катаешься — страдаешь. А чем мы отличаемся? У нас все танцы кардинально отличаются друг от друга. Нас никто не может понять, в какие дебри мы кинемся. Иногда это хорошо, иногда плохо. И в принципе для себя мы ни разу не проиграли. С каждым танцем мы себя обогащаем. Вот в Хельсинки одни говорили: здорово. Другие удивлялись: как это можно танцевать под барабаны — бред. Можно было поставить какую-нибудь классическую программу, например, Ромео и Джульетта (для нас вообще нет проблем ее скатать). Но сюжет всем ясен: полюбили, а затем умерли. Банально... — Экзотика и экстравагантность присущи вам по жизни? Олег: Да нет, мы нормальные люди со своими плюсами и минусами. Анжелика: Просто удивительно, что, когда меня встречают в обыкновенной жизни, никто не узнает. Поскольку я то Кармен, то другой ледовый персонаж. Многим я кажусь своенравной, высокомерной. А при общении люди видят тебя совершенно другой. Олег: В жизни нужно быть проще... — И к тебе потянутся люди... Олег: Хотелось, чтоб они потянулись. Сейчас, естественно, ощущаешь собственную популярность. Это, не скрою, приятно. И я думаю, что на следующем чемпионате мира зрители придут смотреть именно Анжелику Крылову и Олега Овсянникова! Да, мне кажется, будет чем публику и на Зеленом континенте шокировать. Когда в прошлую субботу началась тренировка чемпионов мира, Олег подошел ко мне и сказал: "Ты первый, кто слышит наше будущее музыкальное сопровождение, а также первый, кто видит элементы нашей программы, с которой мы в следующем году постараемся выиграть все!"



Партнеры