АМЕРИКАНСКАЯ “КРЫША”

15 июля 1999 в 00:00, просмотров: 448

У кого в России больше прав: у американцев или у нас? А если у вас был совместный бизнес, а потом пути-дорожки разошлись — на чьей стороне будет закон? Правильно, американцы — хозяева этой жизни. Даже на нашей земле. Это надо усвоить очень хорошо и не жаловаться потом на то, что вас не предупреждали. Какими же наивными были две подружки-москвички, когда затеяли со своей новой знакомой из Штатов совместное предприятие — шесть лет назад это было и престижно, и прибыльно. Уж лучше бы так и продолжали работать в американском посольстве, преподавали иностранцам русский язык... — Ну что у нас показывают несчастным иностранцам? Красная площадь, Кремль, Новодевичий монастырь, Третьяковка плюс еще десяток таких же "плакатных" мест. Разве это Москва?! — не раз обсуждали "общедоступное меню" Александра Ланская и Татьяна Пионтковская. — Сводить бы их в музей КГБ, отвезти к Пастернаку в Переделкино, показать Ростов Великий и Переславль-Залесский, Федоскино и Александров!.. Всевозможные ТОО, МП и СП росли как грибы после дождя. Пожалуй, только туристических фирм было пока немного. В общем, еще можно было подсуетиться и занять свое место под солнцем. Однажды вечером, сидя в хорошем ресторане в кругу приятелей, девушки по привычке затянули свою любимую "песню". Их старая знакомая американка Патрис Ганси слушала женщин, открыв рот. — Как это все интересно! Я тоже хочу заниматься туризмом в России и быть вашим партнером, — радостно сообщила она через несколько дней. Муж миссис Ганси, Рэнди Брегман — один из компаньонов солидной американской юридической компании "Степто энд Джонсон Интернейшнл", — к затее жены отнесся с пониманием. — Бизнес в России — это, конечно, забавно... Хотя пусть попробует, — одобрили начинание их американские друзья. Вскоре туристическая фирма "Патриарший дом" с уставным капиталом 12 тысяч рублей (на тот момент 30 долларов США, т.е. по 10 баксов с партнера) была зарегистрирована. Компаньонши сняли офис в центре Москвы, наняли опытных гидов. Исполнительным директором назначили миссис Ганси — для турфирмы, работающей с иностранцами, лучше все-таки иметь американского управляющего. Два года женщины работали и жили душа в душу. Клиентов хватало, гиды постоянно придумывали новые экскурсии. Бешеным успехом пользовались литературоведческие путешествия — особенно по толстовским и булгаковским местам. В 1995 году Патрис вместе с мужем улетела в Вашингтон и задержалась там на целых два года. Формально она оставалась главой компании, на ее банковский счет перечислялись зарплата и часть прибыли. Долгое время в Москве считали, что Ганси, как и договорились, ищет в США потенциальных клиентов. Но обманулись. За все время "вашингтонских каникул" ни один турист из-за океана не переступил порог фирмы по рекомендации Патрис. — Патрис, накопилось много дел и бумаг. Ты нужна в Москве! К тому же я беременна, а у врачей не очень хороший прогноз. В общем, хватит отдыхать, прилетай скорей, — постоянно звонила в Вашингтон и умоляла подругу приехать Александра Ланская. Возможно, они и дальше бы мирились с бездеятельным существованием Патрис в далекой Америке, но беременность у Ланской протекала очень тяжело, и врачи постоянно требовали ее госпитализировать. Саша названивала в Вашингтон и умоляла Ганси приехать, а та лишь выдумывала все новые причины для отказа. И только когда Александру положили в больницу, Патрис наконец прилетела в Москву. Через несколько дней ей, впрочем, все осточертело, и она захотела обратно. Такого пренебрежения делом Татьяна и Александра вынести уже не смогли. — Слушай, если тебе это все уже неинтересно, не мешай хотя бы нам работать. Исполнительный директор нужен в России, а не в США. Оставь свою должность, а если хочешь — выходи из компании. Или давай мы купим твою долю, — предложили ей бывшие подружки. Независимая американская компания оценила "Патриарший дом" в 120 тысяч долларов. Чтобы уж наверняка распрощаться с бывшим директором, Ланская и Пионтковская предложили Ганси половину — 60 тысяч. "Меня устроит только 200 тысяч!" — гордо бросила обиженная Патрис и укатила в Вашингтон. Переговоры длились не один месяц. Миссис Ганси не желала уступать ни цента и по-прежнему ничего для своего русского детища не делала. — Мы перепробовали все способы, но в конце концов поняли, что ничего из этого не получится, — рассказывает Александра Ланская. — Вместе с Татьяной мы сами вышли из компании и зарегистрировали другую — "Патриарший дом турс". Они сменили банковский счет и номера телефонов, разослали клиентам письма о своем выходе из компании. Вместе с ними российско-американское СП покинули практически все гиды-переводчики — старые хозяева предложили им работу в новой фирме, с новым третьим "пайщиком". Вскоре к ним перешли практически все прежние клиенты. В некогда процветавшей турфирме остался один владелец и один директор — Патрис Ганси в обеих ипостасях и к тому же все время за океаном. "Патриарший дом" тихо умер своей смертью. Два года Ланская и Пионтковская не покладая рук трудились на благо "Патриаршего дома турс", и новая компания опять быстро заняла одно из ведущих мест на туристическом рынке. Ее даже включили в престижнейший американский путеводитель "Фодорс" как одного из самых надежных туроператоров в России. Реклама в этом альманахе дороже денег, ибо ни за какие коврижки ее не купишь. Сотрудники независимого альманаха собирают информацию по всему миру и рекомендуют гражданам США только самое лучшее. Но подруги не остановились на достигнутом и открыли представительство "Патриаршего дома-турс" в Санкт-Петербурге. Татьяна курировала Питер, Александра занималась делами в Москве. О несговорчивой госпоже Ганси постарались забыть, благо до поры до времени она о себе и не напоминала. Но вот в сентябре 1997 года Александра и Татьяна получили повестки в Гагаринский межмуниципальный суд. Иск звучал абсолютно абсурдно, был оформлен со множеством нарушений и, на первый взгляд, лишен всякого смысла. К тому же, по закону, его могли принять только в январе 1999 - через 12 месяцев после окончания финансового года. В общем, вместо того, чтобы насторожиться, наши дамы просто не приняли его во внимание. Да и как можно было отнестись к нему серьезно, если американская гражданка Патрис Ганси подала в суд на... саму себя — то есть на почивший в бозе "Патриарший дом" с требованием не чинить ей препятствий при выходе из компании. Судья Ачамович тоже, видимо, не стал вникать во всю эту абракадабру и иск удовлетворил. Дальше происходит и вовсе невероятное. В газетах, выходящих у нас на английском языке, начинается мощная кампания по дискредитации Ланской и Пионтковской и их новой фирмы "Патриарший дом турс". В многочисленных интервью г-жа Ганси как будто кричит своим соотечественникам: "Российский суд поддержал меня в моих правах против русских партнеров. Как же после этого вы можете пользоваться услугами нечистых на руку дельцов?!" В статьях, естественно, не упоминается, что речь в суде шла совсем о другой фирме, к которой Ланская и Пионтковская уже больше двух лет не имеют никакого отношения. И соответственно чинить козни единственной владелице "Патриаршего дома" г-же Ганси никак не могут. Вал публикаций еще долго не прекращался, а решением суда адвокаты из "подведомственной" конторы мужа Патрис "Степто и Джонсон" везде размахивали, как красной тряпкой. И тогда в бой вступили адвокаты Александры и Татьяны. Они подали апелляцию в Мосгорсуд в надежде, что там во всем разберутся и абсурдное решение все-таки отменят. В городском суде недолго ломали головы и оставили иск без удовлетворения. — Да, решение было принято с нарушениями, — признал новый судья. — Но так как оно ни к кому, кроме Ганси, не имеет никакого отношения, то и отменять его бессмысленно. Это слишком мелкий случай. Заваливаете нас бумагами из-за всякой ерунды... Новое решение Фемиды только подлило масла в огонь обличений Патрис Ганси. Ее откровения в СМИ стали еще более впечатляющими. "Уже два российских суда поддержали меня в моих правах, и только американское правительство на чужой стороне", — торжествующе восклицает она со страниц газет и вовсю поливает "Патриарший дом турс". Ланская и Пионтковская просто устали объяснять клиентам, что все там перевернуто с ног на голову и что они совсем ни при чем. — Это только начало. Дальше будет еще хуже, — пообещали адвокаты из "Степто и Джонсон". — В общем, 90 тысяч баксов наличными — и мы от вас отстанем. Вы же понимаете: затронуты интересы жены партнера компании, и "Степто и Джонсон" не пожалеет ничего, чтобы стереть вашу фирму в порошок. Мы подадим еще несколько таких же "левых" исков, и вы больше не сможете работать. Шантаж, конечно, способ хороший, к тому же проверенный поколениями. Срабатывает он только, к сожалению, не всегда, лишь еще больше ожесточая людей. Когда американцы поняли, что денег им не видать, угрозы перешли в решительные действия. На бланке солидной юридической компании "Степто и Джонсон" всем клиентам были разосланы "разоблачающие" письма. Мол, против Ланской и Пионтковской приняты судебные решения, а они по-прежнему нарушают права иностранных инвесторов (если вы помните, личный вклад г-жи Ганси в умерший "Патриарший дом" составил 10 долларов. — Авт.). Утомленные склокой, некоторые клиенты отказались вести дела с фирмой Александры и Татьяны. Среди них было и американское посольство, с которым прежде они дружили много лет. Иностранцы не жалуют партнеров с подмоченной репутацией. Выход оставался один — подать новый иск от имени компании "Патриарший дом турс" о защите деловой репутации в арбитражный суд. Но дело в том, что в нашем законодательстве не разъяснено, является ли нарушение деловой репутации партнеров и конкретного лица (в данном случае Ланской и Пиотковской) нарушением деловой репутации компании "Патриарший дом турс". Александра и Татьяна, вложившие в свой бизнес молодость и все силы, уже почти не верят, что смогут победить в борьбе с такой шустрой американской "инвесторшей", чьи адвокаты за бешеные гонорары стараются не только их опозорить, но и лишить дела. Заседания арбитражного суда постоянно откладываются. Судьи просто не знают, как подойти к такому, на первый взгляд, незначительному делу. Остается надеяться, что российский суд все-таки защитит права своих граждан — предпринимательниц, которые тут живут, тут работают и вкладывают деньги в нашу многострадальную экономику.



    Партнеры