РУМЫНСКИЙ СЦЕНАРИЙ НАПИСАН ДЛЯ КУЗБАССА?

16 июля 1999 в 00:00, просмотров: 222

Юбилей шахтерских забастовок, потрясших тогда страну, в Кузбассе отмечался тихо. Но, по мнению наблюдателей, эта тишина — предгрозовая. Его разделяют и представители местной власти. В частности, губернатор области Аман Тулеев публично заявил, что уже в этом году события в Кузбассе могут пойти по румынскому варианту, когда обозленные шахтеры устроили массовые беспорядки в Бухаресте и добились отставки правительства. Вывод губернатора, возможно, слишком резок, но оснований для серьезной тревоги более чем достаточно. Положение в отрасли сейчас намного хуже, чем десять лет назад. Тогда в регионе работали 75 шахт и 25 угольных разрезов. Сейчас осталось чуть больше половины, да и те влачат жалкое существование. Средств в госбюджете на поддержку угольщиков практически нет: при необходимых 26 миллиардах рублей правительство выделило на этот год всего 5 с небольшим. Между тем угольная отрасль имеет куда более стратегическое значение для страны, чем, к примеру, нефтяная. По оценкам специалистов, запасов нефти в России осталось на 20—30 лет, а угля — не меньше чем на 200, да он и гораздо дешевле. Это, кстати, поняли и в других странах. В Германии уже реализуется программа возрождения угольной отрасли, аналогичный проект разрабатывается в Англии. Между тем у нас до последнего времени упорно переводили системы отопления на нефть и газ. По словам руководителя "Газпрома" Рема Вяхирева, удельный вес газового отопления в России приблизился к 80%, в то время, как в среднем по другим странам он составляет 20%. Угольная же отрасль изначально дотационная, и наше сверхрыночное правительство возиться с ней просто не хочет. В этих условиях горнякам приходится идти на поклон к МВФ и Всемирному банку, вот уже несколько лет дающим кредиты на "реструктуризацию" угольной отрасли. Но МВФ дает деньги не просто так. По последнему соглашению в обмен на кредит в 400 миллионов долларов мы должны немедленно закрыть 60 шахт, а оставшиеся — приватизировать. Но шахта — это не свечной заводик. После закрытия она затопляется водой, и реанимировать ее уже невозможно. Кроме того, горнорудные предприятия, как правило, являются градообразующими и закрытие шахт ведет к полному упадку населенных пунктов. Для перепрофилирования горняков и создания для них рабочих мест 400 миллионов долларов на два года — капля в море. По мнению депутата Госдумы от Кузбасса Виктора Медикова, политика МВФ в отношении России есть не что иное, "как масштабная экономическая диверсия с целью полного разгрома стратегических и конкурентоспособных отраслей нашей промышленности". Нельзя сказать, чтобы этого никто не понимал. При министре Михаиле Щадове, выходце из шахтеров, никого из МФВ, ЕБРР и прочих "доброхотов" к шахтам не подпускали и близко. Их внедрение в отрасль началось при правительстве Черномырдина. Во времена Сергея Кириенко тогдашний министр топлива и энергетики Сергей Генералов при поддержке премьера попытался исправить положение. Была разработана вполне реалистичная программа перестройки и модернизации отрасли с опорой прежде всего на собственные силы, но реализовать ее по известным причинам не успели ни младореформаторы, ни опытные кадры Евгения Примакова. Что же касается нынешних правительственных генералов, то, похоже, они просто отдали отрасль на растерзание международным стервятникам. Глава Минтопэнерго Виктор Калюжный даже не соизволил в Кузбассе нормально объясниться с горняками. Он, не мудрствуя лукаво, пообещал им отдать долги по зарплате всего за два года. Шахтеры лишь горько посмеялись, поскольку хорошо представляют, во что превратятся 700 миллионов рублей при 70% годовой инфляции. А насчет остального горнякам было сказано: "Вот вам МВФ, вот Всемирный банк. Сотрудничайте — они и помогут". Как выражался в свое время некий хохол из анекдота: "Слухайте менэ, и беда вас не минэ". Между тем сам Калюжный, отметившись для вида у шахтеров, теперь развивает бурную деятельность на нефтяном и газовом фронтах. То он стремится заменить руководство естественных монополий на своих людей, то подчинить министерству "Газпром" и РАО "ЕЭС", то носится с идеей создания единой государственной нефтяной компании... В общем, много шума, и ничего. И про уголь он не вспоминает не только потому, что сам нефтяник. А больше потому, что от шахт одни убытки, а нефть и газ дают живые деньги, и не деревянные. Деньги эти очень нужны Главной Семье, смертельно боящейся поражения их кандидата на выборах со всеми вытекающими отсюда последствиями. Калюжный старается четко выполнять семейный заказ. Достаточно сказать, что уже через 15 минут после своего назначения на должность новый министр подписал постановление, выделяющее квоты на иракскую нефть компании "Сибнефть", хозяин которой Роман Абрамович и является главным "кормильцем" Семьи. По причине такой тактической задачи Виктору Калюжному глубоко по барабану какая-то там стратегия. Он прекрасно знает, что его срок в министерстве закончится на следующий день после избрания нового президента: такого "кадра" ни один здравомыслящий руководитель держать при себе не станет. И напрасно премьер Сергей Степашин публично и весьма прозрачно намекает своему министру, что надо бы и делом заняться. Похоже, не дают эффекта и его предупреждения о том, что в преддверии выборов некоторые политики не прочь разыграть шахтерскую карту. Временщик — он и есть временщик: нахапать и десантироваться на запасной аэродром. Кстати, из правительственных источников появилась информация, что Калюжный готовит почву для участия в выборах губернатора Томской области, где он когда-то возглавлял нефтяную компанию. Весело будет томичам, что и говорить... Между тем в Кузбассе стратегия МВФ реализуется полным ходом. К примеру, в типичном шахтерском городке Киселевске закрыто уже шесть шахт из десяти. Следом за ними закрылись три обогатительные фабрики, два шахтостроительных управления и шахтостроительный трест. По эффекту домино, оставшись без заказов, рухнули оба местных завода горного машиностроения, а за ними накрылись три автобазы из четырех. Количество безработных в городе с населением чуть более ста тысяч сразу прибавилось на 10 тысяч человек. Идти этим людям некуда, а терять теперь нечего, даже своих цепей. И если найдутся у них свои вожди, то требования будут уже не экономические, как десять лет назад, а политические. Действия тоже вряд ли ограничатся бессмысленным лежанием на рельсах. А ведь такая судьба скоро ждет и другие города региона. Так что призрак шахтерского похода на Бухарест все отчетливее витает над Кузбассом...





Партнеры