ВЕСЕЛЬЕ БИТВЫ

21 июля 1999 в 00:00, просмотров: 537

На самом деле это не просто эмоции изнеженного создания — это весьма симптоматичное послание. Агрессивная, злобная реакция на окружающий мир распространяется среди тинэйджеров, словно мода на широкие портки с отвислыми карманами. И все нынешние массовые "молодежные фестивали под открытым небом" волей-неволей потому рассматриваешь в определенном, тревожном свете. Вот, скажем, "Инстанция" — шумно разрекламированный танцевальный фестиваль в Парке Горького, где на аж шести сценах популярная радиочастота "Станция 106,8 FM" должна была выявить все местные достижения электронной и экстремальной музычки. Ну на шести сценах — это, конечно, весьма громко сказано. Реальная сцена была одна — на площади перед фонтаном. Ее обозвали "Красной ареной", обтянули со всех сторон, как фантиками от жвачки, спонсорскими цветастыми тряпицами, зато поставили хоть какой-никакой, да звучок. На него и стекался зевающий народ со всего парка, с пяти остальных "арен" и "танцполов" (крошечных помостов с шипящими, раздолбанными колонками, на которых кое-как ютились, пихались, давя друг другу ноги и пластинки, разноформатные ди-джеи, призванные показать все стили и направления как андеграундной, так и коммерческой музыки: от эйсид-джаза и гоа-транса до веселенького хауса и техно-попа). Главной гордостью устроителей "Инстанции" стала, как они сами утверждают, "Зеленая арена" — сценка на хоккейной коробке: на ней развернулся эдакий мини-фестиваль живой экстремальной музыки "Учитесь плавать", дирижируемый, естественно, неутомимым Александром Ф. Скляром, ставшим с некоторых пор заметной "станционной" персоналией. Почти год (после того как радиопрограмму "Учитесь плавать" выкинули из эфира "Радио Максимум") Скляр гулял со своими "уроками" бесцельно-неприкаянно, и создавалось даже иногда ощущение, что приятная эра "учительствования" для Александра закончена. Но желающая сконцентрировать в себе всю бесхозную музпродвинутость и молодежную модность "Станция" приняла экстремального странника в своих заклеенных флаерами стенах и возродила "Учитесь плавать" в своем эфире, в вечерний, промежду прочим, прайм-тайм. — Очень точно и гармонично сочетается экстремальная музыка с тем, что всегда было на "Станции". То бишь с прогрессивной танцевальной музыкой. Я ставлю, конечно, теперь в эфир менее брутальные команды, больше электронных проектов, но ведь альтернативная музыка и развивается сейчас мощно именно в электронном направлении. Мне на "Станции" хорошо: меня здесь понимают и поддерживают, а программу "Учитесь плавать" не зажимают и не обделяют ни в чем, хотя она и, ясное дело, не коммерческая вовсе, — рассказал довольный Скляр "Мегахаусу". Своим живым "плавательным" куском на "Инстанции" учитель тоже остался почему-то вполне доволен, хотя ведь любой уважающий себя "живой" музыкант, увидев, какой на хоккейной коробке стоит суперзвук, сбежал бы оттуда, посыпав голову пеплом. Однако все играли как миленькие (ну не играли, конечно, — шумели, шипели, хрипели в полудохлые микрофоны): "Ульи", "Зубы", "Тараканы!" и даже обросший неслабым пафосом "I.F.K.". Но его мучение на убогой сценке закончилось все же быстро — буквально на третьей песне. Стал накрапывать дождик, и тут же нетрезвые техники понабежали спасать "драгоценный аппарат" (парочку задрипанных динамиков, которым место давно на помойке), бережно прикрывая его брезентом и выгоняя соответственно "I.F.K." с того, что называлось сценой. У Паштета и компании, впрочем, еще оставался шаткий шанс как-то проявить себя: на главной "арене" вечером они вместе с Грувом должны были реанимировать полузабытый уже совместный проект "Грув Эф Кей". Тем временем в ожидании вечерних хэдлайнеров на главную "арену" летели бутылки — на Дэна, Ника, собственно сольно ди-джействующего Грува и даже на дико заколбашивающего тинэйджеров безумным своим хард-кором Орбита — популярнейших "станционных" персоналий. Вот она, новомодная, летняя сугубость: их всех ждали, под них пустились в буйный пляс, но и при этом — в них фигачили бутылки. Потому как — круто это нынче! Ведь крутой молодняк, когда он в восторге, не в ладоши хлопает, а бьет по морде сплющенной банкой! Понимать надо! Еще одним проявлением агрессивной моды на "Инстанции" стали массовые танцы-битвы: столкновения стенка на стенку. Что там слэм (массовая вибрация, прыжки со сцены в толпу под любимую экстремальную музыку)? Вчерашний день. Теперь круто делать вот как: разбежаться со всей дури, подпрыгнуть и заехать резко плечом в подбородок напрыгивающего на тебя неприятеля, чтобы тот откусил себе полязыка опять же от восторга. (Одному полуголому "бойцу" рассекли в таком гиперугаре под колбасилово Орбита бровь: он вылез из дубасящейся кучи малы, подбежал к ожидающей скромной девочке, та вытянула из аптечки заранее прикупленные салфетки и пластырь, обтерла кровь, заклеила лоб; хлопец радостно гикнул и полез в гущу стукаться оловянной башкой дальше). "Бились в плясе", кстати, под всех уже подряд: и под "Грув Эф Кеевскую" сугубую альтернативу, и под попсовую танцевалку от "станционного" супергероя Славы Финиста, и даже под техно главного хэдлайнера — ди-джея Фонаря. — Агрессия — это просто какое-то массовое поветрие. На самом деле можно понять, откуда это все берется. Большую популярность получили сейчас экстремальные виды спорта, ну и то, что они с собой несут: стиль одежды, стиль поведения... Молодняк думает, что вести себя резко, агрессивно, на грани фола по отношению к окружающим — значит быть таким вот модно-крутым экстремальщиком. Я — взрослый уже человек, но когда проходил мимо "зеленой" экстремальной сцены на "Инстанции", меня просто жуть охватывала — такие оттуда порой вываливались непотребные типы. Что самое удивительное: ведь те же "I.F.K." делают музыку с позитивным, хоть и жестким посылом. А в толпе происходит какой-то перевертыш восприятия: обратно на сцену от людей идет волна тяжелой, мрачной агрессии. На самом деле — это довольно серьезно: кто-то может воспользоваться этой бесцельной агрессией молодняка — у нас реально может появиться огромное число бритоголовых, — Фонарь за два дня до "Инстанции" вернулся с главного европейского техно-карнавала, культового уличного праздника "LOVE PARADE" из Берлина. Попал, конечно, как кур в ощип: из атмосферы абсолютной радости, эйфории, светлого восторга — в тусовку хмуроватых и недоброжелательных персонажей. Но все же Фонарь, будучи парнем политкорректным и умудренным опытом сотни проведенных вечеринок и данс-фестивалей (как удачных, так и накрывшихся медным тазом), глубокомысленно заметил: — Хорошо все-таки, что "Инстанция" состоялась. Что люди пришли и кто хотел — почувствовал здесь праздник. Конечно, хорошо. Во-первых, радио "Станция 106,8 FM" сумело через третий, уже собственный фестиваль (собравший неважно каких — добрых, злых, радостных, набыченных, — но, как ни крути, десятки тысяч зрителей) попрочнее утвердиться в ушах общественности, а также презентовать свою новую, понимаешь, вывеску. ("Станция 2000" — так теперича мегаавангардно будет называться модная частота: типа играем только музыку завтрашнего дня. Однако с пафосными заявами можно себе нехило подсиропить: скажем, в 2002 году, если оглядываться на название, "Станция" будет играть уже музыку позавчерашнего дня, ну и так далее — с каждым новым годом превращаться в эдакое радио-"ностальжи".) Во-вторых, на "Инстанции" стало все же понятно, что ди-джеи еще не до конца вымерли как класс; что они все так же носят в своих торбах купленный на последние деньги свежий винил; и что кое у кого (у десятков тысяч юных граждан) еще есть интерес слушать то, что эти ди-джеи крутят. А значит, танцевальная музыка у нас еще дышит, хотя и, конечно, на ладан. Впрочем, вот, скажем, почти месяц назад в заброшенном цехе машиностроительного предприятия "Красная Пресня" состоялось весьма заинтриговавшее мероприятие под названием "Завод". По сравнению с "Инстанцией" это было гиперпродвинутое зрелище, можно даже сказать — отчасти рэйв (рэйвами, как вы помните, баловалась тоже вот на заброшенных складах и автостоянках английская молодежь лет десять назад). Зловещие технократичные интерьеры пустого гулкого цеха, множество лесенок, пандусов, перекрытий... Свет прожекторов, усиленный естественной акустикой, жесткий звук... И реальные звезды мирового танцпола: Док Скотт, Адам Фриланд (говорят, лучший в мире спец по джанглу), Денни Тэнаглиа — выдающийся американский диск-жокей, играющий навороченный детройтский хаус виртуозно-технично: сразу с нескольких носителей (и с вертушки, и с CD, и с дата — ну со всего, что крутится). Все впечатляло, все заставляло собравшихся патеров (обновленных рэйверов) выбрасывать адреналин!.. Вот только случались бы такие "заводы" у нас лет пять назад — могли бы мы тягаться с модным Лондоном. А летом-99 подобный данс-экшн выглядит лишь как отголосок погасшей эры рэйва, как всплеск ностальгии или... Как начало чего-то нового?! Вот Фонарь убежден, что рэйв не умер, он просто перетек в качественно новое состояние. И этим состоянием уже дышал LOVE PARADE-99. И этим состоянием вот-вот задышим мы, Россия!..



    Партнеры