СТЕПАШИН ОТДАЛ ЧЕСТЬ МИХАЛКОВУ

21 июля 1999 в 00:00, просмотров: 231

Церемония открытия XXI Московского международного кинофестиваля традиционно сопровождалась восторженными криками толпы, стычками папарацци с охраной и торжественным восхождением звезд по голубому ковру. В далеко не просторном фойе киноконцертного зала "Пушкинский" вальяжно расхаживать по залу было просто невозможно. Многие знаменитости вспомнили голодную юность, когда приходилось ездить в метро в час пик. Вдохнуть свежего воздуха можно было, лишь выйдя на площадку перед входом. Что было приятно вдвойне. Снизу на своих кумиров жадные взоры бросали поклонники. Накануне же открытия в честь руководства кинофорума и некоторых его гостей был устроен прием в ресторане "Пушкин". Изысканный ужин состоял аж из сорока восьми блюд. Актер Майкл Йорк произнес тост по поводу юбилея великого Пушкина. И потом долго выяснял у соседей по столу отдельные детали биографии поэта. Никита Михалков рассказал притчу об охотнике, собиравшемся подстрелить орла, который нес барана. Орел упал, а баран продолжал лететь. Михалков сказал: "Так выпьем же за то, чтобы в орлов не стреляли, а бараны не летали". Тост каждый понял в меру своей политической подкованности. А вот почему на открытие не приехал столичный мэр Лужков, кинобогема не поняла до сих пор. Вместо Юрия Михайловича в фойе, где уже собралось немало представителей различных депутатских фракций, появился Шанцев, и устроителям пришлось срочно менять программу. Впрочем, легендарную кепку строителя на сцене достойно заменила юнкерская фуражка, которую Президент (фестиваля) водрузил на голову Премьер-Министра (страны). Сергей Степашин приложил к непустой голове руку и отдал честь Никите Михалкову. Такая фривольность пришлась по душе далеко не всем. В кулуарах, когда гости вышли из зала перед просмотром фильма, депутат от ЛДПР Митрофанов сказал Виктору Мережко, что неуместна, мол, такая клоунада на официальном мероприятии. Но были и другие мнения. То, что церемония не отличалась пышностью и, следовательно, продолжительностью, организаторы фестиваля объяснили исключительно климатическими условиями. Изначально рассчитывали на 30-градусную жару. На протяжении нескольких часов гостям пришлось бы париться в костюмах. Регламент сокращали как могли. Схема простая — то речь о фестивале, то что-нибудь из классики. В финале на сцене появился Юрий Башмет. Прилетев ночью из Парижа, он, едва успев отрепетировать, выступил на церемонии и сразу же уехал в аэропорт. Башмет полетел давать концерт в Финляндии. После церемонии участники и гости фестиваля переместились на банкет в сад "Эрмитаж". Гулянье завершилось за несколько часов до первого просмотра конкурсного фильма. Надеемся на объективность жюри.



Партнеры