ПРАВДА О ЗЕЛЕНОЙ СОЛОМКЕ

27 июля 1999 в 00:00, просмотров: 176

С тех пор как наша баскетбольная сборная прилетела из города Парижа, потупив глаза, прошел почти месяц, и месяц этот запомнился своим словно даже подчеркнутым затишьем. С одной стороны, вроде бы и так все ясно. И легендарный "Папа" Гомельский в своем интервью "МК", которое мэтр дал через несколько часов после того, как самолет с командой приземлился в Москве, все очень популярно объяснил. Ход мысли патриарха, напомню, был таков: "...То, что мы, заняв на чемпионате Европы шестое место, все-таки попали на Олимпиаду, — бедное, никчемное оправдание. Случившееся во Франции — на самом деле просто катастрофа"; "...Белов, когда играл, был патриотом, чего не скажешь о его команде"; "...Многие из тех ребят, что выходили на площадку во Франции в майках с надписью "Россия", уже не те, какими были в 94-м, когда выигрывали "серебро" чемпионата мира"; "...От меня в свое время игроки скрывали свои травмы, а эти парни, чуть что, бегут к врачу: "Доктор, скажите тренеру, что у меня царапина на колене и я играть не могу!"; "...Они заладили: суточные, премиальные! А спроси у литовцев или у югов: они знают, что такое суточные?.. Что же касается премиальных, то они полагаются за победу. От слова "премия". А за что нашим было платить?.." Это — всего лишь несколько отрывков из нашего телефонного разговора, затянувшегося тогда далеко за полночь. О многих вещах говорил тогда "Папа", и я, конечно, не могла его под конец не спросить в том же духе: "А что же дальше?" — "Надо создавать к Олимпиаде новую команду", — категорично ответил Гомельский. С тех пор, повторюсь, прошел месяц. По идее, должен был состояться так называемый разбор полетов, но ждать его придется до конца августа. А между тем очень хотелось бы уже сейчас понять: останется ли, скажем, Сергей Белов тренером сборной? Нет, никто не говорит, будто Белова нужно срочно делать козлом отпущения и отправлять в отставку, но такой вопрос возникает всегда, стоит любой команде провалиться. Сохранится ли эта команда, которая все-таки на двух чемпионатах мира подряд брала почетное "серебро", но сейчас споткнулась? И, наконец, что там все-таки творилось с суточными-премиальными, а заодно и с кроссовками, которые стали для журналистов во Франции чуть ли не единственной темой: "Сборная России приехала на еврочемпионат босиком!"? Во всяком случае перед отъездом тренер Сергей Белов и капитан Василий Карасев говорили, будто при такой ситуации во Франции выиграть будет сложно. Пожалуй, если и искать разгадки загадок, то только у Валерия Кузина, баскетбольного президента всея Руси. — Валерий Владимирович, так что же там творилось перед отъездом команды? И если деньги и в самом деле не были выплачены, то выплачены ли они по крайней мере сейчас? — Конечно! И самое интересное, что глобальных проблем с деньгами не было у команды в принципе. Да, ситуация с премиальными за прошлогодний чемпионат мира действительно сложилась непростая. Деньги лежали в банке и, разумеется, сгорели. Но ведь не только у нас, а у всей страны они в тот момент сгорели. Даже большинство олимпийских чемпионов Нагано до сих пор не могут получить свои премии за победу на Олимпиаде, что тогда о нас говорить! Было очень тяжело, но все же в результате мы ребятам сумели все выплатить. И, между прочим, если уж на то пошло, то в этой истории у меня столько же оснований обвинять во всем Сергея Белова, сколько у него — обвинять меня. Ведь именно он, мой предшественник на президентском кресле, разместил все деньги в банке "Менатеп", — не я этот банк выбирал. Я просто принял от него дела в том виде, в каком он мне сдал их. — Как же тогда объяснить его высказывания? Может быть, между вами и Сергеем Беловым есть определенный антагонизм? — По-моему, никакого антагонизма между нами нет. В чем же дело? Думаю, дело в том, что в команде перед чемпионатом Европы сложилась очень непростая, я бы даже сказал — чрезвычайно нервная обстановка. В чем-то она была связана с тем, что не приехал ведущий центровой Михаил Михайлов, не было тренера ЦСКА Станислава Еремина, который, на мой взгляд, очень хорошо дополнял Белова и был для него идеальным помощником. Еремин, помимо всего прочего, умеет хорошо находить контакт с игроками — он тонкий, дипломатичный человек и умеет создать в команде рабочую, доброжелательную атмосферу. Отсутствие Михайлова посеяло неуверенность, отсутствие Еремина — некоторое взаимное недопонимание. И все эти разговоры о том, что "при таком отношении выигрывать сложно", по-моему, были задуманы как некая соломка, которую стелили себе заранее Белов и игроки. — Соломка с зеленым долларовым отливом... — Эта история про "босоногую команду" яйца выеденного не стоит. Ну привезли кроссовки, а центровому Виталию Носову они не подошли. Стали менять на другой размер, произошла некоторая задержка... Но все равно же Носов с кроссовками во Францию уехал! Если бы мы выпустили его в одних носках на паркет — тут, конечно, было бы о чем писать. А так... Обычная рабочая ситуация, Боже мой! Бывают случаи, когда половине команды обувь меняют, — и никто не собирает журналистов и не кормит их по этому поводу "страшилками"... Кстати говоря, на пресс-конференции в Париже — как раз перед возвращением в Москву, где обсуждалось выступление сборной России, — я попросил Васю Карасева сказать мне лично, какие он имеет претензии, и Василий ответил, что никаких особенных претензий не имеет — очевидно, журналист не совсем правильно его понял. На том и остановились. — А Михаил Михайлов действительно не приехал потому, что ему в прошлом году не оплатили лечение, как обещали? — С Михайловым много разговаривали: очень хотелось, чтобы Миша приехал. Причем разрабатывались разные варианты — вплоть до того, что Михайлов приезжает в сборную, и его выпускают на площадку лишь в ключевом матче — условно говоря, на пять минут. Мы готовы были пойти очень на многое, лишь бы Михаил согласился. Миша ссылался лишь на свое здоровье, травму ноги. Но насчет того, что ему не оплатили лечение... Об этом не было сказано ни полслова. У меня сложилось впечатление, будто Михайлов просто не хотел там играть. То ли берег себя для более важных дел, то ли не верил в победу и не хотел портить себе биографию проигрышем. — Но вас, наверное, вас лично задели эти высказывания? — Да нет, я ни на кого не обижаюсь и не собираюсь ни на ком отыгрываться. Тем более — снимать Сергея Белова. Я понимаю, в каком напряжении живет тренер сборной и сами игроки, огромное давление, которое на них оказывается, — журналистами, да и просто болельщиками... А они — живые люди и могут ошибиться на площадке или что-то сказать сгоряча. Я хочу лишь, чтобы в парижских событиях в конце августа разобрался тренерский совет, а сам ни за что не буду искать, указывать пальцем на виноватых. Будет справедливее, если ситуацию обсудят специалисты. — А что будет с командой? Вы согласны с Гомельским в том, что нужно создавать новую сборную? — Вы знаете, я еще ни разу не вмешивался в дела Белова. Я прежде всего, наверное, академик и ректор Академии физкультуры, а не баскетбольный специалист. Баскетболом я, как вы знаете, руковожу лишь чуть больше года и считаю: не мое дело давать тренеру советы. Но мне лично кажется, что не нужно рубить сплеча. Просто стоит, может быть, добавить в команду нескольких молодых, перспективных ребят. Я с удовольствием увидел бы, например, в сборной России форварда ЦСКА Андрея Кириленко, которого все в один голос называют будущей звездой НБА. На мой взгляд, зря Сергей Белов не взял Андрея во Францию: Кириленко мог бы, несмотря на свою молодость, принести сборной очень много пользы...



    Партнеры