СТРАСТИ ПО ФЕСТИВАЛЮ

29 июля 1999 в 00:00, просмотров: 628

В последний день XXI Московского международного мы попытались взглянуть на фестивальную десятидневку глазами профессионалов кино. Мы задали им три вопроса: u 1. Какие фильмы вы смотрели во время фестиваля? u 2. Удался ли, по вашему мнению, фестиваль и в чем? u 3. Что бы вы хотели изменить в следующем фестивале? Юрий Грымов, режиссер, клипмейкер: 1. Единственный фильм, который я посмотрел, — это "Страстной бульвар". 2. Фестиваль этот удался уже хотя бы тем, что он вообще случился. 3. Все разговоры о том, что здесь представлено молодое кино, — это смешно. В России вообще сейчас не может быть молодого кино при всей этой помпезности и пафосности. Рустам Ибрагимбеков, сценарист: 1. Я посмотрел картину, которой открывался фестиваль, — "Кормилица". Мне показалось, что это довольно интересная картина, снятая человеком, который не задумывается, понравится она или нет. Симпатичная русско-казахская "Фара", которую все газеты почему-то дружно ругают. Смотрел довольно много картин в рамках форума национальной кинематографии "На перекрестках Азии". 2. Начиная с открытия в нем появилось новое качество — меньше пафоса, больше сдержанности и направленности на кино. Раньше было ощущение, что это развлечение вообще и в том числе кино. А сейчас, мне кажется, главным все-таки стало кино. 3. Есть очень интересные программы: "8 1/2" Шепотинника, "Панорама". Устроители фестиваля собираются сделать несколько молодежных кинотеатров на стадионах, чтобы пойти навстречу студентам. Ведь все-таки попасть в "Пушкинский" многим сложно из-за высоких цен на билеты, а там будет какая-то символическая плата. Владимир Хотиненко, режиссер: 1. Я немножко посмотрел конкурсных фильмов: "Фару", японскую картину "Жажда жизни", испанскую "Час храбрецов". Все не мог, потому что заканчивал свою картину. Вообще, мне больше всего понравился внеконкурсный фильм Бертолуччи "Плененные". 2. А вы посмотрите вокруг. Пока стоит толпа у входа в кинотеатр, фестиваль, можно считать, удался независимо ни от чего — это моя точка зрения. 3. Для начала нужно, чтобы жизнь в стране наладилась. Тогда и фестиваль автоматом наладится — это я точно вам говорю. "Спасайся кто может!!!" — думает всякий при появлении критиков — этих санитаров искусства. И ведь правы. Виктор Матизен: В конкурсе было пять картин, которые я бы ни под каким условием не взял. Очень странно, что современные кинокритики отбирают кино, которое вполне могли бы отобрать отборщики фестиваля советских времен — кино развивающихся стран, сделанное наивно, неумело, совершенно не для фестиваля класса "А". Екатерина Тарханова: К сожалению, подтвердилось, что кризис российского кино цветет и пахнет, потому что худший фильм конкурсной программы — это фильм российского производства — "Страстной бульвар" Владимира Хотиненко. Марина Тимашева: За весь фестиваль я видела единственный фильм, который отношу к разряду произведений искусства, — "Плененные" Бернардо Бертолуччи. Самое же чудовищное впечатление в конкурсе на меня произвел фильм "Фара" Абая Карбыкова. Там есть момент, когда инвалидная коляска катится по лестничной клетке и, перевернувшись, останавливается. Путь российского советского кинематографа, проделанный им от Эйзенштейна до Карбыкова, это примерно путь от детской коляски до инвалидной, от прекрасной одесской лестницы до захолустного лестничного проема.



Партнеры