ОХОТА НА ЛЮДЕЙ

4 августа 1999 в 00:00, просмотров: 222

Тема бытового "милицейского беспредела" регулярно всплывает в печати. Обычно мы стараемся писать о проблеме в целом, не зацикливаясь на конкретных случаях — боимся "утонуть в фактуре" и считаем, что с каждым таким примером должна прежде разобраться прокуратура. Но когда поток подобных писем резко возрастает, мы сдаемся. Надо же дать людям, которым никто не хочет помочь, хотя бы выговориться... Дело происходило 29 июня возле станции метро "Петровско-Разумовская". Два приятеля, военные пенсионеры сорока с небольшим лет, шли вечером домой после работы. Оба были сытые, немного пьяные и, соответственно, благорасположенные ко всем окружающим. Вдруг сержант милиции преградил им путь. Сказал приятелям, что они пьяны, и предложил сесть в фургон "уазика". Их скромная попытка возразить, что они владеют собой — и телом, и головой, — сочувствия не нашла. В медвытрезвителе Северного округа командовал все тот же сержант, поэтому надежда на справедливого начальника рухнула. Бесцеремонно вывернули карманы, все отобрали, хотя и описали в протоколе (утром он, естественно, потерялся). Фельдшерица заставила каждого дуть в черный замусоленный прибор по 2—3 раза — с одного у нее не загоралась красная лампочка. А как только лампочка загоралась, она объявляла: "Средняя степень опьянения" — и "вытрезвляемого" в одних трусах отправляли в камеру. В камере ни одного по-настоящему пьяного, все — люди солидные: предприниматели, водитель, кандидат наук, преподаватель... И у всех одинаково: сержант задержал у метро. Тогда наши герои попросили отвезти их на освидетельствование в поликлинику. "Вот вас через 3 часа отпустят, — сурово заявила фельдшерица, — и поедете сами. Но те результаты значения иметь не будут". Тем не менее одного из них все-таки повезли в коптевскую поликлинику. Анализ показал содержание алкоголя в крови 1,4 промиле. "Легкая степень опьянения, — заключила врач и с возмущением обратилась к сержанту: — Это вы таких "пьяниц" содержите в вытрезвителе?!" Когда дело дошло до протокола, "вытрезвленные" отказались подписывать текст о том, что они были сильно пьяны и счастливы оттого, что их подобрали. И тут же оказались в камере. Предстояло провести ночь в душегубке, где и абсолютно трезвому-то станет дурно от духоты... Их женам позвонили только в первом часу ночи. Одна жила недалеко, приехала и всю ночь просидела перед дежуркой, спасая задержанных от возможного рукоприкладства. Вторую просто довели до сердечного приступа. "Это из милиции... Ваш муж болеет чем-нибудь?" — "Да, ему стало плохо?" — (Длинная пауза.) "Он плохо себя ведет. Он что, под крутого косит?" — (Женщина ничего не может ответить — ком в горле.) — "...Если будет себя так вести, я его, наверное, задержу..." Наступило утро. Приятелям объяснили, что ими будет заниматься лично начальник вытрезвителя. После часовой беседы подполковник показал папку с документами: "Вот тут на вас составили протокол, который подписали свидетели, что вы в пьяном виде дебоширили возле метро, нецензурно бранились. Придется передавать дело в ОВД". Протокол они подписали — а куда деваться?.. Хотя и вписали, что не согласны с заключением фельдшера и с тем, что деньги изъяты без их согласия. А потом задумались: хороший бизнес у бюджетного МВД получается! Прибыльный: за 3—4 поездки на машине истратили на бензин рублей 80, а заработали 1251 руб. 45 коп. Причем из 15 задержанных только двое были действительно пьяны и спали до утра. Выходит, заполнили 15 коек — все отдыхают. Может, переодеть их в униформу какого-нибудь бурого цвета? Не милиционеры они, а спецмедбратья, каждый вечер открывающие свою сомнительную охоту на людей... Геннадий БУЛЬДИН.



Партнеры