ТЕЛЕФОН СЕКСУАЛЬНОГО НЕДОВЕРИЯ

7 августа 1999 в 00:00, просмотров: 285

Они работают только под псевдонимами и всегда носят с собой газовые баллончики для самообороны. Они выслушивают десятки угроз в день и стараются не уходить с работы поодиночке. Мало кто знает, что такой опасной стала работа обычного психолога-консультанта на телефоне доверия... "Только не упоминайте, где мы находимся, не называйте ориентиров, по которым нас можно было бы найти", — так начался наш разговор с Миленой Вради, директором Московского телефона доверия для детей и подростков. Повод для такой законспирированности у консультантов этой службы есть: за последний год в России было убито с десяток "телефонных" психологов. Риск становится такой же неотъемлемой частью работы консультанта, как и агента спецслужб. Чаще всего зуб на психологов имеют граждане с букетом психических заболеваний. Для них консультант становится личным врагом номер один после того, как... отказывается разговаривать. Дело в том, что некоторые звонят по телефону, предназначенному для детей и подростков, и требуют сексуальных услуг . Получив от консультанта отказ удовлетворить его сексуальные импульсы, "клиент" начинает своего абонента ненавидеть. Кстати, суд над подобным "телефонным террористом" состоялся лишь однажды. — У нас есть абонент, ему за 40, — рассказывает Милена Михайловна. — С постоянными сексуальными желаниями. Он звонит нам уже восемь лет подряд и ненавидит нас за то, что мы отказываемся с ним разговаривать. Звонит как часы, каждое дежурство, с угрозами убить, отрезать голову и прочее. Он знает график каждого консультанта — вычислил уже за эти годы. Несколько лет назад его нашли с помощью милиции. Состоялось даже судебное заседание, которое закончилось тем, что нашего "завсегдатая" признали невменяемым и отправили полечиться. После больницы он несколько месяцев вел себя тихо, а теперь звонит снова... Но случаются и вовсе дикие случаи, когда консультантов выслеживают потому, что... они помогают. Однажды на телефон доверия позвонила женщина, которую регулярно избивал муж. После разговоров с консультантом несчастная решила развестись с обидчиком. Лишившись безропотной жены, экс-супруг вместе с друзьями, не в состоянии вычислить конкретного "врага", выследил целую группу консультантов. Их поймали, долго мучили, а потом убили. Вычисляют местонахождение центра, как правило, по номеру телефона, и во время смены начинается... "Они звонят и рассказывают, как они нас ненавидят, подробно описывают, как мы пойдем с работы, сколько времени и как именно они будут нас убивать", — говорят психологи. Идти после этого по пустынной улице, зимой, после 21 часа (а именно в это время заканчивается одна из смен), в полном одиночестве — удовольствие ниже среднего. — Подобная ситуация складывается везде, где работают телефоны доверия, — замечает Милена Михайловна. — Только в других странах думают о безопасности сотрудников: продумывают местоположение центра, вводят дублирующий состав... Московские психологи принимают меры самостоятельно: постоянно носят при себе баллончики с газом и даже... свистки. На больных людей это действует. Каждый вновь влившийся в ряды психологов-консультантов выбирает псевдоним — это дает хотя бы призрачную гарантию, что тебя не "вычислят". С консультантами-новичками проводится подробнейший инструктаж, в ходе которого они понимают: риск — это специфика профессии. "Через несколько недель работы весь кураж, амбиции, безрассудство: "Мне ничего не страшно!" — улетучиваются без следа," — говорит Милена Михайловна. Маньяки разных калибров отнимают время и возможность позвонить тем, у кого действительно возникли проблемы и кому срочно нужно помочь. Между тем психологи с телефона доверия констатируют: за последние пару лет увеличилось количество звонков подростков, подсевших на иглу или подвергающихся физическому и сексуальному насилию. Причем теперь бывает и так, что помощь приходится оказывать 4—5-летним детям. К ним выезжают психологи. Обычно консультантам запрещено лично встречаться с клиентами, но тут случай особый: иногда приезд социального работника в семью хотя бы незначительно, но меняет обстановку — родители с этого момента бьют чадо меньше... Подростки все больше озабочены любовными проблемами: 50% звонков — именно на эту тему. И 90% самоубийств, по оценкам психологов, — тоже от нее, от любви. За день по нескольку раз обязательно звонят "шутники", придумывая себе трагичную "легенду" — изнасилование, наркотики... "Вот сейчас как раз такой "звонок-розыгрыш" поступил, можете послушать, - предлагает Милена Михайловна. - Девочка лет 14-ти утверждает, что забеременела, но не хочет, чтобы узнали родители". Консультант Наташа сосредоточенно говорит в трубку: — И что сказал гинеколог? Стопроцентная гарантия беременности? И что ты решила: будешь делать аборт или сохранишь ребенка?.. Ну, давай думать, как быть. Кстати, а какой у тебя срок?.. Тут на другом конце провода фыркают и со смехом кладут трубку. - На "сроке в пять месяцев" она не выдержала, — констатирует Наташа. — Сначала сложно бывает распознать — шутка это или нет; можно перепутать и потерять человека, если будешь говорить с "неправильной" интонацией. Поэтому у нас установка: лучше ошибиться в другую сторону". Интонации играют важнейшую роль в работе консультанта. Имеет значение даже настрой, с которым психолог садится за телефон. Если он пришел взбудораженным, супервизор ("старший" над консультантами) просто не выпускает его на линию. На такой работе люди очень быстро "выгорают". - Так на профессиональном жаргоне называют момент в жизни каждого консультанта на телефоне доверия, когда он просто не может больше работать: сказывается неимоверное психологическое напряжение. — При всем желании и профессионализме 40 часов в неделю воспринимать то, что говорят нам, — сложно: не получается полностью отстраняться от проблем тех, кто звонит сюда ежедневно, — замечает Милена Михайловна. — Вообще, каждые несколько лет состав психологической службы должен меняться, но это не всегда возможно. Не можем мы ввести у себя и западную практику — там консультант волен просто сказать: "Я устал и на следующей неделе не приду". Свою лепту в и без того сложную работу психологов вносит и пресловутый российский менталитет. Люди, набравшие номер телефона доверия, хотят немедленной заочной помощи, которая разом решила бы все их проблемы. Эта черта свойственна почти всем позвонившим. Начиная с жертв несчастной подростковой любви и заканчивая просто больными людьми, которые могут люто возненавидеть только за то, что с ними отказались говорить. И вот тогда эта скромно оплачиваемая профессия становится смертельно опасной.



Партнеры