АГОНИЯ ДИНОЗАВРА

11 августа 1999 в 00:00, просмотров: 645

Когда динозавры корчатся в смертельной агонии, они крушат все вокруг себя. Только с этим можно сравнить поведение российской власти в последние дни. Во всяком случае, вчера в Кремле царили похоронные настроения. Сотрудники президентского аппарата судорожно просчитывали самые разные варианты. Но все они прямиком вели либо к общенациональной катастрофе, либо к крушению кремлевских планов и постепенной потере власти кланом Ельцина. Когда Борис Николаевич объявлял Путина своим преемником, могло показаться, что речь идет о давно вызревшем и хорошо продуманном решении. Но это-то как раз очень сомнительно. Целый ряд высших кремлевских аппаратчиков признался, что назначение престолонаследника было экспромтом. Мол, мы обсуждали назначение Путина премьером, а отнюдь не "кронпринцем". А дедушка переиграл все буквально в последнюю минуту. Так это или нет, сказать трудно, и на самом деле не очень важно. Главное — вне зависимости от того, что думает Ельцин, сегодняшний Кремль буквально набит врагами Путина. В горячих сторонниках нового премьера сейчас фактически ходит один Роман Абрамович. Борис Березовский готов в любой момент начать против Путина активные боевые действия. Давний знакомец нового шефа Белого дома Анатолий Чубайс глубоко разочарован произведенной рокировкой: Степашина он считал реальным кандидатом в президенты, а кандидатура Путина оценивается им как абсолютно не проходная. Со скепсисом относится к делу своих рук и формальный глава кремлевского аппарата Александр Волошин. Многим памятны недавние заявления Александра Стальевича в узком кругу: "Если даже мы назовем преемника, кто же будет за него голосовать?!" Кроме того, как говорят, Волошин по-прежнему лелеет мысль о заполучении премьерского кресла для себя самого. Процесс внутреннего распада президентской команды зашел так далеко, что в Кремле серьезно начали говорить о целенаправленном саботаже со стороны некоей группы чиновников. Утверждается, например, что некоторые обитатели Кремля подготовили для Степашина специальную речь для выступления на прощальном заседании правительства. В этом документе содержался крайне резкий наезд на президента и заявление об открытом переходе Степашина в оппозицию к Ельцину. Но экс-премьер будто бы в последний момент передумал и произнес совершенно другой текст. Почти невыполнимой многие сотрудники президентского аппарата считают и главную задачу, возложенную сейчас на Путина: оттеснить блок "Отечество — Вся Россия" на политическую периферию. Да, в Кремле сейчас сконцентрировали просто фантастическое количество ресурсов. Контроль над основными финансовыми потоками или уже установлен, или будет, может быть, установлен в самое ближайшее время. В ельцинской администрации нет недостатка в самых хитроумных антилужковских планах. Но Путин пока не пользуется сколько-нибудь серьезным авторитетом среди российских политиков. Но даже если бы этот авторитет был, это все равно не давало бы Кремлю никаких гарантий успеха. Когда пару месяцев назад Волошин предлагал одному видному российскому политику на выбор или высокий пост в Кремле, или кресло вице-премьера, тот послал его матом. Проблема в том, что сегодня практически никто не верит ельцинской свите. Все считают, что с этими сумасшедшими людьми просто невозможно иметь дело. Что бы они ни говорили в данный момент, вскорости все равно все изменится до неузнаваемости. Получается, что у Кремля фактически остается только одна возможность достижения цели — откровенно антиконституционные методы. Введение чрезвычайки сейчас является сугубо технической проблемой. Но вот поможет ли это Ельцину и К° в долгосрочной перспективе, весьма сомнительно. Как только Борис Николаевич начет открыто нарушать закон, он мгновенно потеряет легитимность. И в этот самый момент реальная власть может оказаться в руках силовиков. При гораздо более благоприятных обстоятельствах осенью 1993 года власть Ельцина висела на волоске. Если бы открыто колеблющийся Павел Грачев в конце концов не поддался на президентские уговоры, российская история могла бы быть совсем другой. Нечто подобное обязательно произойдет и сейчас: "Уже в первый день после введения чрезвычайки силовики начнут класть ноги на стол в присутствии Ельцина, — заявил "МК" один осведомленный бывший сотрудник спецслужб. — А еще через два дня они могут сказать кремлевцам: "А кто вы, собственно, такие? А ну пошли отсюда!" И, наконец, последний вопрос — по степени актуальности, но не по важности. К каким глубинным изменениям в политической системе России в конечном итоге приведет нынешняя свистопляска? Не случится ли так, что, когда Ельцин наконец уйдет, в стране установится парламентская республика? Ведь если бы Борис Николаевич обладал меньшим количеством полномочий, нынешний сумасшедший дом в российских властных чертогах был бы немыслим. Меры, направленные на обрубание царских возможностей президента, будут еще обязательно предложены и не исключено, что приняты. Но, скорее всего, парламентской республикой России все-таки не бывать. Что бы ни говорили сейчас об этом нынешние претенденты на Кремль, придя, они приложат все усилия для того, чтобы удержать в своих руках максимально возможное количество управленческих рычагов. Нельзя считать также, что парламентская республика является и панацеей от всех бед. В том же 93-м году всевластие парламента чуть не привело к катастрофе. Не очень хорошо себя показала парламентская республика и во Франции, Италии и множестве других стран. Так что, похоже, россиянам остается только надеяться, что Ельцин уйдет уже достаточно скоро. И бескровно. А новый президент будет хоть чуть-чуть лучше прежнего...



Партнеры