МОСКВА НЕ СРАЗУ РУШИТСЯ

27 августа 1999 в 00:00, просмотров: 803

Техногенные бедствия в столице происходят с пугающей периодичностью. За последние два года наиболее известные — провалы на Сретенке в 1997 году и на Большой Дмитровке в 1998-м. Специалисты Института геоэкологии РАН и Мосгоргеотреста еще три года назад разработали серию неотложных мероприятий, пытаясь уменьшить негативные воздействия на геосреду, а геосреды на инженерные сооружения. Тогда же территория города была поделена на пять категорий по степени опасности. Из-за того, что земля все чаще проваливается под ногами москвичей, были введены особые ограничения в строительстве и хозяйственной деятельности на участках повышенного риска. Однако большая часть необходимых мер до сих пор не предпринята. И москвичи остаются потенциальными жертвами геологических катаклизмов. Корреспондент "МК" вместе с учеными из Института геоэкологии побывал в зонах наибольшего геологического риска столицы, которая, как выяснилось, расположена не только на семи холмах, но и на семистах семидесяти семи провалах... Что такое Хорошевка и почему там плохо Старинное здание в тихом переулке в центре столицы. Обитатели бывшего жилого дома, ныне принадлежащего академическому институту, живут по старинке. Здесь так и говорят: "профессор Владимир Иванович в такой-то квартире, а Валентин Петрович этажом выше, в такой-то". Бродит упитанный кот. Не хватает только старинного самовара и мягких тапочек. Но зато много карт, редких книг и журналов. Ученые, склонившиеся над картой, похожи на полководцев, собравшихся на военный совет перед боем. Наконец после небольшой дискуссии, насыщенной малопонятными постороннему терминами, "командование" решает совершить первый "марш-бросок" в район Хорошево-Мневники. На карте зон повышенной опасности этот район "чрезвычайно опасный" — окрашен в ярко-красный цвет. Что неудивительно. Он доставил немало бед и хлопот местным жителям, коммунальным службам и строителям. Только с 60-х годов, по подсчетам геологов, здесь произошло более сорока провалов почвы. Так что сотрудники института геоэкологии РАН здесь частые гости... Хорошевское шоссе, 40 метров на север от метро "Полежаевская". Нога главного "полководца" — доктор геолого-минералогических наук Макарова — ступает на аккуратно заасфальтированную площадку, покрывающую место погребенного здания. Пятиэтажный дом постройки 50-х годов разрушился в 1969 году, за считанные минуты превратившись в груду обломков. "План по сносу пятиэтажек начал выполняться уже тогда", — шутит Владимир Иванович. Эту площадку асфальтируют намного чаще, чем московские дороги. Потому как проходит немного времени, и асфальт начинает топорщиться, а грунт смещаться. И это не единственный дом, который провалился под землю около Хорошевки. В апреле 1977 года в 150 метрах от ТЭЦ-16 в результате образования воронки были разрушены два жилых дома, №3 и №4 по Новохорошевскому проезду, а третий (№5, корпус 2) сильно поврежден. — Мистика какая-то, прямо Бермудский треугольник, — говорю я. — Да ничего загадочного здесь нет. Просто под нами в основании осадочной толщи на глубине от пятнадцати до тридцати метров известняки. Со временем они становятся кавернозными, то есть под действием подземных вод в них появляются пустоты. Испещренная же пустотами толща — одна из причин образования провалов. К тому же это промышленный район. Предприятия черпают воду из глубоких артезианских скважин. От этого изменяется уровень подземных вод, толщи сжимаются, происходит водопонижение. Полости, залегающие на глубине двадцати метров, заполняются лежащим выше песком. А в верхней части, откуда песок ушел, как раз и возникают карстовые воронки. — А сколько всего таких провалов и воронок сейчас в Москве? — Ну, это, молодой человек, один бог знает... Точное количество определить сложно. Как только образуется воронка, ее засыпают и цементируют, а через некоторое время рядом возникает новая. Часто случается, что на месте небольшого провала появляется гигантский провал, то есть малые просадки иногда являются только первыми признаками. Незначительные провалы периодически происходят и под фундаментами жилых домов (Хорошевское шоссе, Новохорошевский проезд), и на проезжей части дорог (ул. Куусинена — 1973 год, проспект Маршала Жукова — 1996-й), неподалеку от промышленных предприятий. Глубина их достигает 5—8 метров, а иногда и больше. В этом районе находится ТЭЦ-16, хладокомбинат №7, использующий в производстве цинк и аммиак. Аварии на подобных предприятиях чреваты экологическими катастрофами. К тому же район густо населен и считается престижным. Тем не менее именно здесь жить довольно рискованно. По сути дела, это спящий вулкан... — Несмотря на резонные опасения геологов, — говорит доктор геолого-минералогических наук Макаров, — строительство в этой зоне продолжалось и после того, как несколько зданий ушло под землю. Разумнее было бы использовать опасные участки исключительно под парки и зеленую зону. Правда, в 80-е годы в новых домах решили устанавливать противокарстовую защиту в фундаменте — сплошную железобетонную плиту. Это в принципе сняло часть проблем — в мае 1987 года на улице Маршала Тухачевского у дома №17 появилось воронкообразное углубление с рваными краями диаметром 15 м и глубиной около двух. А сам дом повреждений не получил. Но это все равно полумеры, считают Макаров со товарищи. В идеале нужно провести полную инвентаризацию московских недр. Ведь это только на первый взгляд дома уходят под землю волей случая. Если бы каждый ЖЭК на своей территории следил, где и насколько проседает асфальт, вел статистику даже минимальных смещений грунта, хотя бы раз в год приглашал специалиста-геолога, хроника происшествий в Москве не так активно пополнялась бы провалами... Геоэкологи называют это культурой землепользования. И убеждены, что москвичи в этом смысле люди совершенно невежественные. Из московских глубин идут смертельные газы Следующий пункт нашего путешествия — Крылатское. Здесь совсем недавно были проведены геологические исследования. Результаты их, о которых широкая общественность пока ничего не знает, оказались настоящей сенсацией. В Крылатском по зонам вертикальной проницаемости с больших глубин идет поступление флюидов и газовых компонентов. Это радон, водород, гелий... Если гелий и водород еще куда ни шло, то радон — это тяжелый радиоактивный газ. Основной долгоживучий изотоп радона-222 (было бы правильнее назвать его 666) легко проникает в легкие и через кровь накапливается в жировой ткани. Но опасен даже не сам изотоп, а продукты его распада, в том числе висмут и полоний, имеющий высокую энергию гамма-излучения. — На двух обследуемых зонах, — рассказывает кандидат геологических наук Владимир Бабак, — были обнаружены аномально высокие концентрации радона, или, как мы говорим, пики, исходящие из недр земли. Кстати, одна из таких зон находится в районе Осенней улицы, неподалеку от дома, где расположена квартира президента. Хорошо известно, что зоны с повышенной радиоактивностью отрицательно влияют на здоровье человека. Радон имеет обыкновение накапливаться в подвальных помещениях, на первых этажах домов, расположенных над зоной. Повышенная заболеваемость к таким зонам четко привязана. Особенно это касается раковых заболеваний. Жильцы, ничего не замечая, получают переизбыток радиоактивности. Быть может, именно поэтому, будучи лучше осведомленным, Борис Николаевич давно не появляется в своей квартире, предпочитая с семьей жить в загородных резиденциях? Ко всему прочему радоновые зоны влияют и на биосферу. Отмечается явление бифуркации — когда несколько деревьев растет из одной точки. Красивые березы превращаются в карликовые, скрюченные деревья. На других появляются наросты. Целое семейство новой карликовой породы можно обнаружить сегодня в лесопарковой зоне Крылатского. Правда, кроме ученых, к этому никто не присматривается. Пока. Кому это выгодно? Не знать — и жителям престижного района спокойнее, и местным властям ничего делать не надо. Крылатское, впрочем, не исключение. Подобные неблагоприятные участки в последнее время обнаружены и в других районах Москвы. Неподалеку от Белорусского вокзала и "Динамо" как раз сейчас ведутся исследования, в центре Москвы и Химках. Кстати, разрушение в конце прошлого года двухэтажного дома на Пушкинской улице произошло на одной из таких четко выраженных зон. Дом стоял в точке повышенной проницаемости, в результате чего произошла просадка. — Организации, которые ведут строительство и проектирование, — сказал корреспонденту "МК" работник Мосгоргеотреста, просивший не называть свое имя, — не заинтересованы в финансировании исследований. Главное — быстрее начать строительство. Бывает и так, что приезжают на объект специалисты, чтобы произвести съемку, а там уже фундамент стоит, работа вовсю кипит... А между тем московское правительство еще в 1993 году предложило Институту геоэкологии заняться составлением карты Москвы и ближайшего Подмосковья (примерно 70 километров от МКАД), которая информировала бы о характеристиках геологических структур, медико-биологических показателях, болезнетворном воздействии геологической среды на природу и человека. И что же? Из-за безденежья карты геологических опасностей Москвы, которая должна была стать настольным документом всех строительных организаций, до сих пор нет. А она пригодилась бы и санэпидемстанции, и службе эпидемиологического надзора Москвы, и городскому правительству... Впрочем, наверняка еще более интересна она была бы тем, кто хочет купить квартиру в городе или дом в Подмосковье. А то ученых института уже просто замучили звонками будущие дачники. Многие от кого-то слышали об этой карте. Вот и названивают с вопросами: покупать дом в том или ином месте или не покупать. Живописные пейзажи на красном фоне На карте геоопасных зон Москвы помимо Хорошевской в красный цвет чрезвычайной опасности окрашены участки в районе Сабурово и Капотни, Поклонной горы и Фили-Кунцево, Коломенского и Воробьевых гор, значительная часть центра города, в том числе территория Кремля. И еще около трехсот мелких очагов потенциальных провалов — в долинах Москвы-реки и ее притоков. Все они поражены оползнями. Но мы отправляемся в район гор, именуемых Воробьевыми — от бывшего одноименного села, известного еще с ХV века. "Изумрудное ожерелье Москвы", или "зеленый венец стольного города", как называют их древние летописи, протянулись на несколько километров от устья Сетуни до Андреевского моста Окружной железной дороги. На правом, высоком берегу Москвы-реки высота гор достигает 220 метров. Противооползневые мероприятия время от времени здесь все-таки проводятся. Так, набережная была укреплена в своей излучине, в том месте, где река подмывает правый берег, еще больше увеличивая его крутизну. Правда, все это лишь замедлило оползневые подвижки, но полностью их не предотвратило. Смещения грунта продолжаются и сегодня. Сейчас глубокие подвижки на Воробьевых горах отмечаются на протяжении 550—600 метров от бровки склона в сторону реки. Так что эта территория оценивается как потенциально неустойчивая. На Воробьевых горах, в Филях—Кунцеве и Коломенском массовые оползневые проявления отмечаются с периодичностью в 9—11 лет. Так, их массовая активность отмечалась в 1962—63 гг., 1973—76 гг. и в 1983—86 гг. Как раз на это время приходится разрушение лифтовой галереи на метромосте. Нерегулируемая хозяйственная деятельность, накопленный на склонах и прилегающих участках хозяйственный мусор, сброс в овраги хозяйственных и атмосферных поверхностных вод, плохая закладка траншей при прокладке коммуникаций вблизи склонов в значительной степени влияют на оползневые проявления. По мнению ученых, стабилизировать крупные активные оползни возможно строительством массивных подпорных стенок на глубоких свайных основаниях, устройством дренажных канав, водоотводящих устройств, проведением работ по углублению русла Москвы-реки. Погубит людей вода? Причинами провалов в Москве кроме оползней и образования подземных пустот могут послужить крупные аварии водопроводных систем, когда вода вырывается из труб под большим давлением. Грунт размывается, и возникающие полости начинают обрушиваться. Так, на обратной дороге, проезжая по Смоленской площади, ученые вспомнили, как в сентябре 1995 года здесь под землей сорвало чугунную задвижку на 70-сантиметровой трубе и три полосы Садового кольца рухнули в промоину шириной не менее пяти метров. А на Сретенке, где в ночь с 3 на 4 августа 1997 года образовалась воронка шесть метров в длину и пять в ширину, а глубиной четыре с половиной метра, ливневая канализация не справилась с осадками. Беда в том, что повторение подобных вроде бы локальных бедствий при нынешнем состоянии подземных коммуникаций возможно в любой точке города и в любое время. Позже работники Мосводоканала подтвердили корреспонденту "МК" по телефону, что подобные "коммунальные бедствия", многие из которых не предаются широкой огласке, случаются по нескольку раз в год. Хуже всего, когда утечка мала, но постоянна. Провал подобного типа уже несколько лет возобновляется после засыпок у юго-восточного берега пруда возле Дворца пионеров на Воробьевых горах. В Москве, если присмотреться, можно увидеть много провалов и воронок над колодцами, линиями водных коммуникаций, опущенные и перекошенные бордюрные камни. Все это может стать предвестником приближающейся беды. И все же самой распространенной причиной провалов в Москве были и остаются утечки из канализации. Канализационные коллекторы не проходят сквозь водоносные горизонты, но вода над ними все равно накапливается и просачивается через неплотные стыки и щели, увлекая за собой частицы грунта. В месте контакта грунта со щелью медленно, но неуклонно растет полость, пока процесс не завершится провалом. Его засыпают, поврежденный участок проезжей части или тротуара асфальтируют, и... процесс опять начинается сначала. О том, сколько заброшенных подземных сооружений находится в подземном пространстве центральной части Москвы, можно только догадываться, — размышляет Владимир Иванович, когда мы несемся по Ленинскому проспекту в сторону центра. — Это и колодцы, и погреба, и подземные переходы. О многих из них либо забыли, либо местоположение их неизвестно. При определенных же обстоятельствах погребенные пустоты могут послужить причиной образования провалов. Так, в декабре 1974 года на газоне посреди Ленинского проспекта, недалеко от его пересечения с улицей Академика Зелинского, образовалась воронка диаметром чуть более двух метров и глубиной почти семь метров. Обследование показало, что ее возникновение связано с наличием старого колодца, который был перекрыт деревянными досками. Со временем доски сгнили, выше лежащие грунты обрушились. Многие возможные провалы прогнозировать достаточно сложно. Часто они бывают неожиданными. Когда строился комплекс на Манеже, строители при вскрытии котлована натолкнулись на известняки, испещренные трещинами. Тогда пришлось дополнительно цементировать наименее прочные участки толщи, а уж потом возводить фундамент сооружения. Многим старинным зданиям в центральной части города 150 и даже 200 лет. Они вполне могли бы простоять еще столько же, но из-за подтапливания грунтовыми водами их подвалы увлажнены, кишат комарами и насекомыми, а стены деформируются и разрушаются. По оценкам Института геоэкологии, от потерь в водонесущих коммуникациях в грунт Москвы уходит от 20 до 40 процентов воды в сутки. Москва по сути — вторая Венеция. Только ее "водные красоты" скрыты от посторонних глаз. В свое время обсуждался вопрос о строительстве нового водохранилища в Москве — резервуара для снабжения города питьевой водой. Так, академик Яншин подсчитал, что вместо строительства водохранилища и прокладки водных коммуникаций достаточно было бы просто починить все водопроводные краны в Москве — настолько велики масштабы утечек. Территорию уже можно считать подтопленной, если глубина грунтовых вод менее трех метров. Почти весь исторический центр столицы имеет такую "подмоченную" репутацию. — Это чисто урбанистический процесс, — считает Макаров. — Когда возводятся сооружения, естественно, производится строительная планировка: засыпаются овражки, речушки, выравнивается площадь под строительство. Вот это и привело к тому, что половина древней речной сети на территории города засыпана, то есть уничтожено естественное водное древо. Искусственная же дренажная система несовершенна. В результате нарушается природный баланс стока подземных вод. Естественный рельеф понижается. Сейчас подземные воды уже просто не успевают стекать в открытые русла, идет подъем уровня грунтовых вод. Вернувшись наконец назад, в Институт, в тихий московский переулок, где жизнь течет размеренно и неторопливо, мы разворачиваем другую карту — подтопления Москвы грунтовыми водами. И видим вот что. В пределах МКАД сейчас подтоплено сорок процентов территории. Тридцать пять процентов подтоплено практически круглый год. Вода, что называется, хлюпает под фундаментами. Причем это очень грязная вода. Сюда стекаются все тяжелые металлы, другие загрязнители. Отсюда ухудшение экологической обстановки в городе. Идем дальше. Максимальное повышение уровня вод отмечается в районе пересечения Дмитровского шоссе с Окружной железной дорогой, в районе Савеловского вокзала, на отдельных участках (Лужниковская излучина, Даниловское кладбище), в районе станции метро "Аэропорт". Неблагоприятные участки в Северном и Северо-Восточном округах (участки вокруг промышленных зон, расположенные вдоль Дмитровского шоссе, между рекой Яузой и Ярославским шоссе). В Восточном округе — территория вокруг промзон вдоль Щелковского шоссе и шоссе Энтузиастов, Юго-Восточном — полоса левого берега Москвы-реки между Южным портом и Капотней. Неблагоприятный участок находится и вдоль границы Юго-Западного и Южного округов — практически вдоль всего отрезка Варшавского шоссе в границах города. В Западном же округе такой участок располагается относительно узкой полоской между Можайским шоссе и Мичуринским проспектом. В Северо-Западном — небольшой участок территории, заключенный в Мневниковской излучине Москвы-реки, предназначенный, кстати, для строительства Диснейленда. Когда-то на юго-западе с его огромными оврагами и ложбинами проводились лыжные соревнования. Сейчас все овраги засыпаны. То же самое произошло и в Теплом стане, и на многих других территориях. Так, один из корпусов старого здания МГУ был построен на месте засыпанного Успенского оврага, по дну которого протекал ручей. Грунтовой поток в течение многих лет выносил мелкие частицы из грунта, разрыхлял его, что и явилось причиной осадки здания и его деформации. В древней Москве было около 140 ручьев, речушек и рек. Семьдесят впадало в Москву-реку, остальные в ее притоки. На сегодня их сохранилось меньше половины... Недра замедленного действия Несчастья гарантированы, когда игнорируется геология города, не проводится достаточных исследований, применяется неправильная технология строительства. Несмотря на все трудности, у геологов есть достаточно возможностей избежать принятия заведомо неправильных решений. Только вот к ним мало кто прислушивается. Или не хочет прислушиваться — "авось пронесет". Поэтому прогнозировать масштабы неприятностей, связанных с жилыми и промышленными зданиями, в Москве просто невозможно. Так было с коллектором на Малой Дмитровке. Котлован вырыли на месте погребенного оползня — русла древней реки. А если его побеспокоить, то есть создать условия для подвижки, бед не оберешься. А ведь на это место была и карта со всей детализацией, и другая геологическая документация. Но она не понадобилась. К геологам просто не обратились, отсутствовал грамотный проект и организация работы. Точно так же было и со станцией "Боровицкая". По признанию ученых Института геоэкологии, большая часть информации, накопленная геологическими организациями, недоступна для дальнейшего исследования и обобщения из-за банального отсутствия денег. И пока геологам ничего не остается, как проводить наиболее важные исследования за свой счет. В этом году им перечислили из городского бюджета сущий мизер. Впрочем, геологов плохо финансировали всегда. Результат лег на лицо города превратившимися в руины стенами зданий. Скандалы по этому поводу возникали, но не надолго. После очередного провала все оставалось как было. Настоящие фанаты своего дела, ученые с мировым именем на собственном транспорте колесят по Москве, постигая тайны московских недр, их происхождение и особенности, пытаясь своими силами отследить геодинамику плиты, на которой стоит город. Пытаются понять, как говорят сами геологи, каскадные процессы, их особенности, происходящие во времени. Многие из них абсолютно незаметны и недоступны для понимания простых москвичей. Но именно в этих каскадных процессах разгадки многих тайн подземной жизни Москвы. Именно в них кроется ответ, который пытаются получить геологи. С чем, например, связаны подвижки грунта, пока, слава богу, незначительные, на Васильевском спуске? Может ли там все затрещать по швам вплоть до стен Кремля? Вопросов на порядок больше, чем ответов. Тем временем городские власти предпочитают ждать. Выезжать на происшествия с мигалками и при галстуках. Так красиво, так тебя могут эффектно снять телекамеры. Вот только легче ли от этого жильцам домов, которые в любую секунду могут распрощаться не только с крышей над головой, но и с жизнью? Впрочем, может, и легче. Наблюдать за происшествиями с экрана любят все. А об опасности для себя люди предпочитают не знать и даже не думать... КАРТА КАРСТОВОЙ ОПАСНОСТИ НА ТЕРРИТОРИИ МОСКВЫ (Институт геоэкологии РАН и Мосгоргеотрест) Деление территории по категории карстовой опасности: — весьма опасная: активно происходящие карстовые процессы (провалы почвы и образование воронок) в таких зонах видны невооруженным глазом и легко определяются неспециалистом; участки с повышенной трещиноватостью и интенсивной закарстованностью пород; — опасная: участки с повышенной трещиноватостью и неравномерной закарстованностью; — малоопасная: участки с кавернозными и слаботрещиноватыми породами, в которых если и образуются пустоты, то в основном незначительного размера. Чрезвычайно опасные участки долины Москвы-реки: 1 — в районе Хорошево-Мневники 2 — в районе Щукино 3 — в районе Фили-Кунцево 4 — в районе Воробьевых гор на правом берегу Москвы-реки 5 — в районе Коломенского 6 — в районе Сабурово 7 — в районе Капотни



Партнеры