КОМПЬЮТЕРЫ УТОНУЛИ В ВОДКЕ

3 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 254

Месяц назад наша газета опубликовала официальный запрос в адрес премьера Правительства РФ, Федеральной службы безопасности и Главной военной прокуратуры — по поводу начальника следственного отделения УФСБ по Владимирской области Коматовского, возбудившего проверку в отношении фирм, принадлежащих жене мэра Москвы Елене Батуриной. Мы спрашивали: правда ли, что Коматовский сам с 17 мая является фигурантом уголовного дела? Если да, то почему он продолжал выполнять свои обязанности и даже возбуждал какие-то проверки? И — самое главное! — не могло ли оказаться так, что чекист, находящийся под дамокловым мечом уголовного дела, окажется управляемым кем-то со стороны? Кому, мягко говоря, не очень нравится политическая активность Юрия Лужкова и кто таким образом пытается "достать" мэра столицы через его жену? К чести ФСБ стоит сказать, что эта служба весьма оперативно отреагировала на нашу публикацию. Сотрудники Центра общественных связей ФСБ РФ и лично его руководитель г-н Зданович постарались помочь нам разобраться в деле. (Кстати, спасибо им за это, потому что все остальные запрошенные, в нарушение действующих в стране законов, предпочли просто отмолчаться.) А в итоге всплыли просто сенсационные подробности... Уголовное дело №144120 в отношении сотрудников УФСБ по Владимирской области Коматовского и Тамаева действительно было возбуждено 17 мая 1999 года заместителем начальника отдела следственного комитета МВФ РФ полковником Харченко. Возбуждено (внимание!) по поводу "незаконного использования в 1998 году денежных средств, вырученных от реализации водочной продукции". Оно же — дело №144120 — было закрыто 29 июля и.о. военного прокурора Владимирского гарнизона. За отсутствием состава преступления. При этом, если верить тексту постановления о прекращении дела, единственным (и ненаказуемым) нарушением в действиях Коматовского и Тамаева было то, что они, офицеры, приняли материальную помощь от одной коммерческой фирмы. Однако не для себя лично — на полученные от фирмы деньги УФСБ купило оргтехнику. А вот теперь скажите — вас не удивило, что дело, открытое по факту незаконного использования денег от продажи водки, закрывается... из-за отсутствия состава преступления в покупке чекистами оргтехники? Примерно то же самое, если бы какого-то человека обвинили в убийстве, а потом, заявив, что он действительно не грабил пивной ларек, отпустили на свободу. Извините, но это либо бред, либо откровенный подлог. Настораживает и то, что столь странным способом дело против владимирских чекистов было закрыто сразу после того, как они инициировали проверку фирм Елены Батуриной. Как-то поневоле возникают нехорошие выводы... Поверьте, что у нашей газеты нет ни малейшего желания кого-то напрасно опорочить. Чтобы раз и навсегда разобраться в этой истории, понять, насколько независимы следователи Владимирского УФСБ, и учитывая, что, за исключением ЦОС ФСБ, все остальные государственные органы хранят полное молчание, — на этот раз мы просим ответить главу следственного комитета МВФ РФ г-на Соловьева. На основании каких именно документов, изъятых в УФСБ по Владимирской области, было возбуждено дело № 144120? Что конкретно послужило поводом для привлечения к делу Коматовского и Тамаева? Почему дело, открытое по факту незаконного использования денег от реализации алкогольной продукции, было закрыто с совершенно другими формулировками, не имеющими ничего общего с изначальными? Была ли при возбуждении дела поставлена в известность Генеральная прокуратура РФ и у кого из ее сотрудников находилось на контроле это дело?




Партнеры