ПОСЛЕДНЯЯ СТАВКА ЕЛЬЦИНА

7 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 443

Сентябрь — последний месяц перед тем, как предвыборная кампания окончательно станет на рельсы и неудержимо понесется к финишу. В этом месяце еще возможны скачки, переходы, звонкие удары по роже. Можно не сомневаться, что в сентябре будут побиты все рекорды по вываливанию компромата друг на друга (когда устаканится — станет потише). И тем не менее в этой стихии неопределенности есть мощнейшая политическая сила, которая уже совершенно откровенно заявила о своих целях. Сила эта — президент и его ближайшие сотрудники, которых принято называть "семьей". Даже забавно все время читать новые обвинения Кремля в коварстве и выстраивании многоходовых запутанных комбинаций. Ведь на самом-то деле другой цели, чем избрать следующим президентом Владимира Путина, у Б.Н. и К° просто быть не может. Эта цель никогда и не скрывалась. Человек, который не мог сказать "нет" Сергей Степашин мог стать наследником Ельцина. Но не стал. И обвинять в этом, если честно, некого. Еще Сергей Витте в своих мемуарах писал, что русскому царю не нужен ни ум, ни образование, ни даже опыт. Прежде всего ему нужен "царский характер". Примером образцового русского государя русский премьер-министр считал Александра III, который, как известно, умом действительно не прославился. У Сергея Степашина было море достоинств. Он "кадровый интеллигент", имеет нешуточный опыт управления разными структурами. Но характера, такого характера, какой нужен главе этого государства, он не продемонстрировал. Никогда не говоря "нет", по интеллигентской привычке стесняясь открыто высказывать, чего он хочет, иногда меняя решения по три раза за день, Степашин сам выпустил удачу из рук. Можно сколько угодно ругать окружение Ельцина за то, что оно настраивало престарелого монарха против молодого премьера. Но факт остается фактом. Ельцину с его огромным опытом даже не политической борьбы — политического мордобоя — не сумел бы понравиться человек, которому Черномырдин мог на встрече экс-премьеров с Путиным бросить: "Не ной! Нас тут всех сняли". Ноющий президент в России, по три раза в день меняющий решения — это не только катастрофа для государства. Это катастрофа и для тех, кто вытащил его на вершину. Кстати, слабость Степашина понимали не только в Кремле. Евгений Примаков, по данным "МК", был абсолютно уверен, что Степашин как кандидат в президенты не может составить конкуренцию своим противникам. И раз Степашин в глазах друзей и врагов Кремля "не потянул", терять такой драгоценный ресурс, как время, уже не было смысла. "Семья", да и сам Ельцин, сознательно пошла на огромный скандал с отставкой премьера, чтобы успеть сделать последнюю ставку. Стремление Б.Н. найти себе мощного преемника абсолютно понятно. Будущее после 2000 года для него возможно либо в случае, когда его кандидат становится президентом, либо в случае принятия закона о гарантиях президенту после ухода на пенсию. Добиваться подобного закона вовсе не в характере Ельцина. Значит, надо выбрать преемника. Выбор таковых был небольшой. Собственно, его вообще не было. Еще в мае всерьез рассматривалась фигура Аксененко, который был "своим" для кремлевских обитателей. Но всего два месяца вице-премьерства доказали, что Николай Емельянович, так сказать, интеллектуально слабоват. И поэтому на доске осталась только фигура Владимира Путина, который, безусловно, имеет очень жесткий характер, немалый опыт, но главное — "свой". Человек, которому должны сказать "да" Сделав окончательный выбор в пользу Путина, администрация по сути призналась во всех своих стратегических планах. У власти нет возможности задержаться неконституционными мерами — сметут. Да Ельцин этого и не хочет. Он хочет остаться в истории первым президентом, который передаст власть демократически избранному наследнику. Также у Ельцина нет возможности сделать еще одну ставку, поменяв Путина на очередного претендента. Это просто бессмысленно, да и небезопасно. Объявив Путина наследником он достаточно крепко связал свою судьбу с ним. Значит, главная цель — помочь премьер-министру "раскрутиться". Именно для этого администрация все последнее время пытается подобрать все возможные ресурсы: финансовые, информационные, силовые. Александр Волошин говорит об этом совершенно открыто. Сейчас трудно сказать, насколько Владимир Владимирович способен играть публичные партии. Пока в Кремле существует общее мнение, что он не безнадежен. Но точно на этот вопрос можно будет ответить не раньше конца октября. В администрации помнят, что всего за 80 дней Степашин вошел в тройку наиболее популярных российских политиков. Но Степашин гораздо публичнее, чем Путин. Его актерские задатки — гораздо выше. Путину за 80 дней такого не добиться. Главная задача на осень для Путина — достаточно укрепиться до выборов в Думу. Стать в полном смысле слова "политическим тяжеловесом" он вряд ли успеет. Но надо "отяжелеть" настолько, насколько возможно. Дело в том, что эта Дума — "хромая утка", дотягивающая последние дни. Она уже не будет изменять Конституцию, бороться с правительством. У депутатов другая задача: переизбраться любой ценой. Следующая же Дума будет и оппозиционная, и мощная. Она сможет сразу повести атаку на премьер-министра. Его позиции будут тем более уязвимы, что сразу после думских выборов "хромой уткой" станет и президент. Настанет его очередь уходить, а значит, возможности Б.Н. поддержать правительство станут достаточно ограниченными. И к январю Путин уже должен иметь возможность самостоятельно "вертеться на сковородке". Чтобы достичь этой цели, Путину надо, как Мюнхгаузену, "ежедневно совершать подвиги". Впрочем, нынешняя ситуация в России — с войной в Дагестане, конфликтом в Карачаево-Черкесии и прочими прелестями — предоставляет премьеру такую возможность. А если у него не будет получаться, то о президентстве нечего и говорить. Единственное, что твердо говорят и в правительстве, и в Кремле, — Путина надо максимально освободить от бюджета, чтобы не погряз в дрязгах, имеющих десятилетнюю историю. Есть вице-премьер по финансовому блоку Христенко — вот он пусть бюджетом и занимается. Нельзя, конечно, сказать, что страх неведом Кремлю. Если Александр Волошин уже привык жать на газ, и по-другому, похоже, просто не умеет, то сотрудники рангом пониже нервничают. На некоторых совещаниях даже раздаются предложения начать разрабатывать схемы "ухода", "рыть окопы", если окажется, что избрать Путина все-таки невозможно. Но, судя по "железному Стальевичу" — Волошину, верхушка кремлевской администрации пока в панике не пребывает. Если же номер с Путиным не удастся, то им останется только вести переговоры об условиях капитуляции. Впрочем, о том, каковы могут быть условия этой капитуляции и перед кем она может быть объявлена, надо будет думать ближе к декабрю, когда время на "врастание" нового премьер-министра закончится. "Беспутные" конкуренты наследника Похоже, что парламентские выборы сейчас важны для Кремля прежде всего как этап перед выборами президента. На данный момент Волошин и команда убеждены, что главным противником Путина станет Евгений Примаков. По мнению некоторых высокопоставленных чиновников, Лужкову будет очень трудно избираться в президенты, потому что вся московская элита отнесется к этому очень плохо. И дело тут не в том, что они не любят Юрия Михайловича. Дело в другом: бизнес в Москве устроен так, что только Лужков может развести различные кланы. И если он уйдет, то ни Шанцев, ни кто-либо другой не будет обладать достаточным авторитетом. А значит, смертоубийство начнется не шуточное. И московская чиновно-предпринимательская номенклатура это отлично понимает. А избраться против воли своих вассалов не сможет даже Лужков. Более того, в Кремле сейчас жалеют, что им не удалось стать "лучшими друзьями" московского мэра. Лужков сумел навязать Администрации Президента противостояние, выгодное ему с пропагандистской точки зрения. В то же время, если бы Ельцин все время "обнимал и целовал" Лужкова, то его шансы стать всенародно избранным преемником стремились бы к нулю пропорционально силе объятий. Также не очень серьезным противником в Кремле считают и Александра Лебедя. И хотя Борис Березовский пытается выдать его за запасного кандидата Ельцина, Александр Волошин сказал корреспонденту "МК", что вопрос о возможности сделать главным кремлевским кандидатом красноярского губернатора никогда не рассматривался. И вряд ли когда-нибудь будет рассматриваться серьезно. Вообще влияние Березовского на принятие политических решений по-прежнему преувеличивается. БАБ играет только в свои игры и без зазрения совести подставляет и кремлевских обитателей. Он уже изрядно "достал" ельцинское окружение. И если все пойдет "нормально", то можно предположить, что влияние Березовского еще больше сократится. Ежели все пойдет "не нормально", то его советы и помощь наверняка будут востребованы. Интеллектуальный авторитет Бориса Абрамовича в Кремле по-прежнему высок. Как говорят, Березовский тайно готовит совершенно экзотический план, чтобы "захватить протестный электорат". После того, как у него не получилось создать блок из Чубайса, Никиты Михалкова и Степашина (Чубайс уперся), БАБ готов к новым "прорывам". Особый случай — Примаков. По терминологии того же Волошина, он "пассажир суперсерьезный". И обыграть его на политическом поле — задача очень сложная. Некоторые сотрудники администрации даже уверены в том, что именно Евгений Максимович стоит за раскручиванием за границей серии коррупционных скандалов. Якобы его сторонники в СВР применили "спецтехнологии" для ослабления противников своего шефа. Впрочем, поверить в это довольно трудно, уж больно блестяще тогда у них все получилось. Ничего подобного по уровню работы за последние годы российские спецслужбы не демонстрировали. Дружно не склонно верить в это и высшее руководство администрации. Но и в позиции Примакова есть очевидные слабости. В Кремле уверены, что Евгений Максимович не сможет выдержать жесткой борьбы за каждый процент голосов избирателей. Ему нужно "всенародное доверие", то есть победа с колоссальным преимуществом. Во-первых, это делает выборы эмоционально комфортными для него. А во-вторых, только такая победа дает ему мандат на проведение широкомасштабной "контрреволюции" с посадками "экономических преступников", перераспределением собственности и прочими острыми блюдами. Поэтому задача Кремля — навязать Примакову серьезную борьбу. Как сделал это тот же Волошин в апреле. Тогда, как "МК" уже об этом писал, Примаков прежде всего не выдержал психологически. Как человек старой советской закалки, он очень нуждается в ясной, четкой обстановке, постоянной системе координат, когда все расставлено согласно номенклатурному ранжиру. Как ни смешно, но ему требовалось даже постоянное одобрение президентом его действий (и это при том, что он практически открыто играл против Ельцина)... В воскресном телеэфире Примаков однозначно дал понять: его "президентские" планы будут напрямую зависеть от успеха на думских выборах. То есть — от уже упомянутой "ясности и четкости обстановки". Будет у блока треть голосов — будет и психологический комфорт, и желание баллотироваться в президенты. Иначе... Надавить на эти психологические струны Кремль может попытаться и во время выборов. Что касается выборов парламентских, то пока опросы общественного мнения выдают совершенно различные и совершенно удивительные картины в разных регионах. Так, последний опрос в Нижнем Новгороде показал, что 40% избирателей готовы голосовать за коммунистов (!), 17—18% — за правых (!!) и лишь 8% — за блок "Отечество — Вся Россия". Ясно, что Нижний — регион, отличающийся от среднего. Ясно, что и опрос имеет большую погрешность. Но тем не менее будущий парламент представляется руководству администрации достаточно эклектичным. Коммунисты наберут до 20%, "Отечество — Вся Россия" — до 25%. Но дело в том, что можно уверенно прогнозировать: блок "Отечество — Вся Россия" распадется после выборов на фракции. Аграрии могут обратно присоединиться к коммунистам. "Отечество", которое весьма расплывчато с идеологической точки зрения, тоже может подрасползтись на левых и правых, хотя большинство, конечно, "пойдет налево". В то же время "Вся Россия", с которой администрация продолжает работать, скорее сдвинется к правой части депутатского корпуса. Вся эта мозаичность позволит сотрудничать с парламентом и постарается сделать его позицию менее враждебной для президента и правительства. Отдельной проблемой может стать Центризбирком. Некоторые близкие к Кремлю аналитики уверены, что председатель комиссии Вешняков работает на коммунистов. Причем работает достаточно открыто. Доказательством этого, по их мнению, служит то, что Центризбирком ограничил средства, которые можно легально тратить на кампанию. Прежде всего это выгодно Зюганову и Ко, которые принципиально на рекламу не тратятся. Всем другим участникам эта инструкция жизнь усложнит. Подводя итог, можно сказать, что уже давно задачи Кремля, его желания не были столь очевидными и прозрачными. Соответственно понятны чаяния "несанкционированных" претендентов на президентское кресло. Можно не сомневаться, что для достижения цели окружение Ельцина будет использовать самые разнообразные методы. Как смеется сам Александр Волошин: "Чистые, суперчистые, грязные и супергрязные". Противники тоже не стесняются. Но и это придется пережить...



Партнеры