Гангстер и хулиганы

8 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 2353

Удивительное дело, но традиционная негритянская дворовая забава по забрасыванию мячика в привинченное к столбу кольцо (стритбол; иными словами — уличный баскетбол) стала нынешним летом особенно любима российскими тинэйджерами. По наблюдениям "Мегахауса", в каждом более-менее приличном московском дворе (особенно в центре, в престижных кварталах, где обитают продвинутые дети вполне респектабельных граждан) вместо горок и качелек начали ставить щиты и заливать свежий асфальт под площадку для стритбола. В связи с таким неслабым бумом модный лейбл "Адидас", твердо полагая, что именно его усилиями баскет-помешательство в Москве и случилось, учинил в День города большой и отчасти пафосный праздник жизни — фестиваль "Adidas Streetball Challenge-99". Рэперы с мячиком Собственно, подобные гулянья — турниры и чемпионаты по стритболу — регулярно проходят по всей Европе (не говоря уж о матушке-Америке), но с гораздо меньшим, чем вот в Раше, размахом и пафосом. Скажем, прошлой осенью финал мирового чемпионата по уличному баскетболу в Париже гудел где-то на окраине, в спальном районе французской столицы, на скромной площадке, со всех сторон зажатой пыльными небоскребами. Без всякого шоу, без заезжих музыкальных звезд — только местные ди-джеи скучно играли на компакт-проигрывателях, кое-как озвучивая баталии под щитами. У нас же — раззудись, плечо, размахнись, рука — полотнища "Адидаса" завесили прошлым летом весь ГУМ, баскетболисты скакали на Манежной площади, а прилетевшие супергости — чернокожие хип-хоп-монстры Coolio и Run DMC — просто обрыдались оттого, что читают рэп прямо под сказочными кремлевскими стенами. В этом году, однако, беготню с мячиком над драгоценным подземным городом мэр Лужков еще до печального взрыва строго-настрого запретил (говорят, после июньского бала-колбасилова выпускников на Манежке в торговом центре чуть не обвалился прозрачный потолок). "Адидасовский" гульбарий слегка сместили — на площадь Революции. Но это вовсе не помешало навести дикий шорох, точнее даже — превратить баскетбольный праздник в невеселый угар, местами переходящий в грубый беспредел. "Adidas Streetball Challenge-99" был рассчитан на три дня. На кортах (специальных площадках для стритбола, которыми засеяли всю площадь от "Метрополя" до Исторического музея) беспрерывно выясняли отношения разновозрастные уличные команды (привезенные, надо отдать должное, "Адидасом" со всей России — из Краснодара, Уфы, Екатеринбурга, Владивостока, Сочи...). На сцене же должно было закрутиться также непрерывное музыкальное действо с непременным хип-хоп-уклоном (стритбол как никак — часть хип-хоп-эстетики, так же, как собственно рэп, граффити и уличные танцы би-боев, то бишь брэйкеров). В первый день, в пятницу, чистота стиля всячески блюлась и не нарушалась. Рэп-команды, хип-хоповые ди-джеи, играющие с обильными запилами и скрэйджами, расписываемые прямо на сцене граффитчиками панно и фэшн-показы спортивных прикидов плавно подводили к кульминационному моменту. Чудесному явлению заморского гостя — культовейшего американского рэпера ICE T. Рейс "звезды" задерживался, устроители гулянья изрядно психовали, но собравшаяся порэповать 15-тысячная толпа, как ни странно, орала вовсе не "Айс Ти", а "Бэд Би". Хотя лучшая русская хип-хоп-группа "Bad Balance" была у американ-боя всего лишь на разогреве. "Bad B.". К сожалению, на стритбол-фестивале стало очевидно, что без Михея "балансы" совершенно не могут петь. Занявший место уволенного давеча из группы автора "Суки-любви" некто Легалайз (парень, как говорят, с большим рэп-прошлым, старый приятель "балансов", долго живший и ди-джействовавший во Франции и в Конго!) просто читает рэп-четверостишия, кричит, надрывается, но достойным вокалом, как Михей, не обладает. Влад Валов, лидер "Bad B.": — В конце сентября мы улетаем в Нью-Йорк записывать новую пластинку. Нам будут помогать американские черные рэперы — и это будет уже совсем другой хип-хоп, гораздо более жесткий. Хип-хоп XXI века. Можно даже сказать, что с прежним, мелодичным "Bad B." покончено. Потому нам не особо нужен солист с серьезным вокалом. Очень жаль, что "балансы" ставят крест на "фишке", которая их и "подняла" давеча, сделав из рэп-ветеранов, интересных только подросткам в балахонах, музыкантов, интересных всем. Крест на красивых мелодиях и гармонии голосов. Кстати, по поводу скандального ухода из группы Михея. Валов утверждает, что он не ушел, а был категорично уволен из "Bad Balance" по многочисленным просьбам фанатов, просто возненавидевших Михея после создания им поп-хита "Туда". Тем не менее "Bad B." смотрятся пока без Михея очень блекло (как и Михей, видимо, потерян без "баланса" в пространстве и времени). Настоящая американская банда Тем временем самолет с ICE T приземлился-таки, и культовый герой, не заехав в гостиницу, прямым ходом покатил на стритбольные корты, дабы сыграть матч с командой русского MTV. Но... его жестоко обломали. "Нельзя ему играть в толпе! Негр все-таки, а народ агрессивный", — выдали охранники короткий тезис, и VIP-персонаж, скуксившись, полез на сцену, чтоб пару раз постукать об нее мячом (мол, салют вам, понимаешь, стритболисты). После чего с грустью удалился в хоромы "Метрополя", где его, кстати, ждал в засаде "Мегахаус". ICE T Более мифических фигур в рэп-музыке, пожалуй, уже и нет. Ну стоит где-то рядом Айс Кьюб, чуть поотстал Снуп Догги Дог. Вот, говорят, если б воскрес застреленный Тупак Шакур, он один мог затмить бы ICE T по степени культовости. Вовсе не черный (скорее довольно светлый мулат), спокойный, немолодой уже дядька с тонкой бородкой и желтыми глазами, собственно, и основал этот стиль — жесткий гангстер-рэп. Осиротев, он с восьми лет жил на улице; конечно, воровал и торговал наркотиками. В тюрьму, однако, загреметь не успел, вовремя толково занявшись рэпом. За первую свою запись ICE T получил около 1000 долларов, отчего дико офигел: "Да я на улице в десять раз больше заработаю, чем этим вшивым шоу-бизнесом!" Однако за следующий рэп-опус молодой (тогда еще) человек огреб уже 8 тысяч долларов, что и заставило все-таки свернуть с доходной бандитской дорожки. Через пару лет ICE T стал главным рэпером Лос-Анджелеса, его начали часто приглашать в гангстерские боевики. За жестокую и оскорбляющую власти лексику в песнях с ним рвали контракты студии звукозаписи (например, "Уорнер Бразерз" отказалась выпускать ядреную пластинку "Убей полицейского"), потом ICE T обмяк, устав от прогонов на расовую тему, стал чаще общаться с белыми музыкантами, вызвав жуткий гнев черных рэп-коллег. "Долой политику, да будут выпивка и девки!" — все чаще отвечает он журналистам. На сегодня ICE T выпустил 11 альбомов, снялся в 27 фильмах и телесериалах. Его знает весь мир, перед ним приседают на корточки фанаты в рэперских клубах, но никто не может напеть ни одного его хита. У ICE T нет хитов, ICE T — это просто гангстерская эстетика. Давеча он написал переполненную "факами" книгу о прозе жизни и стал вести телешоу на всякие философские темы. ICE T дружит с другим философом — Генри Роллинзом, записывает дуэты с другим рэп-кумиром — Айс Кьюбом и с культовыми металюгами — "Slayer". А вот в стритбол, честно сказать, ICE T играет редко. КАПИТОЛИНА: — Не удалось тебе здесь сыграть в баскетбол! А вот в Америке на улицах играешь реально? Или так — просто шоу-представление? — Раньше поигрывали, теперь времени нет. Ну а в Москве мы вполне были готовы сыграть, а вот ваши люди сказали: "Не стоит!" Испугались нас, наверное. — Ну непонятно, чего они испугались... Вообще в Москве последнее время стал жутко популярен стритбол. Но ведь стритбол, как и весь хип-хоп, — порождение негритянской уличной культуры! Тебе не смешно, когда белые с мячом прыгают-бегают? — Да нет, белые могут неплохо играть. Черные, конечно, играют совсем по другим правилам, очень много матерятся на площадке, могут в запале двинуть друг друга по уху — разборки устраивают! Но это все и делает стритбол захватывающим действом. — Вот рэп у нас тоже очень любят, но, в основном, зеленые тинэйджеры. В Америке по рэпу тоже прибиваются исключительно малолетки? — В Америке рэп слушают люди от 12 до 35 лет. — Ты в Москву прилетел с европейского тура: вчера был концерт в Болоньи, завтра — в Барселоне. Ну и что же: европейцы, да и белые люди вообще, могут адекватно воспринимать рэп и вот конкретно тебя, культового, понимаешь, рэп-героя? — Не знаю, честно говоря. Но я много путешествовал по миру: был в Японии, был в Аргентине... даже в таких далеких от Америки местах есть на нашу музыку спрос, людям интересно. Но то, что в России я так популярен, — весьма, надо сказать, шокирует. — Твоим именем расписаны кабины лифтов, особенно на окраинах, в рабочих, "спальных" районах!.. — Кто бы мог подумать! В Америке мне не поверят! — Но люди постарше и пообразованнее, чем упертые подростки-рэперы, знают тебя все же больше как актера, чем как рэперскую суперзвезду. Все-таки "Танкистка", "Чужая территория" — мощные фильмы с тобою — у нас продаются на видеокассетах. А телесериал "Полицейские под прикрытием" даже в данный момент по одному каналу идет. Кем ты сам себя ощущаешь больше: актером или музыкантом? — Я — музыкант однозначно. Хотя иметь возможность сниматься в кино — это здорово повезло мне! — На что у ICE T все-таки больше шансов: получить "Грэмми" или награду MTV либо огрести за что-нибудь "Оскар"? — "Оскар" мне точно не дадут никогда. А "Грэмми" у меня уже есть — за дуэт с Квинси Джонсом. Премии всякие — это вообще фигня, чего о них думать-то!.. — Ты, видать, не очень высокого мнения о своих актерских способностях? — Какие там способности? Когда я снимаюсь — я просто дурачусь, развлекаюсь! Режиссеров устраивает — ну и ладно! — В последнее время тебя стали сильно недолюбливать бывшие друзья-коллеги за то, что без стеснения произносишь слово "НИГГЕР"! Как известно, в политкорректной нынче Америке сие — жутчайший моветон! Опять же: чтобы белые вели себя вежливо и к черным обращались уважительно, культовые рэперы так долго боролись, сочиняли песни, надрывали глотки... — "Ниггер" — слово, которое на самом деле черные люди всегда используют между собой. Так же толстяк спокойно может называть другого жиртреста жиртрестом. Но кто-то стройный и поджарый не должен уже произносить толстяку подобных слов. Так и я могу говорить своим: "Эй, ниггеры!", но вам, белым, этого делать уже не стоит! — Но ты ведь в разговорах с белыми так выражаешься? — Ну да, и я и мои друзья выражаемся по-всякому. Это сленг. У вас же тоже есть свой сленг? — Да уж, такой сленг — мало-то никому не покажется. Кстати, у нас считается, что все, кто поет жесткий гангстер-рэп, прошли через уличные банды и имеют как минимум пару отсидок: потому так смачно и живописуют тюремно-уголовные прибамбасы. Ты вот, к примеру, судя по творчеству, тоже должен был немало отсидеть?! — У кого-то из рэперов есть криминальный опыт, у кого-то — нет. Кто-то настоящий, кто-то поддельный! Это как быть крутым, мускулистым парнем в жизни и лишь казаться таким на киноэкране. — Но ты-то настоящий или поддельный? — Сейчас уже ненастоящий. Сейчас я играю в бандитов в фильмах, но когда-то, в юности, тоже немало покуролесил. — А теперь книги пишешь, но довольно скандальные... — Чего там скандального? Моя книга переведена уже на десять языков, и даже в учебных программах некоторых колледжей ее используют. Она ведь не о сексе, как у Мадонны какой-нибудь, не об убийствах и наркоторговцах-ниггерах. Это книга о философии жизни, о моем видении мира. Вот если б я написал книгу о том, как меня любят в России, о моей поездке сюда, о том, как здесь замечательно и какие здесь классные люди, — вот тогда бы в Штатах случился мощный скандал. — Это что же, в Америке до сих пор русских считают жуткими злодеями? — Новости по "ящику" стремятся сильно сгустить краски. Показывать вас, русских, такими, какие есть, нашему правительству невыгодно. Они показывают, какие распрекрасные Соединенные Штаты и как у вас ужасно, невозможно жить. Все, мол, русские — мафия и т.д. Такая игра. Как будто у нас не торгуют оружием и наркотиками, а только в России... Пропаганда сплошная, куда деваться. Но теперь вот можно к вам приехать и все увидеть своими глазами! Да уж, увидеть и понять в этот вечер ICE T предстояло про русских людей многое. Выйдя на сцену, рэп-идол поначалу дико воодушевился, заслышав экзальтированный рев толпы. И понеслись в народ потоки настоящего, матерого, первозданного "гангста-рэпа", и полетели бесчисленные стихотворные "факи", покрывая всю площадь до Исторического с Ленинским музеев и отражаясь растущим гулом негодования на VIP-трибуне (где весь баскетбольный праздник четенько отслеживали, кушая-выпивая, уполномоченные мэрии и Центральной префектуры). Но стаскивать американскую звезду со сцены руки властей не поднялись, хотя — чесались, как выяснилось впоследствии. ICE T, вдохновленный демонстрацией фанатов-тинэйджеров в закулисье, пытался общаться с орущей толпой. "Вы любите "Паблик Энэми"?" — вопрошал кумир, знамо дело, по-аглицки. "Е!" — неслось по площади. "А любите ли вы "Бисти Бойз"?" — продолжала прощупывать массы заезжая звездень. Конечно — е! "А как насчет Пфафф Дэдди и Уилла Смита?" И снова — е! "Блин, да вы чё?!" — ICE T начинал раздражаться. (Черные шоумены Пфафф Дэдди и Уилл Смит по крутым рэперским понятиям — полное "шит", жуткий отстой, гнилая попса, отщепенцы!) "Ладно, повторяйте за мной: "Ор-Джи"!" ("OG" — "original gangsta": "настоящий гангстер-рэп", ключевое понятие в черном рэперском словаре). Все то же бесформенное и тупое "е" неслось в ответ из толпы, не разумеющей в иностранных наречиях. Невозмутимый дядька ICE T вдруг стал выходить из себя: "Эй ты, придурок! — кричал он кому-то со сцены. — Да я пятнадцать лет назад начал читать рэп, когда ты еще сосал соску! А ну пошел отсюда на ... !" Фиг его знает: может, последнее толпа поняла и обиделась за парня. Но только едва ICE T в финале взялся исполнить пару вещей из своего отдельного проекта "Body Count" (рэп практически под металл, под рев гитар — очень громко и экстремально), в него прицельно залупили пластмассовой бутылкой. Удар пришелся в область шеи. Дяденька тут же прервал, понимаешь, песнь и, развернувшись, покинул сцену... Возможно, разочарование от "неадекватных русских" сумели сгладить гроздья длинноногих, отвязных девушек, буквально облепившие старого рэпера, едва ICE T перешагнул порог ночного заведения "Кабана" на after-party. Они кормили дядю куриной ножкой, дарили улыбки и поцелуи, всю ночь залечивая нанесенную душевную травму. А на рассвете самолет унес подальше от Москвы культового героя, так и не въехавшего в "особенности русской публики"... Береги "башню" смолоду После наездов от забугорной звезды начальство на VIP-трибуне крайне озлобилось. Перед выходом на сцену во второй, экстремальный день стритбол-фестиваля, музыкантов заставляли подписывать бумаги: мол, обязуемся не произносить матерщины в День города со сцены! Наибольшие опасения вызывали хэдлайнеры — Дельфин и "I.F.K.", им старательно внушали! Печали Паштета (солиста "I.F.K.") ну просто не было предела: "Вот, матом ругаться запрещают! Еще бы потребовали, чтоб я мяса не ел!" Чувствовалось, что в душах артистов нарастает протест... Дельфин, нахлебавшийся в свое время немало от словесной несдержанности (его и из радиоэфиров убирали, и на телевидение не пущали), сумел-таки остаться в рамках "политкорректности", не став петь ядреный хит "Я люблю людей" (где в тексте все уроды посылаются на и в интимные части тела). Но что вольнолюбивый Павлик (Паштет) не выдержит — у знающих парня сомнений не было. После второй лишь песни, совершенно невинно, но опрометчиво солиста "I.F.K." дернуло поздравлять москвичей с праздником. Ну и: "Наша любимая Москва, бля...!" — нечаянно вырвалось. Тут же прибежали, скрутили, утащили, резко закончив едва начавшееся выступление. Гнев обиженной и обломанной второй день кряду толпы был яростен, но пока еще сдерживаем. Страсти гипертрофированно разыгрались на следующий, последний попс-день стритбол-празднества. Повидавшая виды сцена превратилась в огромный тир; во все, что двигалось по ней, беспрерывно метались бутылки из-под водки и пива, банки, мешочки с грязью и даже с конским дерьмом. Фотографы, снимавшие под сценой, без промедления напялили каски. А тем, кто на эту "голгофу" решался выходить, только и оставалось проявлять чудеса гибкости и поворотливости. В поднявшегося с торжественной речью и замешкавшегося у микрофона вице-мэра Шанцева едва не угодили тухлым яйцом. Чернокожий же солист рэп-команды "Братья Наличные" плюнул на творящийся беспредел и запрыгал перед толпой без всякой опаски. В него прицельно швырнули отколотым бутылочным горлышком — и рассекли голову. Залитого кровью парня "скорая" повезла зашивать, но "концерт" тем не менее люди на VIP-трибуне не стали прекращать. (Прошел слушок: это скинхэды просочились в толпу и специально "вырубили" негра; больше, мол, негров на сцене не ожидается, так что дергаться нечего.) Начальство желало посмотреть на хэдлайнера вечера — "Ляписа Трубецкого". (Говорят, руководство "Адидаса" так тащится от "Ляписа", что может его сделать прямо-таки лицом лейбла, к превеликой радости всей продвинутой молодежи.) Влад Валов (лидер "Bad B.", заодно осуществлявший подбор артистов на "Adidas Streetbal Challenge-99") пролил накануне немало пота, убеждая "хозяев", что на молодежном празднике нужна чистота и гармония модных стилей, а не засилье отстоя. "Ну уж — фиг, позовем Шуру и "Руки вверх", — затыкали Влада тем, кто считал, что на закуску в День города молодежи, конечно, нужна попсня. В результате разборок остановились на "Запрещенных барабанщиках" и "Ляписе Трубецком". Первым со скрипом, но разрешили спеть "про негра, которого замочили суки". "Ляпису" с огромной радостью одобрили песню скабрезную, но с приятным смыслом: "Адидас, адидас — нам любая баба даст!" И в самом ведь деле: и бабы, и мужики, а также масюлечки-мальчики-девочки, час назад скандировавшие "Дельфин" и "Бэд Би", как подорванные, задрыгались и завизжали под сей феномен из Белоруссии. В особенности — под их гитарный вариант "руковерховской" "Крошки моей" (кстати, что такой "кавер-версией" хотели сказать эти "ляпсусы", "Мегахаус" так и не понял: возможно — что все упырьки друг другу братья и товарищи!). Влад Валов со своим хип-хопом должен был рыдать и рвать волосы. А устроителей "Adidas Streetbal Challenge-99", судя по лицам, грызла сугубая мысль: чем на привоз забугорных матерщинников тратиться — лучше б "На-Ну" с Губиным пригласили б. И что вы думаете: прокатило б. А вы говорите: стритбол — игра модных и продвинутых людей! Капитолина. Выражаем благодарность за помощь в подготовке интервью с ICE T промоутерам из компании "TCI".



Партнеры