НИЖНЕЕ БЕЛЬЕ СЕМЬИ ЕЛЬЦИНА

14 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 725

В любой нормальной стране скандал, который разгорелся вокруг швейцарских счетов российских сановников, моментально привел бы к отставке президента. Но у России — особый путь. Пока западная сторона целеустремленно блокирует один счет за другим, обитатели Кремля предпочитают отмалчиваться. И судорожно заметать следы. Переведен на другой участок работы следователь Чуглазов, который вел дело "Мабетекса". Его место занял другой, более сговорчивый и управляемый "важняк". Прошли обыски у главного идеолога швейцарского дела Юрия Скуратова. Что дальше? Кто станет следующей жертвой кремлевских казнокрадов? И удастся ли им отсидеться, по-страусиному спрятав голову в песок? ...Мой собеседник — главный свидетель по делу "Мабетекса" Филипп Туровер. Человек весьма и весьма осведомленный. Туроверу — 35 лет. Он родился в СССР в семье крупного испаниста Генриха Туровера, с 83-го года живет за рубежом. И хотя гражданства у него два — испанское и израильское, — основное время он проводит в Швейцарии и России. Точнее, проводил: в августе Туроверу пришлось в срочном порядке покинуть Москву. Сейчас он находится в Швейцарии и обратно, в Россию, не спешит. Поэтому разговор мы вели с ним по телефону. — Г-н Туровер, каков ваш сегодняшний статус? — Я свидетель по ряду дел, которые ведут российская и швейцарская прокуратуры. — Как утверждалось в печати, в прошлом вы работали в швейцарском банке "Дель Готтардо"? — Это не совсем так. Скорее, банк работал со мной. Я был советником Совета директоров по вопросам государственного и внешнего долга бывшего Советского Союза и, соответственно, Российской Федерации. — А значит, обладаете огромным объемом информации... Вы уже намекали журналистам, что через банк "Дель Готтардо" были открыты кредитные карты для членов семьи Президента России и лично Ельцина. Нельзя ли об этом поподробнее? — Да, действительно в банке были открыты три карты. Одна — "Америкэн экспресс" — на имя Бориса Ельцина. Две — "Еврокард" — на его дочерей, Татьяну Дьяченко и Елену Окулову. — Когда это произошло? — Если мне не изменяет память, в 1993 году. — И как чисто технически проходило открытие карт? — Через маленький магазинчик в Лугано, торгующий нижним бельем и всякой одеждой. Назывался он "Фенини Шоп" и принадлежал одному из вице-директоров банка "Дель Готтардо" Франко Фенини. — Тому самому Фенини, который впоследствии, став уже вице-президентом скандально известной фирмы "Мабетекс", был арестован швейцарской полицией? — Именно ему... Эти кредитные карты были приписаны к магазину Фенини. На адрес магазина приходили счета за все использования карт. — Сколько денег было на этих картах? — У Ельцина — немного: несколько тысяч долларов. У членов семьи — цифры уже другие, и в первую очередь, конечно, у г-жи Дьяченко. Общее же движение по всем трем картам — около 600 тысяч долларов. — Кто оплачивал их счета? — Наполнение шло со счетов фирмы "Мабетекс" или же частного счета ее хозяина — г-на Пакколи, через счета компании "Ля Фен С.А.". "Фен" — сокращение от Фенини: эта фирма также принадлежала вице-директору "Дель Готтардо". — Члены сановной фамилии пользовались этими картами? — Безусловно. Картами они расплачивались в самых дорогих магазинах Европы. — Вы можете назвать какие-то конкретные покупки? — Из банковской истории этого не видно. Но нетрудно предположить: если покупки совершались в ювелирном магазине — значит приобретали какие-то украшения. Если в бутиках высокой моды — одежду... — Российская сторона, однако, утверждает, что без их присутствия подобные карты открыть не могли. А поскольку никто в Швейцарию специально не летал, карты-де — фальшивка. Это так? — Я бы не сказал. Присутствие клиента совершенно не обязательно. Выписать карту может банковский офицер и своей властью привезти ее будущему владельцу. На тот момент Фенини такой возможностью обладал. — Нужно ли заявление от Ельцина? — Бесспорно. Обычно владелец карточки сам заполняет специальный формуляр, указывает адрес рассылки счетов, расписывается. Затем заявление поступает в банк, и банк должен выдать финансовые гарантии на определенную сумму — не менее 30 тысяч швейцарских франков (20 тысяч долларов). После этого компания, выпускающая карточку, либо отдает ее клиенту, либо присылает в банк. В зависимости от желания. — И вы хотите сказать, что президент Ельцин такие документы заполнял? — Я ничего не хочу сказать. Однако можно предложить и другую схему: банковский офицер передает уже заполненные документы человеку, близкому к Ельцину, и Ельцину остается лишь расписаться. Или же сам офицер приезжает к клиенту и получает автограф. Поскольку мы ведем речь о Франко Фенини, который регулярно приезжал в Москву и был частым гостем в Кремле, вариант этот вполне приемлем. — Вы лично видели эти карты? — Конечно, нет — карты находились у владельцев. Но я видел их копии, видел всю банковскую историю. — Где, если не секрет? — Их показывал мне г-н Фенини. Видимо, он хотел продемонстрировать свою значимость и уровень связей с российским руководством. — Вы не могли бы немного рассказать об этом господине? — Двадцать лет он работал в банке "Дель Готтардо". Еще с того времени, когда банк этот принадлежал банку "Амброзиано". Если вы смотрели фильм "Крестный отец-3", в нем как раз рассказывается история "Амброзиано", и довольно правдиво. Тогдашнего президента банка — г-на Кальви — действительно нашли повесившимся под одним из лондонских мостов... Сначала Фенини работал на Багамских островах. С 1988 года занимался Восточной Европой и Советским Союзом — финансированием проектов и поставок, всеми контактами. Вел все российские счета в банке, а также счета компании "Мабетекс". Занимал должность вице-директора или исполнительного вице-президента, что, в общем, одно и то же. В 1995 году из "Дель Готтардо" его уволили. — За что? — За некие нарушения... Но он не пропал. Моментально поступил на службу в "Мабетекс" и стал членом Совета директоров, вице-президентом и президентом дочерней фирмы "Мабетекс Медикал Дивижн". Это еще одно доказательство его прямой связи с "Мабетексом". Затем Фенини был арестован по обвинению в мошенничестве и фальсификации документов. На сегодняшний день он выпущен до суда: в Швейцарии не принято держать человека в тюрьме после того, как следствие собрало необходимые улики. — Как вы думаете, в чем был интерес Фенини, когда он содействовал открытию монарших карточек? — Ну, это-то понятно. Его неформальные отношения с "Мабетексом" видны невооруженным глазом. "Мабетекс" же как крупная фирма, работающая с Россией, была заинтересована в хорошем к себе отношении. От этого зависели размеры контрактов. Не забывайте, что именно "Мабетекс" строила и ремонтировала все без исключения президентские резиденции, большинство объектов российской государственной власти... — Таким образом, мы можем с вами говорить о прямом подкупе президента? Взятке? — Я не хотел бы давать какие-то оценки. Квалификация — дело следствия. — Хорошо... В "Дель Готтардо", равно как и в прочих швейцарских банках, находились счета других высокопоставленных граждан России? — Да, такие счета имелись. Частично они уже опубликованы в прессе. — И какова их цифра? — Гигантская! Прессе известно 59 — в действительности их гораздо больше. — Ну например? — Мне трудно говорить: я не член следственной группы. По крайней мере, я слышал о ряде фамилий. Скажем, Максим Бойко (в прошлом — вице-премьер. — А.Х.), Черномырдин, Вавилов (бывший первый замминистра финансов. — А.Х.), Юмашев. Как говорят, счета этих господ в настоящее время арестованы. — Вы назвали фамилию бывшего премьер-министра Черномырдина. Нельзя ли чуть поподробнее? — Повторюсь: я знаю все исключительно из вторых-третьих рук. — И тем не менее. — Ну... По некоторым данным, речь идет о нескольких заблокированных счетах в разных банках. ...Давайте я лучше расскажу вам, насколько это допустимо, другую историю. Не менее, кстати, интересную. Некоторое время назад руководитель "Мабетекса" г-н Пакколи перевел на счет некоего г-на Столповских крупную сумму — порядка восьми миллионов долларов. Операцию эту он отразил в налоговом отчете, оформив ее как выплату комиссионных. А вот что было дальше с восемью миллионами — думайте сами. Притом что г-н Столповских является членом Исполкома движения "Наш дом — Россия"... — Вы хотите сказать, что Столповских финансировал Черномырдина? — Я сказал только то, что сказал... Вообще же к секретным счетам премьер-министров в Швейцарии давно уже привыкли. Ранее были арестованы счета украинского премьера Лазаренко, пакистанского — Бхутто... — Помимо членства в НДР Виктор Столповских занимается и другими вещами. Он ведь, кажется, возглавляет дочернюю фирму "Мабетекса" — "Меркату Трейдинг"? — Совершенно верно. А до этого работал в Кремле, был представителем "Мабетекса" в Москве. Кстати, еще одна немаловажная деталь: Столповских приобрел в Лугано дом стоимостью в 15 миллионов долларов. Для кого? — Для кого? — Оставим пока этот вопрос без ответа... Столповских — фигура крайне интересная, и приуменьшать его значение я бы не стал. Именно его фирма "Мерката Трейдинг", по слухам, занималась распределением денег между российскими вкладчиками в швейцарских банках. Не без участия "Мабетекса", разумеется. — То есть? — Поймите: "Мабетекс" — это некий центр, который имеет 12 тысяч субпоставщиков. Значительная часть из них — фальшивые предприятия, куда по подложным счетам поступают деньги, а затем расходятся на другие, в том числе частные счета. Одно из таких, например, "Пока де Конту" — итальянская фирма, которая поставляла в Кремль мебель. В действительности "Пока де Конту" была собственностью "Мабетекса". Сейчас в отношении этой фирмы в Италии возбуждено крупнейшее уголовное дело по отмыванию денег. Мне известно, что итальянской полицией арестован один из курьеров, кстати, российский гражданин, который еженедельно привозил из Лугано в "Пока де Конту" огромные суммы долларов наличными. Еще один курьер погиб некоторое время назад при загадочных обстоятельствах. — Вы рассказываете страшные вещи... Не удивлюсь, если выяснится, что российская сторона участвовала и в незаконной торговле оружием. — Я тоже не удивлюсь. Надеюсь, следствие разберется, действительно ли одна из частных российских фирм незаконно поставляла оружие в воюющую Югославию через страны СНГ и Восточной Европы при поддержке "Мабетекса". — Почему незаконно? — Потому что существует эмбарго на торговлю оружием с Югославией. Соответственно, вырученные деньги необходимо было как-то легализовать. И я опять же не удивлюсь, если часть этих средств оформлялась как оплата по контрактам за работы в Кремле и отмывалась через сеть фальшивых субпоставщиков по всей Европе... Не удивлюсь я также, если выяснится, что "Мабетекс" и кремлевские чиновники имели отношение и к незаконному экспорту нефти. — Насколько велика решимость западных правоохранительных органов в наступлении на российскую коррупцию и организованную преступность? — Думаю, что достаточно велика. К расследованию, которое начали Скуратов и Дель Понте, подключились уже органы Италии, Франции, Германии, США. Частично вскрыта гигантская система отмывания "черных" денег из России. — Будем надеяться, что на достигнутом Запад не остановится... Последний раз мы встречались с вами в Москве минувшим летом. Затем вы спешно уехали в Швейцарию. В чем причина такого поспешного бегства? — А вы не догадываетесь? Даже в Швейцарии я до конца не чувствую себя в безопасности. Чего уж говорить о России! Свидетели с подобным объемом информации долго не живут... Вдобавок в России начала раскручиваться кампания, направленная на мою дискредитацию. Две дамы написали в конце июня по заявлению. В одном утверждалось, что я украл золотые часы, в другом — что взял без отдачи две тысячи долларов для Генерального прокурора. В конце июля заявления эти были переправлены в МВД. Меня пригласили в Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями, потребовали объяснений. Я написал. Написал и заявление в московскую прокуратуру с просьбой возбудить уголовное дело по клевете. Письма "обманутых" поступили в МВД 29 июля. А уже 30-го в газете "Новые Известия" — принадлежащей Березовскому — вышла статья, в которой я обвинялся черт знает в чем: в мошенничестве, аферах, связях с иностранными разведками... — А еще раньше другая газета, "Ваше право", опубликовала статью с аналогичными обвинениями, где помимо прочего рассказывалось и о нашей с вами связи. Якобы вы заказываете мне разоблачительные статьи, и я пишу под вашу диктовку... — Не скрою: мне было лестно узнать, что вы — мой "персональный журналист". (Вероятно, поэтому "МК" — единственное российское печатное издание, которому я согласился дать интервью.) Но оставим весь этот бред. Гораздо интереснее — обстоятельства, при которых заявления двух клеветниц попали в МВД. Помимо самих этих бумаг мне было показано сопроводительное письмо на имя Рушайло за подписью Путина, тогда еще директора ФСБ. Впечатляет! Два руководителя двух мощнейших спецслужб лично занимаются моей скромной персоной... Это, кстати, еще одно свидетельство того, что следствие идет по верному пути. Просто так кирпичи на голову никому не падают...



Партнеры