МОЛЧАНИЕ ЛУБЯНКИ

15 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 649

Когда в 77-м году в Москве прогремела серия взрывов (вскоре, кстати, раскрытая), существовала только одна спецслужба — КГБ. Сегодня спецслужб больше, чем денег в швейцарских банках. Все вооружены, все занимаются борьбой с терроризмом. А что толку? А чего, собственно, мы с вами хотим? Разве это не мы накидывали стальной трос на голову Дзержинскому? Разве не мы говорили, что, пока на Лубянке работает хоть один бывший сотрудник КГБ, ни о какой демократии и речи не идет? Разве не мы призывали отказаться от использования агентов, ибо это аморально? Разве не мы раскупали книжку последнего председателя Бакатина, которая называлась "Избавление от КГБ"? Вот и доизбавлялись... Недавно, в который по счету раз, президент Ельцин заявил: такой сильной команды силовиков не было никогда. Блеф. Российские спецслужбы не просто ослаблены или деморализованы. Они недееспособны. Абсолютное большинство тех, кто мог и умел работать, ушло на вольные хлеба. Я их понимаю: служить за гроши, неизвестно ради чего и кого — высшая степень самоистязания. Постоянные реформирования, переименования, смены руководства — все это не могло не привести к тому результату, с которым мы сегодня столкнулись. Только с 91-го года Лубянкой успело покомандовать восемь человек. Николай Патрушев — уже девятый по счету. Такая свистопляска была еще только в Минфине и Минэкономики. Потому-то у нас нет ни финансов, ни экономики. И нет спецслужб. Кто возглавляет оперативный штаб? Рушайло. Кто занимается борьбой с терроризмом и сепаратизмом? МВД. А где спецслужбы? Где ФСБ? Ведь именно ФСБ (по закону) обеспечивает безопасность страны. Именно ФСБ, а не МВД, должна противодействовать террористам, экстремистам и сепаратистам. Иногда мне начинает казаться, что в руководство спецслужб пробрались то ли чеченские, то ли иностранные агенты, которые сознательно саботируют работу. В чьей голове родилась безумная идея — реформировать борьбу с терроризмом в разгар террористического пожара? Это все равно что во время войны отозвать войска с фронта. 28 августа Ельцин подписал указ о создании нового департамента ФСБ — по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом. Соответственно все подразделения, занимавшиеся борьбой с терроризмом и сепаратизмом, — упраздняются. Было это уже после начала дагестанской бойни. Что такое создать новый департамент? Как минимум на два месяца парализовать всю работу. Какую-никакую, но реально существующую. Вредительство? Измена? Полное незнание обстановки? Почему спецслужбы не были готовы к вторжению чеченцев в Дагестан? Ведь знали же, предупреждали! Почему спецслужбы не были готовы ко взрывам в Буйнакске, в Москве? Я могу еще понять: проморгали теракт в Охотном ряду. Прохлопали Печатники. Но взрыв на Каширском шоссе упустить они права не имели. Это не рядовой теракт, наподобие взрыва у приемной ФСБ. Это уже система. (Кстати, взрыв у приемной был-таки раскрыт. Организовали его экстремисты из движения "Новая революционная инициатива". Боюсь только, в будущем сил не хватит и на подобные преступления: те, кто его раскрывал, вышвырнуты с Лубянки в ходе нынешней реорганизации. Нет больше генерала Зотова, начальника Управления конституционной безопасности, его первого зама генерала Зубкова.) Где агентура спецслужб? Где разведданные? Неужто организаторы московских терактов действовали в безвоздушном пространстве? Неужто все решалось двумя-тремя людьми? Конечно, нет. Профессионалы говорят: для того чтобы подготовить такие взрывы, нужна целая сеть исполнителей. И значит, при нормальной оперативной работе упредить эти взрывы было можно. Как упредили когда-то взрыв на Воронежской АЭС, подготовленный одной из чеченских группировок... ...Я не раз уже писал об УРПО — Управлении по разработке и пресечению деятельности преступных организаций ФСБ, — которое совершенно необоснованно по указке Березовского было расформировано. Спасение Воронежской АЭС — дело рук именно УРПО. И не только это. На счету управления было немало удач. Это УРПО вытащило из плена начальника ингушского УФСБ Грибова и его подчиненного Либединского после того, как все остальные подразделения Лубянки развели руками. Это УРПО спасло от уничтожения несколько армейских караванов в Чечне. Это УРПО раскрыло взрыв на Котляковском кладбище. И дело не в том, что в управлении работали какие-то особые люди. Дело — в уникальной методике. Впервые за много лет УРПО начало практиковать внедрение своих сотрудников в оргпреступную среду (и не только на Кавказе). Упор делался на уничтожение группировок изнутри, на получение упреждающей информации. Благодаря своей не имеющей аналогов методике УРПО заранее знало обо всех передвижениях чеченских главарей, об их планах и замыслах. Любой приезд "кавказской" группы в Москву полностью контролировался чекистами. Сегодня УРПО больше не существует. Его сотрудники, профессионалы высочайшего класса, расфасованные по лубянским углам, один за другим уходят. Брошены на произвол судьбы внедренные в группировки офицеры. Оставлены без внимания ценнейшие агенты. Простаивают без дела радиоцентры. Почти год висит за штатом начальник УРПО генерал Хохольков, представленный когда-то к Звезде Героя. Как назвать позицию руководства ФСБ, которое почему-то не желает восстановления управления? Вредительской? Непрофессиональной? Бездарной? Что дороже для чекистских генералов: собственное спокойствие или жизни сотен людей? Неужели так велики колдовские чары Березовского? (В том, что он заинтересован в бездействии ФСБ, очевидно. О его связи с чеченцами говорилось не раз.) "Что еще нужно взорвать для того, чтобы УРПО было восстановлено? Саму ФСБ? Кремль? Белый дом?" Эти слова я написал весной. Прошло полгода. Изменений — нет... Ладно бы взорвали действительно Белый дом — не жалко. Но гибнут ведь простые люди! Они не виноваты в импотентности спецслужб! А сколько погибнет еще? Профессионалы предупреждают: двумя домами дело не обойдется...



    Партнеры