ОЛЕГ ДОБРОДЕЕВ: БУДЕМ ЩАДИТЬ СОГРАЖДАН

16 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 239

Гендиректор НТВ Олег Добродеев выглядел невыспавшимся и усталым. За полночь он уехал из “Останкино” после эфира “Итогов”, а уже в 5.30 был разбужен известием о взрыве дома на Каширском шоссе. В районе 7.00 корреспонденты НТВ, как обычно, опередив всех, уже вели в телеэфире прямой репортаж с места события. Для информационных служб различных телекомпаний настали горячие дни. Телевизионщики носятся по Москве, по Дагестану, как бригады “скорой помощи”. Точная своевременная информация о событиях важна не меньше усилий силовых структур, медиков и спасателей. НТВ располагает лучшими тележурналистами и технической базой. Неделю назад мы встречались с Олегом Борисовичем. Он тогда был очень возбужден конкурентами с РТР, которые пытались перекрыть его "Сегодня" в 19.00 своими "Вестями". Азартно оценивал новшества ТВЦ. Но сегодня, после развязывания террористической войны в Москве, речь, естественно, зашла прежде всего о политике, а не о телевидении. — Нас ждет очень тяжелый период до будущего лета, до президентских выборов, который надо постараться пережить как дурной сон. До тех пор пока мы не вступим в пору относительной политической стабильности, нас будут преследовать беды и проблемы. — Да чего уж там будут — у нас уже фактически развязана гражданская война. — Я не думаю, что это гражданская война. Но это война безусловно. Фактически суверенная Чечня воюет против Дагестана, Ставрополья и России в целом. Это настоящая война со всеми присущими войне ужасами. Самое страшное, что мы привыкаем к ним, и вот уже вошли в период всевластия террора. Такого не было никогда. Ни один из наших сограждан не может теперь поручиться за свою безопасность. Никто не сможет думать с уверенностью о завтрашнем дне. — Что делает НТВ в этих условиях? — В Москве работают более десяти съемочных групп. Обстановка меняется каждые десять минут. Мы наготове. Советов что-то не показывать, рекомендаций нам никто не давал. Но со взрыва на Каширке мы перестаем показывать изуродованные тела людей. Мы не показываем морги. Надо щадить наших сограждан. Поскольку люди и общество переступили террор (помните "переступить" — у Достоевского), нам теперь придется с ним чаще сталкиваться. Исламский фундаментализм напирает. А Россия лежит, и силы, способные эффективно бороться, слабы. Спецслужб много. Но жесткой воли нет даже по отношению ко всем известным носителям террора — Басаеву, Хаттабу и др. Весьма опасны также рассуждения о введении в стране чрезвычайного положения. Это неэффективно, мы будем отброшены назад. Под предлогом ЧП Россия опять окажется во власти всякой дурнины. — Не так давно вы дали в эфир репортаж о зверствах в Чечне, о торговле людьми, о фашизме чеченского разлива. До обострения ситуации на Кавказе разве вы не располагали соответствующими видеоматериалами? — Я считаю, что время делать этот сюжет пришло сейчас. Была дана в эфир совершенно конкретная информация, связанная с судьбой наших заложников, а потом известный видеоряд. Я видел десятки подобных кассет за последнее время. То, что мы показали, отнюдь не самое тяжелое и страшное. Просто это последние съемки. Это сегодняшняя жизнь не только в Чечне, но и наша с вами. Об этом надо знать, об этом следует помнить. — Вы не испытываете угрызений по поводу того, как НТВ освещало прошлую чеченскую войну? — Ситуация была кардинально другая. Если бы несколько лет назад Джохар Дудаев получил бы привлекательное назначение в Российской армии, если бы у России была продуманная кавказская политика, то не было бы ковровых бомбардировок Чечни и всего остального. Вследствие глупых решений неподготовленная Российская армия начала войну. Причем не против Дудаева, боевиков, против своих сограждан. Жертвами той войны были простые люди — русские, чеченцы. Это было уничтожение. В тот момент любая информация была важна, даже от Басаева, и поэтому Масюк с ним встречалась. Теперь уже мы стали жертвами агрессии, а Басаев превратился в матерого террориста, как и многие другие "борцы за независимость". Все мы проходим определенные этапы в своей жизни — мы все учимся. Не только телекомпания НТВ, но и наши военные руководители. В отличие от тех лет сейчас мы получаем практически полный доступ к тому, что и как происходит в Дагестане в районе военных действий. — Корреспонденты НТВ, ведущие очень сильно волновались, рассказывая по свежим следам о терактах в Москве. Допустима ли такая эмоциональность в и без того нервозной обстановке? — Хабаров, Мацкявичус вели свои репортажи адекватно той ситуации, которая была на месте трагедии. Никакого желания выдавить слезу у нас нет. Констатация фактов... Но в жизни все бывает. Я не хочу сказать, что НТВ свободно от эмоций. Компания давно работает, как правило, в режиме прямого эфира, а это всегда нервы и стресс — это очень и очень непросто. — Вам не страшно посылать людей в горячие точки? — Поездки в горячие точки, на тот же Кавказ, только добровольные. Я не имею морального права никому указывать и никогда этого не делаю. Самые тяжелые месяцы в моей жизни — когда моя съемочная группа попала в заложники. Добрая половина моих седых волос с той поры. — "Вести", которые стали выходить параллельно "Сегодня", отняли у вас зрителей? — Думаю, у НТВ сколько было поклонников, столько и осталось. Конкуренцию коллег только приветствую. Но качественную информационную программу сходу не сделаешь. Это годы и годы работы. Мы единственные, кто постоянно работает в прямом эфире. Из Дагестана, например, у нас до 50—60 прямых включений в день. И дело не только в наших технологических возможностях. На сегодняшний день все лучшие журналисты работают на НТВ. Единственный наш ответ на новый график "Вестей" – это второй телевизор в моем кабинете, чтобы я мог смотреть сразу и "Сегодня", и "Вести". — Куда подевалось фирменное блюдо НТВ — специальные репортажи? — Ежедневные специальные репортажи раньше были в эфире каждый день. Теперь у нас есть еженедельная программа, которую очень хорошо смотрят, — "Профессия — репортер". Большинство специальных репортажей мы показываем в ней. — Светлана Сорокина — сложный человек. Ушла из "Вестей" со скандалом. Как вам удается находить общий язык? — А мне проще работать со сложными людьми. Во-первых, они не сдают, не говорят гадости за глаза. Лучше, когда мне откровенно хамят, — я могу то же сделать в ответ. Вот видите, в мой кабинет три двери. В любую могут войти и высказать упреки в глаза. И я, кстати, убежден, что на РТР с Сорокиной тоже не было никакой проблемы — все было придумано. — НТВ ведет агрессивную информационную политику, давит конкурентов. Какое внимание вы уделяете пропаганде? — Пропаганды, публицистики у нас очень мало. В новостях она как инородное тело. Мы ушли от комментариев как он жанра. Всегда ощущение, что за ними торчат чьи-то уши. Безусловно, "Итоги" — публицистика, как "Итого" Шендеровича и программа Игоря Потоцкого. "Итоги" — это программа, точка зрения которой совпадает с точкой зрения НТВ. Новости — это, безусловно, инструмент политического влияния, но инструмент особый, тонкий. Не все умеют правильно им пользоваться. Это красивый инструмент наподобие дорогих часов. Это красивая вещь, хорошо, если такая вещь у вас есть и вы ее не портите. — "Гэлап-Медиа" дает разгромные рейтинги "Вестей". По Москве это два процента. У "Сегодня" 7—10 процентов. А почему мы должны доверять именно "Гэлапу"? — К сожалению, других более-менее достоверных рейтингов сейчас нет. Я готов играть по любым правилам, но прицел должен быть точным. Я слишком с большим уважением отношусь к себе, чтобы хоть раз в жизни повлиять хоть на один рейтинг. Они, кстати, достаточно часто дают и какие-то неблагоприятные для НТВ рейтинги. Выборка у них достаточно репрезентативная. — Миткова и Осокин — пожизненные ведущие на НТВ? — Миткова и Осокин важны так же, как постоянное время выхода новостей в эфир. Это не просто фактор стабильности. Миткова и Осокин вместе с телезрителями пережили большой период в нашей истории. Отказаться от них было бы предательством. — Телезрители часто недовольны тем, что теленовости слишком мрачны, кровавы и беспросветны. В пример приводят новости западных телекомпаний, по лекалам которых вы работаете. — Мы не работаем по западным лекалам. Новости CNN немножко по-другому устроены. Там круглосуточное вещание и другая технология. У нас лучшая российская технология — у них американская. CNN — это новости, адресованные миру. Мы работаем на российскую аудиторию. Я не считаю, что бывают плохие или хорошие новости. Есть новость или ее отсутствие. Уверяю вас, что, как только в нашем ежедневном потоке появляется что-то обнадеживающее, мы вынимаем это из потока новостей — холим и лелеем. Например, материал о восстановлении Янтарной комнаты "Рургазом". — Ставите ли вы в эфир оплаченные сюжеты, как часто в эфир проходит "джинса"? — Я абсолютно верю своим корреспондентам во всем. Верю факту информации. Материалы из горячих точек никогда не редактируются, как, впрочем, и материалы корреспондентов московских. Ни один уважающий себя автор не будет с этим связываться. Решение показывать какое-либо событие (съезд, митинг) принимается на утренней планерке. Например, съезд ЛДПР. Жириновский интересен, речь экспансивная — это привлекает. Если у меня или у Киселева возникнет хоть тень сомнения — человек, подготовивший информацию за деньги, в тот же день перестанет работать. Несколько раз подобное было. Наши программы — товар только в том смысле, что минута в рекламном блоке "Сегодня" и "Итогов" самая дорогая. — Вы опасаетесь столкновения с Министерством печати Лесина и насколько все это соответствует свободе слова в России? — Их шаг по выключению питерского канала был неоправдан. Это настораживает. — НТВ сможет приспособиться к любой власти? — Мы никогда не искали выхода на власть. Власть, когда это было ей нужно, интересовалась мнением, спрашивала совета. Но живем мы раздельно. У меня нет вертушки. У меня никогда не было желания приблизиться к власти. Лучше так, как сейчас, чем быть задавленным в дружеских объятиях. — В новом сезоне НТВ не стало ничего менять, в том числе в информационном вещании и отдало инициативу конкурентам? — На НТВ появятся новые проекты — Успенского, Набутова, Фоменко, Диброва, Боровика с "Совершенно секретно" в 22.45 по понедельникам и "Женский взгляд" — Оксаны Пушкиной. Через неделю начнет работать новая студия для ток-шоу и информационных программ. Первая студия на тысячу квадратных метров на нашем ТВ. Все это для проведения разных сложных программ, в том числе ТВ-дебатов. Наша тактика в этом году существенно отличается от тактики конкурентов. Мы пропустили всех вперед, пока.



    Партнеры