СОСТРАДАНИЕ ВНЕ ЗАКОНА

17 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 453

Сколько всеми забытых стариков в Москве, наверное, не знает никто. Впрочем, у чиновников от социальной защиты на стариковское одиночество свой, особый взгляд. Они считают, что стоит поставить одинокого пенсионера на учет и прислать к нему социального работника — и одним несчастным тут же становится меньше. Он теперь окружен опекой государства. Но на что может хватить сил у социального работника? Сходить в магазин, прибрать квартиру, заплатить по счетам... А если еще учесть, что он опекает сразу нескольких беспомощных стариков, то времени на задушевное общение с подопечными остается самая малость. И часто именно от этого старый человек вынужден уходить в дом престарелых. А что такое на старости лет оказаться в казенном доме, объяснять не надо. Но другого выхода для одиноких стариков в нашей стране пока не придумали. Между тем выход-то есть. Его даже искать не надо. Все давным-давно найдено, опробовано и хорошо известно чиновникам. О центре "Сострадание" в Москве не слышал разве только ленивый. Наша газета о его работе тоже не раз писала. Учрежденный в 1992 году, три года назад центр разработал свою оригинальную модель медико-социальной помощи старикам на дому. Подопечных подобрали себе не из легких: всем далеко за 80, все абсолютно одиноки, с массой серьезных заболеваний. Вдобавок многие прошли через сталинские лагеря и ссылки. А модель ухода такова. Всю Москву поделили на три больших района. В каждом создали бригаду помощи во главе с медсестрой. Под началом у нее патронажные работники, которые непосредственно опекают стариков. Начальство над медсестрой — врач-гериатр. С его визита и начинается знакомство старика с центром "Сострадание". Первым делом врач заполняет лист оценки функционального состояния своего подопечного. После анализа ответов на вопросы и данных объективных исследований составляется план ухода и лечения персонально для каждого старика. Тут же к лечению и уходу за стариком подключаются патронажные работники, медсестры и врачи-специалисты. Последние навещают стариков по первому же указанию врача-гериатра. Среди специалистов, кстати, и урологи, и невропатологи, и хирурги, и массажисты, и специалисты по лечебной физкультуре, и ортопеды. Ну у какой районной поликлиники или собеса хватит на такое сил? Патронажный работник посещает подопечных три раза в неделю. До "Сострадания" никто до такого не додумывался. Стариков посещала обычная медсестра из поликлиники. То, что к престарелым нужен особый подход и болячки их несколько отличаются от тех, которыми природа награждает более молодых людей, до сих пор мало кого волновало. Обязанность медсестры — проверить и проконтролировать исполнение диеты, врачебных назначений, если надо, сделать укол или перевязку. После каждого визита она обязательно заполняет свой лист — своеобразную историю болезни, в которой отмечает изменения в состоянии пациента и оценивает качество ухода за ним. Поэтому опекуны прекрасно знают, в какой именно помощи нуждается их подопечный. 70 патронажных работников обслуживают на дому полторы сотни стариков. При таком уходе старики оказываются в центре внимания, вокруг них постоянно находятся люди. И люди эти приходят не ради галочки в отчете, а профессионально помогают старому человеку. Конечно, этих людей нужно еще обучить. Поэтому центр "Сострадание" выпустил специальное учебное пособие по уходу за стариками. Уже второе его издание распространяется практически "за спасибо". Спрос огромный, а удовлетворить все заявки центр не в силах. Так же, как не в силах помочь всем нуждающимся в помощи старикам. Причина банальна до неприличия — нет денег. Ведь до сих пор своим существованием "Сострадание" обязано благотворительным грантам. Сначала два года помогали американцы, сейчас центр живет на грант фонда "Лиен Тасис". Но и этот грант не сулит беззаботной жизни — он рассчитан лишь на полтора года. Вы спрашиваете: а что же государство? Как к центру относится хотя бы Комитет социальной защиты населения Москвы, призванный не только население защищать, но и поддерживать, по крайней мере, морально тех, кто снимает с комитета часть нагрузки? А никак. На все попытки "Сострадания" поближе познакомиться чиновники отвечают молчанием. Прошлым летом "Сострадание" подало заявку на благотворительный конкурс, объявленный правительством Москвы. В гранте ему отказали. Почему — не объяснили. С той самой поры на наших чиновниках "Сострадание" поставило жирный крест. В отличие от чинуш, рядовые соцработники давно поняли, какую пользу можно извлечь из сотрудничества с филантропами. "Сострадание" разрабатывает модель обучения через электронную почту и "Интернет". Но первыми опробуют ее соцработники Алтая, Кузбасса и Новосибирской области. Тамошние власти обещали программе всяческую поддержку. Москва и область опять отделались гордым молчанием. "Сострадание" — единственная организация, поставившая помощь старикам на научную и профессиональную основу. Но до сих пор она не может на равных с муниципальными претендовать на выполнение городского или районного заказа. А между тем во всем мире давно поняли, что именно "частники" могут избавить государство от головной боли по призрению престарелых. На Западе правительство лишь объявляет конкурсы и раздает гранты. Остальное делают сами благотворители. У нас же чиновникам гораздо удобнее ничего не знать и не видеть. В лучшем случае они просто ни во что не вмешиваются и с интересом наблюдают за процессом выживания благотворительных организаций. То, что на карту поставлена жизнь многих беспомощных стариков, их совершенно не волнует... Недавно центр "Сострадание" открыл свою страничку в "Интернете". Ее адрес: www.openweb.ru/gerocomp/.



Партнеры