АММОНАЛ ПРОТИВ БУЛЬДОЗЕРА

18 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 782

Еще более полувека назад существовала в стране такая "производственно-разрушительная" организация — "Союзвзрывпром". Ее специалистов приглашали, если требовалось, например, выемку для новой автотрассы пробить, обрушить аварийную постройку, в считанные секунды перекрыть земляной плотиной бурный поток (аммоналом перемещали иногда в один прием до 10000 тонн грунта)... После 1991 г. с монополией на "мирные" взрывы было покончено, и сейчас по России насчитывается около 30 организаций, занимающихся подобным "громким ремеслом". Заказы им приходится выполнять самые разные. Те же знаменитые "хрущобы", предназначенные под снос, порой становятся объектами работы для взрывников. Чтобы панельную пятиэтажку разобрать с помощью экскаваторов, потребуется 2 месяца, а с помощью зарядов аммонала ее можно "стереть" дней за десять (и это — с учетом времени на вывоз образовавшегося строительного мусора). Большая часть времени уходит у взрывников-"созидателей" на подготовку "салюта". Необходимо провести тщательные обследования объекта, повозиться с расчетами... Потом в несущих конструкциях уничтожаемой постройки перфораторами пробивают глубокие отверстия (для стандартной "хрущевки" их нужно сделать около полутора тысяч), в каждое закладывают по 50—70 граммов взрывчатки, подсоединяют в определенном порядке к взрывной машинке... Взрывное дело всегда считалось искусством. Специалисты-асы выполняют разрушительную работу ювелирно. Несколько лет назад в Первопрестольной был обрушен серией взрывов отслуживший свое цех табачной фабрики "Дукат" — это сделали столь аккуратно, что даже стоящее в 15 метрах от него здание совершенно не пострадало. И все-таки взрывы — даже сугубо мирные — в наше неспокойное время вызывают опасения. Особенно у чиновников разных рангов. Знаменитое российское "как бы чего не вышло!" заставляет их относиться к любому предложению убрать что-либо с помощью взрывчатки с бо-ольшой настороженностью. Каждый раз "виртуозам аммонала" приходится обходить множество кабинетов и собирать целую коллекцию разрешительный резолюций. В столице, например, нужно получить согласование аж в 24 организациях, прежде чем приступить к осуществлению очередной "операции". Несмотря ни на какие оргпроблемы, промышленный взрыв остается порой единственно возможным "орудием производства". К взрывчатке пришлось прибегнуть для расчистки гигантских завалов, образовавшихся на месте катастрофического пожара на Московском шинном заводе. А в подмосковной Электростали "приговоренный" к слому многоэтажный дом-ветеран так "заупрямился", что даже танками не удалось его "раздергать". Зато 60 кг подрывных патронов быстро превратили эту "коробочку" в груду обломков. А уж сколько отслуживших свой век фабричных труб положили взрывники! Даже подсчитать трудно. Зрелище это эффектное. Чтобы такая кирпичная "свечка" не упала, как плеть, и не повредила соседние сооружения, ее обычно перебивают аммоналовыми зарядами в нескольких местах так, что труба еще в воздухе разделяется на две-три части, которые рушатся одна на другую. За год по всей России используется для производственных целей около 600 тысяч тонн взрывчатки. Естественно, возникает вопрос — нет ли опасности, что этим огромным арсеналом попробуют поживиться представители криминального мира? Специалисты-взрывники такую возможность начисто отвергают. Для промышленных взрывов применяются специальные виды "адских смесей", которые для террористов и бандитов малопригодны, главным образом из-за того, что требуют достаточно сложного и громоздкого оборудования для совершения собственно взрыва. Наиболее часто до сих пор используются патроны аммонала. Однако наши взрывных дел мастера разработали и другие типы промышленной взрывчатки. А вообще-то, по утверждению компетентных людей, "гремучее зелье", пригодное для "мирных" взрывов, можно сделать из самых обычных материалов — селитры, угольной пыли, солярки, торфа... Тут главное — знать, что, как и в каких пропорциях смешивать. Эту "кухню" взрывники отрабатывают годами на специальных полигонах. К работе со взрывчаткой допускают далеко не каждого — кандидат должен пройти многократную проверку. Шансы есть только у тех, кому уже исполнился 21 год, кто окончил специальные курсы, прошел медкомиссию на предмет возможных психических отклонений. Вдобавок взрывники обязаны регулярно получать допуск на свою работу в органах МВД и проходить переаттестацию. Деятельность каждой фирмы, занимающейся промышленными взрывами, контролирует милиция и ФСБ. В этих же "органах" выдают разрешение на покупку взрывчатки и контролируют расход буквально каждого подрывного патрона, каждого детонатора. Малейшее нарушение инструкций по хранению, транспортировке и использованию всей этой пиротехники чревато для проштрафившейся организации лишением лицензии на проведение промышленных взрывных работ. ...В общем, от аммонала москвичи пострадать никак не должны. Жаль, что подобными же строгостями никак не удается "приструнить" всякие гексогены, динамиты и прочие военные пластиты — уж больно часто их причудливые названия стали встречаться в сводках последних новостей из мирных российских городов.



Партнеры