РУССКИЙ ФРАНЦУЗ

21 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 337

В галерее "ЭКСПО-88" открылась выставка работ Габриэля Юона-Эргина "Русский сезон в России". Его картины пахнут дорогими французскими духами. И он раздаривает их с щедростью русского купца. Он родился за год до окончания Второй мировой войны в немецком трудовом лагере для перемещенных лиц. А его отец уехал из России сразу после большевистского переворота и до конца своих дней верил, что еще вернется на родину. Его отец, штабс-капитан российской армии, оказавшись в Париже, ни на минуту не сомневаясь, что эмиграция — явление временное, решил переждать смутные времена в самом русском месте Франции — стал настоятелем церкви на кладбище Сент-Женевьев де Буа. Габриэль вспоминает, что жили они в маленьком домике при кладбище практически на чемоданах и отец говорил с ним только по-русски. Семья его матери, Анны Павловны Юон, так и осталась до конца разделенной 17-м годом. Ее папа стал известным композитором в Швейцарии, а брат отца, Константин Юон, обрел славу живописца в Советском Союзе, к тому же став первым секретарем Союза художников СССР. Пока Константину приходилось заседать за красным сукном, его маленькая племянница подносила чай Стравинскому и слушала, как играет на скрипке Эйнштейн. И, несмотря на то что Павел Юон стал Полем, его называли русским Брамсом. Родители Габриэля встретились в Париже перед войной. В доме Юонов-Эргинов бывала вся русская эмиграция. Друзья семьи — великий князь всея Руси Гавриил Константинович Романов, великий танцовщик Серж Лифарь, самый красивый принц Европы князь Феликс Юсупов с супругой княжной Ириной, племянницей Николая II. Габриэлю было двенадцать, когда его на балу представили Кшесинской, и он поцеловал ей ручку. Когда Габриэль вырос, ему выпало стать распорядителем на похоронах старшего друга — князя Феликса Юсупова. Его биография так же поэтична, как и неожиданна. Первыми картинами Габриэля стали иконы. Он писал их юношей, в 20 лет. Сделав головокружительную карьеру — будучи директором отделения французского банка Paris Bas в Москве, советником внешней торговли Франции, год назад отошел от дел и занялся только живописью. Его бизнес был изысканным и процветающим. Его запах носили на себе (не зная о том, кто создатель их аромата) миллионы дам нашей страны. Он придумал духи "Злато скифов". Габриэль был директором по развитию в СССР (затем — в России) лучшей французской компании по производству элитных запахов. — Бизнес стал для меня скучным, — сказал Габриэль на открытии выставки в "ЭКСПО-88". — В повторении нет гениальности. Если вы бывали осенью в Фонтенбло, вы видели, какое там серебряное небо. И я отражаю его в своих картинах. Его нельзя списать — это будет повтор, а не небо Фонтенбло. Вот что такое творчество — неповторимость. Он пишет цветы, деревья, реки, никогда с натуры, всегда — эмоции. Садится за холст в состоянии медитации, как в юности с молитвой писал иконы. Его картины словно живые прикасаются к тебе, трогают нежно, лаская и успокаивая, как сказки доброго волшебника — гражданина мира, живущего во Франции, выпестованного всей многовековой русской культурой.



Партнеры