БЕРЕЗОВАЯ КАША

22 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 989

Борис Березовский — взбешен и возбужден. Борис Березовский забыл про болезни и недуги. Он старательно пытается отмыться от обвинений в сговоре с чеченцами. Он говорит, что никаких телефонных разговоров с Удуговым и Махашевым не вел; что все это провокация, организованная "МК" по заказу Лужкова. Точно так же в начале года Березовский кричал, что не имеет ни малейшего отношения к "Атоллу". Что это провокация "МК", заказанная Примаковым. Еще раньше клялся, что у него нет израильского паспорта. Не пора ли остановиться, г-н Березовский? Теперь-то мы знаем, что израильский паспорт у вас был. И что "Атолл" шпионил за членами президентской семьи по вашему приказу. Следите за базаром, Борис Абрамович. Надеюсь, язык "понятий" вам знаком? Неделю назад "МК" опубликовал стенограммы нескольких телефонных бесед Березовского с лидерами чеченцев — бывшим уже министром иностранных дел Ичкерии Мовлади Удуговым, министром внутренних дел Казбеком Махашевым. Из этих записей отчетливо видно, насколько тесные отношения связывают Бориса Абрамовича с чеченскими главарями. В первую очередь денежные. Сегодня мы продолжаем знакомить вас с закулисной стороной жизни отставного секретаря СНГ. Но прежде чем переходить к новой сводке, объясню немного суть интриги. Дело в следующем: примерно с середины июня Мовлади Удугов вел телефонные переговоры с Березовским и обменивался факсимильными сообщениями. Удугов рассчитывал получить от олигарха крупную сумму денег. 30 июля доверенное лицо Березовского по имени Бадри встречался с Казбеком Махашевым в Нальчике. Чеченцы надеялись, что Борис Абрамович снабдит их материальной подпиткой. Однако этого не произошло. Бадри привез с собой лишь некий финансовый документ на получение суммы гораздо меньшей (что-то вроде 150 тысяч долларов). На другой день обеспокоенный Удугов набрал номер Бориса Абрамовича: У.: Казбек (Махашев. — А.Х.) приехал сегодня очень расстроенный. Б.: Почему? У.: Он так и не понял, для чего Бадри туда приезжал. Б.: Я тоже не понял тогда, я сейчас с Бадри разговаривал по телефону, и он сказал: все нормально. Все обсудили, обо всем договорились. Что значит — расстроенный? У.: Ну вопрос же стоял о том, что две с половиной единицы привезет. Б.: Что-что? У.: Две с половиной единицы привезет. Б.: Мовлади, ты что-то перепутал. Я никогда этого не говорил. Я же сразу сказал, что вопроса этого решить не смогу. Я смогу то, что смогу. И я это сделал. Больше никаких других намерений у меня не было. У.: Ну ладно. Б.: Или ты не понял меня. У.: Ну я не знаю... Тогда, когда я с тобой разговаривал... Б.: Я всегда прямо отвечаю на вопрос. Я сказал, что сейчас этот вопрос решить не смогу. Что смогу, то решу, что смог — решил. Все. Чтобы было полное понимание. У.: Понятно... Да, Борис, я тоже хочу, чтобы было полное понимание. А значит, после вашей встречи в Тбилиси я тебе позвонил, тебе сказал о двух с половиной единицах (два с половиной миллиона долларов. — А.Х.). Б.: Нет, ты мне еще в Тбилиси сказал об этом. У.: Нет, это Казбек говорил. Б.: Ну Казбек. У.: Вы с Казбеком говорили. Я-то по своей линии тебе факс посылал. Б.: Мовлади, я тебе еще раз говорю, чтобы было полное понимание: я никогда не давал обещаний сделать это. Чтобы была полная ясность, что могу, то делаю. Это все. У.: Хорошо, тогда я не понял: он что, прилетел, чтобы дать это подтверждение, эту бумагу? Что, нельзя было факс прислать? Б.: Нет-нет. Там был другой разговор, я сам разговор еще не знаю. Он же улетел дальше. Он в Москве еще не был. У.: Тогда я понял, что никакого разговора еще не было. Он пришел, передал эту бумагу, которую можно было по факсу переслать... Скажи, пожалуйста, это та цифра? Б.: Абсолютно верно. Это то, что я сейчас могу сделать. Больше ничего сделать не могу. Я тебе это сказал. У.: Я-то думал... Тот факс, что я прислал. Я просил семьсот-восемьсот (тысяч долларов? — А.Х.). Б.: Мовлади, тот факс, что ты прислал, хорошо, но я этого сделать не смогу. А сделаю то, что смогу. Что смог, то и сделал. У.: Ну понятно. Я-то рассчитывал, что ты это по моей просьбе сделал, а сейчас получается, что они и Казбека в этом плане задействовали. Хорошо. Значит, мы друг друга не поняли просто. Борис, скажи, пожалуйста, сейчас эта тема закрыта? Б.: Нет, не закрыта. Ты как будто не слышал нашего разговора. Я сказал: сейчас решить не смогу, что смогу решить сейчас — решу. У.: Там сейчас ситуация... Ты, видимо, несколько не в курсе. Ладно. Сегодня крайне нужна была эта цифра. Раз не получается, на нет и суда нет. Б.: Хорошо, Мовлади. Я все время на связи. Пока. sts Что мы поняли из этой беседы? 1) Борис Абрамович обещал снабдить чеченцев 2,5 миллиона долларов. Или хотя бы 700—800 тысячами. 2) Борис Абрамович своего обещания не выполнил, но признаваться в этом не желает, упирая на то, что они друг друга не поняли. 3) Борис Абрамович надежду не убивает. "Тема не закрыта", — успокаивает он. 4) Чеченцам крайне нужны деньги. Нужны именно в июле. "Там сейчас ситуация", — говорит Удугов. Ситуация? Какая? Уж не подготовка ли вторжения в Дагестан, которая случилась аккурат в августе? Я прекрасно понимаю, что Березовский в очередной раз открестится от всех обвинений. Скажет, что такого разговора не было и все это "заказ" и "провокация". Поверим? Конечно, нет. Ведь все, о чем говорится выше, полностью соответствует березовской идеологии. Его почерк. Разве не удивлялись мы, видя, с какой легкостью освобождает Березовский захваченных в чеченский плен граждан? Разве не подозревали, что отнюдь не все выделенные на выкуп заложников деньги попадают по адресу? Разве не поражались странному уважению, которое испытывают к Борису Абрамовичу лидеры Грозного? Теперь все становится на свои места. Это обычный бизнес. А в бизнесе, как известно, не бывает симпатий и антипатий. Любой специалист по оргпреступности подтвердит: армянская и азербайджанская группировки прекрасно сотрудничают между собой, несмотря на Карабах и Степанакерт. "Березовский причастен ко всем выкупам заложников", — заявляет в интервью французской газете "Монд" Аслан Масхадов. Вы спросите: а зачем ему требовалось спонсировать чеченцев? Вариантов масса. Вот лишь самый правдоподобный. Борис Абрамович не заинтересован в стабильности. Борису Абрамовичу нужно чрезвычайное положение (недаром он так ратует за запрет компартии, что, понятно, приведет к массовым недовольствам). Борис Абрамович знает, что при первой же легитимной смене власти он окажется там, где ему давно уже положено находиться. Есть и другой вариант. В ходе обыска по делу "Атолла" у одного из сотрудников этого охранного предприятия, некоего Магомета Зурабова, была изъята начерченная от руки схема. Суть: как Березовскому получить Нобелевскую премию мира путем признания Чечни независимым государством. К слову говоря, Магомет Зурабов был не только сотрудником "Атолла". Он еще и числился советником Министерства культуры, информации и связи Республики Ичкерия (удостоверение №036 за подписью вице-премьера Ахмеда Закаева). А также специалистом-экспертом Управления делами ОРТ (удостоверение №1596, выдано 1.06.1998 за подписью гендиректора ОРТ К.Пономаревой). Последняя ипостась, впрочем, — прямое следствие двух первых... sts Говорят, чеченцы Березовского не любят. Считают его неверным и вообще собакой необрезанной. Однако от контактов не отказываются. В конце концов какая разница, на чьи деньги воевать во славу Аллаха? Да и для Чечни он сделал немало. Кто два с половиной года назад подписал вместе с Радуевым соглашение об освобождении любых десяти чеченцев, задержанных на территории России, которых назовет Яндарбиев? Березовский. Кто попал в число этих десятерых? Преступные авторитеты, бандиты, убийцы. Но только ли национальная нетерпимость мешает чеченцам относиться к Борису Абрамовичу с должным уважением? Прочитав стенограмму его беседы с Удуговым, я понял еще одну причину этого. Березовский — верен себе при любых ситуациях. Он ведет себя, как на одесском Привозе, торгуется, божится и врет, врет, врет. Где обещанное, спрашивает его собеседник, ты же, дескать, обещал. Ты перепутал, звучит в ответ, я никогда этого не говорил. Тогда зачем приезжал Бадри, удивляется чеченец. Не знаю. Он в Москве еще не был. Где-то мы все это уже слышали. sts "Я всегда прямо отвечаю на вопрос", — хвастливо заявляет Удугову Березовский. Удугову везет больше, чем нам. "Я отвечаю на ваши вопросы через Генеральную прокуратуру", — бросил Борис Абрамович автору этих строк на своей пресс-конференции, полагая, что это звучит очень остроумно и хлестко. Да, и у нашей газеты, и у Генеральной прокуратуры накопилось много вопросов к Борису Абрамовичу. Однако я бы предпочел все же иной способ общения. Через лагерную администрацию. Надеюсь, гр-н Березовский, вы понимаете, о чем это я?



Партнеры