АТАКУЙ НЕ АТАКУЙ, ВСЕ РАВНО ПОЛУЧИШЬ...

23 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 561

Обещанные правительством дополнительные денежные выплаты военнослужащим, выполняющим боевые задачи в Дагестане, в армии уже успели назвать гробовыми. Мифическая "тысяча долларов" — в аккурат на похороны. Оставшиеся в живых счастливчики на получение денег уже не надеются, памятуя о прежних многочисленных обещаниях по ликвидации финансовых задолженностей. "Машинку для закатывания губ нам выдали гораздо раньше, чем было подписано постановление правительства", — грустно шутят боевые офицеры. Солдатам легче — командиры попросту не говорят им о возможных выплатах, чтобы не разочаровать и не обозлить подчиненных. Впрочем, на этот раз армейский скепсис вполне может быть развеян — деньги военным, участвовавшим в боях, должны выплатить непременно. По крайней мере так утверждают финансисты МО и МВД. Постановление правительства "О дополнительных гарантиях военнослужащим, участвующим в боевых действиях в Дагестане" от 6 августа с.г. продублировали своими приказами министр обороны Игорь Сергеев и министр внутренних дел Владимир Рушайло. В войска отправлены соответствующие директивы, и "финикам" — военным финансистам — теперь нужно выполнить приказ хоть кровь из носу. Без "крови" не обойдется... Лишних денег в военной казне отродясь не бывало, на зарплаты скребут по сусекам, забыв, что такое полноценная боевая подготовка и закупка новых вооружений. "Гробовые" для МВД, и особенно МО, станут серьезной прорехой в служебном кошельке, ведь речь идет о немалых суммах, не заложенных в расходную статью. Если учесть, что в боевых действиях участвовало около десяти тысяч военнослужащих, то столько же тысяч "зеленых" нужно изыскать для выплат из собственных резервов. Деньги, может, и не сразу, но, конечно, найдут и торжественно вручат окопникам. Правда — не всем. В постановлении правительства заложена хитрая "экономная" строка — определять линию фронта, за которой начинают действовать льготы, должен командир. И если вдруг какая-то операция будет названа им не боевой, а вспомогательной, то рассчитывать на материальное поощрение за проведенные в грязи окопов дни не стоит. Или, скажем, как можно расценить время, потраченное на марш в горах к месту боевых действий? Денежным или нет? А вот возьмет, например, какой-нибудь генерал да и назовет штурм десантниками горы Ослиное Ухо, во время которого погибло 23 человека, небоевой операцией, и все — пиши пропало. Есть и еще одна закавыка — деньги за боевые действия начисляются посуточно. Офицеру — 900—950 рублей, солдату — 800. И из месяца, проведенного на войне, оплачиваемыми могут оказаться лишь несколько дней. Многие офицеры уже сейчас столкнулись с бумажной волокитой, чтобы доказать свое участие в войне. Один полковник внутренних войск, к примеру, вместе с 20-м отрядом входил в еще занятое боевиками село Рахата. Может, и не геройствовал, но в последних шеренгах тоже не прятался. После боя командир отряда подал рапорт на всех подчиненных своего отряда, а полковника-москвича в список не включил. Соответственно и в денежный приказ он не попал. С этой проблемой столкнулись многие прикомандированные к боевым частям военнослужащие, приехавшие в Дагестан без командиров Ищи-свищи потом доказательства своего участия в боевых действиях. Еще большие проблемы ждут тех солдат, которым этой осенью предстоит увольняться в запас, — деньги им будут перечислять в военкоматы по месту призыва. Так что за "гробовыми" еще придется изрядно побегать.




Партнеры