ДОМ АЛЛАХА

24 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 427

Еще немного — и синдром заложника овладеет чувствами москвичей. Все смешалось на крови: ваххабиты, Басаев, Хаттаб с боевиками, череда терактов. Дошло до того, что большинство наших горожан принялись считать ислам "вражьей верой", а мусульман и того пуще — "повернутыми" на войне. Разобраться в сложившейся непростой ситуации любезно согласился имам-хатыб Московской Исторической соборной мечети Рамиль Аляутдин. — Русская Православная Церковь в лице патриарха Алексия II уже выразила свое отношение к терактам в Москве, Буйнакске, Волгодонске... Почему молчат духовные лидеры мусульман? — У мусульман есть глава, Верховный муфтий, который дает оценку тем или иным явлениям в обществе. Его реакции пока не последовало. Но мы надеемся скоро услышать мнение муфтия о случившейся трагедии. — Г-н имам, обстановка накалена, люди озлоблены. — Российские СМИ очень часто и неправомерно применяют слово "исламисты". Дело в том, что под эту категорию подпадают абсолютно все мусульмане, включая женщин и детей. И получается, что все люди, исповедующие ислам, причастны к случившемуся. В такой ситуации что останется нам делать? Укрывать людей. Мечеть — это святой дом, в котором мы дадим убежище всем гонимым независимо от их вероисповедания. — Как вы это реально представляете? В мечети даже нет охраны. — Мечеть — это храм, дом Аллаха, и я не могу себе представить, что кто-то способен его осквернить. — Вашу мечеть посещают чеченцы, ингуши, дагестанцы... Какие у них сейчас настроения? — Понимаете, мы здесь молимся Аллаху, отдаем ему свой человеческий долг. В то же время стало заметно, что в разговорах и поведении прихожан присутствует "потерянное" и угнетенное состояние. Однако широко такие темы не обсуждаются, поскольку в мечети не принято говорить о зле. — В ваших проповедях упоминается о войне на Кавказе, о терактах? — Обязательно. Я говорю, что нельзя делать зло тому, кто вам никакого зла не сделал, — такова догматика ислама. Это отражается и в наших молитвах. — Чеченские боевики твердят о святости своей земли и тем не менее совершили теракт в Буйнакске, на земле Дагестана. Кстати, ведь именно в Буйнакске в 1989 г. прошел I съезд мусульман Северного Кавказа... — Отвечу словами из Хадиса Пророка: "Если мусульманин вынет из ножен шашку, направит ее на мусульманина и в результате поединка один из них будет убит, то оба попадут в ад". Сподвижники спросили Пророка: "Почему попадут в ад оба, ведь только один из них убийца?" Пророк ответил: "Потому что они оба имели намерение убить". Верующие — все братья, они не имеют права убивать друг друга. — Каким вы видите дальнейшее развитие событий в Чечне? — Не берусь предрекать. Могу лишь сказать, что, как бы страшно братья ни ссорились, они обязательно помирятся, ведь единое начало в людях сильнее надуманных противоречий. — Многие в России хотели бы присоединиться к этому. Но, согласитесь, гибель двухсот ни в чем не повинных людей нанесла страшный удар по взаимопониманию чеченского и русского народов. Многим возникшая брешь кажется пропастью... — Я не могу взять на себя смелость приписать теракты чеченцам. Даже московские правоохранительные органы не высказались определенно на этот счет. Могу сказать лишь, что если их совершил мусульманин, то он неугоден Аллаху. Если мусульманин посылает кому-то свое проклятие, Аллах смотрит, на какого человека оно должно пасть. Если "жертва" не достойна наказания, то проклятие возвращается к пославшему и поражает его с удвоенной силой. Что же говорить о таком жутком злодеянии.



Партнеры