СТАВКА НА ТЕМНЫХ ЛОШАДОК

28 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 549

Интересно, о чем думал Наполеон, глядя на лед Березины? Вспоминал ускользнувшее победоносное лето или ему мерещился остров Святой Елены? Кремлевская команда сегодня находится в положении французского императора-полководца: все победы позади, впереди — предчувствие финала. И чем меньше у власти уверенности в себе, тем чаще она оглядывается в поисках иной силы, которая может стать угрозой, а может — и опорой. Такой силой в последнее время принято считать регионы. "А что скажут сенаторы, с кем пойдут?" — чуть что вопрошают Дума, правительство и Кремль. В момент выборов эта тема становится вообще основным "вопросом власти". Весомость избирательных блоков определяется по числу губернаторских персон в соучредителях. И все ради чего? Ради того, чтобы быть уверенным — на охваченной провинциальной территории "враг" не пройдет. Тезис верный лишь на пятьдесят процентов. Никто не будет сомневаться, что многолюдная Башкирия поступит так, как захочет ее президент Муртаза Рахимов. Что Кирсан Илюмжинов — единственный человек, обладающий правом голоса в немой Калмыкии. Что Минтимеру Шаймиеву можно доверять: если что-то пообещает — выполнит непременно. Да и последние убедительные победы на перевыборах нынешних губернаторов: свердловского Росселя, омского Полежаева, новгородского Прусака и томского Кресса — вроде бы свидетельствуют о безоговорочной авторитетности региональной власти. Однако кто знает: что там, под аппетитной хрустящей корочкой? Демонстративный вынос тела соратников губернатора Лебедя с Ачинского глиноземного комбината — лишь самый известный из множества подобных фактов. И чиновникам, имеющим дело только с лицом области — губернатором, вовек не догадаться, какие драмы разыгрываются в наших "датских королевствах", какие интриги закручиваются вокруг передела областной и федеральной собственности. Мэры против губернаторов Самый распространенный сюжет — противостояние областной и муниципальной власти. Проще говоря, когда губернатор и мэр областной столицы — враги. Черепков и Наздратенко (Приморье), Кондратенко и Самойленко (Краснодарский край), Рощупкин и Полежаев (Омская область), Михайлов и Прокофьев (Псковская область) — этот ряд можно продолжать и продолжать. В будничном виде это противоборство представляет собой ежедневные наезды друг на друга в подведомственной прессе, драки за телевизионные каналы, предвыборные манифестации на разных концах площади с противоположными лозунгами... В горячем варианте дело заканчивается локальными "боевыми действиями". В Приморье, например, около года назад в осажденном здании засела городская администрация, доказывая свое право на власть. В Пскове, наоборот, городские власти и милиция загнали в здание администрации областников и обложили со всех сторон. Несколько дней губернаторские люди держали осаду, питаясь пирожками, заботливо переданными родственниками "с воли". Самое интересное, что и электорат в таких "противоречивых" регионах делится пропорционально: городское население тяготеет к мэру, сельское — к губернатору. Прокуроры против губернаторов Не меньше хлопот доставляют губернаторам и президентам некоторые строптивые прокуроры. Вся "правоохранительная" власть у нас в России, напомним, напрямую подчиняется центру, а не региональным властям. Поэтому может считаться достаточно независимой. Именно это обстоятельство вызывает такое раздражение президента Ингушетии Руслана Аушева, который не первый год пытается переподчинить "юристов" себе, но не находит понимания в Москве. Впрочем, некоторым сильным главам удается повлиять и на эти неуправляемые структуры. Сказал же спикер верхней палаты Строев своим орловским прокурорам: "Подчиняетесь вы, может, и Москве. Но зарплату и квартиры получаете у меня...". А вот губернатор Курской области Александр Руцкой пока не может совладать со строптивцами: весь прошлый год провел в борьбе с прокурором области, который выбивал из губернаторской команды одну фигуру за другой. Олигархи против губернаторов Принято считать, что все олигархи засели в Москве. Но почти в каждом регионе есть свой индустриальный монстр, который кормит и местный бюджет, и дюжую часть населения области. А кто девушку ужинает, тот ее и танцует. В чем конфликт губернатора Лебедя и "олигарха" Быкова? В том, что Александр Иванович нарушил договоренности: покусился на чужой кусок власти. А вот в соседней Хакасии тишь да гладь, потому что брат Лебедь со своими олигархами не воюет: он сам органичная "часть" САЗа (Саянского алюминиевого завода). Можно ли сказать, что власть в регионе находится в его руках? Можно. До тех пор, пока он принадлежит к верхушке САЗа. Гораздо тяжелее приходится губернатору, когда борьбу за крупные региональные компании ему приходится вести с федеральными властями, а то и с иностранными инвесторами. Ну каково может быть влияние, скажем, губернатора Мурманской области, если самая прибыльная местная структура — Мурманское морское пароходство — принадлежит "Лукойлу"? Губернатор Оренбургской области Елагин несколько лет сражается за свою региональную собственность — нефтяную компанию "ОНАКО", пытаясь отбить ее то у "Лукойла", то у "ЮКОСА". Последнее решение правительства о создании Российской нефтяной компании в составе "Роснефти", "Славнефти" и "ОНАКО" было принято, не беря особо во внимание мнение региональной компании. Елагину, правда, было обещано оставить в областной собственности 51% акций. Тяжело приходится и губернатору Приморья Наздратенко. Помимо борьбы с владивостокскими городскими властями и "Дальэнерго" он ведет бои за приморские порты и пароходные компании, которые один за другим уходят к иностранным владельцам. Война между Евгением Наздратенко и главой компании "Тайгер Секьюритиз" Эндрю Фоксом, являющимся совладельцем Дальневосточного морского пароходства, идет не на жизнь, а на смерть. Последний удачный ход остался за Наздратенко — председателем совета директоров пароходства выбран Александр Луговец, так же, как и губернатор, ратующий за развитие компании в интересах России. С другим пароходством — "Востоктрансфлотом" — счет пока не в пользу губернатора. Гендиректор "Востоктрансфлота" Анатолий Милошевич, после решения суда об отстранении его от должности, отдал приказание пяти рефрижераторным судам уйти в южнокорейский порт и там поднять флаги Кипра. Вернуть теперь корабли назад — задача непростая. Территории против губернаторов Это вообще наше российское ноу-хау. К примеру, Леонид Рокецкий — губернатор Тюменской области. В которую, в свою очередь, входят еще два суверенных субъекта: Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа. Все основные богатства области, нефть и газ, находятся на территории округов. И что им губернатор? От него предпочитают просто отмахиваться... Уж на что глава Краснодарского края своим народом любим, а и тот не над всей территорией властен. На черноморское побережье он носа не кажет: там в отличие от всего остального края просто "рыночный беспредел". Побережье — это сфера влияния "мэров южных городов". Надо ли говорить, что электоральные пристрастия жителей по ту и другую сторону Кавказского хребта сильно разнятся? Москве всеми этими нюансами забивать голову недосуг. Это ж сколько обстоятельств придется учитывать — аналитиков не хватит... Проще поставить на губернатора. Ну а к чему может привести ставка на формального фаворита — жизнь покажет.



Партнеры