ЦИНКОВОЕ ВРЕМЯ “Ч”

2 октября 1999 в 00:00, просмотров: 268

Время "Ч" на армейском языке — это когда солдат поднимается в атаку из окопа. Для военнослужащих, сосредоточенных в последний месяц вокруг границы Чечни (все еще административной), оно наступило вчера — 1 октября 1999 года. Возможность введения войск в северные районы Чечни "МК" предсказал еще во время войны в Дагестане, когда бомбардировками Грозного и не пахло. Увы, наша версия, показавшаяся многим фантастической, оказалась верной. После непродолжительных бомбежек чеченской столицы и еще некоторых городов (уничтожен единственный "кукурузник" и нефтеперерабатывающие заводики) в бой бросили войска — царицу полей матушку-пехоту, дело которой — идти грудью на пулеметы. Последние дни мы долго рассуждали о возможности наземной операции, спорили о бомбежках, сравнивали операцию против чеченских террористов с операцией НАТО в Югославии, пытались спрятать в череде слов страх за возможность повторения старых ошибок. Сколько же можно наступать на одни и те же грабли?! Хладнокровный премьер Владимир Путин уверенно докладывал нам, что пощады боевикам не будет "даже в сортире". Точечные удары по базам террористов и любым связанным с ними объектам казались пусть и временной, но панацеей от всех бед. Авианалеты были лишь оттягиванием самого страшного времени — "Ч". В том, что начнется наземная операция, никто не сомневался, единственно, на что надеялись, — чтобы оно наступило как можно позже. Потому что после него наступит "цинковое время": войска, вступившие в прямое соприкосновение с противником, понесут потери. И российское общество, еще не оправившееся от гробов прежней чеченской войны, вряд ли спокойно перенесет наплыв новых. Около 300 "цинков" из Дагестана еще легко растворились в необъятных просторах страны (но только не для родных погибших), заглушились волной терроризма и гневом на чеченских боевиков. Что будет, если "груз 200" опять станет с тревогой ждать каждая солдатская мать? Впрочем, все это — эмоции. Задача армии — воевать. На войне без потерь не бывает (даже на учениях в мирное время закладывается определенный процент потерь). Другое дело, сколько будет этих потерь. Во время войны в Югославии, например, Конгресс США дал своим военным лимит в 100 "цинков": американцы подсчитали, что этот критический барьер может послужить поводом для изменения отношения общества к вооруженному конфликту на Балканах. Янки эту цифру не превысили и начали наземную операцию в Косове, только получив гарантии безопасности, не жалея прежде бомб и ракет. Просчитал ли кто-нибудь в России эту "критическую" цифру?.. Не ссылаясь на сторонних наблюдателей, мы можем заявить, что в Дагестане армия была ограничена в применении боевых средств. Корреспонденты "МК" своими глазами видели, что значит "массированный огневой налет" перед началом штурма в Ботлихском районе, под селом Карамахи и в Новолакске. Мизер! Двадцать самолето-вылетов (по две бомбы или четыре ракеты), несколько залпов реактивной артиллерии, сотня снарядов из пушек — для широкомасштабного наступления это крайне мало. Цифра человеческих жертв наглядно подтверждает это: чем меньше снарядов, тем больше гробов. Когда начались точечные удары по Грозному и всей Чечне, мы получали официальные сообщения, что за сутки совершено 100 или 50 самолето-вылетов. Это по всем объектам террористов на всей территории Ичкерии! День, предшествующий началу наземной операции, ознаменовался 20 самолето-вылетами: "Авиация федеральных сил минировала тропы и дороги в горной местности. По крупным скоплениям боевиков в населенных пунктах удары не наносились". Все это чем-то напоминает все те же старые грабли — с непонятной спешкой взять Грозный в новогоднюю ночь 95-го. Опять нужно отчитаться? Успеть до парламентских выборов, Нового года, чьего-то дня рождения или еще черт знает какой даты?.. По имеющейся у нас информации, армия вошла вчера в Чечню с нескольких направлений и продвинулась в среднем на 5—20 километров. Сведений о потерях пока нет (впрочем, нет и официального сообщения Минобороны о начале операции), но в победоносный марш-бросок мало верится: боевики Басаева и Хаттаба вряд ли станут встречать колонны российских войск цветами. Их тактика хорошо известна: пропустить в глубь территории и ударить в спину. Наиболее активное движение войск отмечено со стороны Дагестана. Вероятно, что выдвинулась и крупная оперативная группировка из Моздока. Непроверенный факт — войска идут на Грозный. Подтверждает его лишь чеченская сторона. Источники в Министерстве обороны сообщили нам лишь то, что "началось все по полной программе". Может быть, в этой стратегии есть особый смысл? Может быть, замысел военного (или все же политического?) руководства строится на каких-то особых тактических и стратегических расчетах, и война будет короткой и обойдется малой кровью? Дай-то Бог! Вот только верится в это с трудом... Армия, конечно, выполнит свою задачу — как может, как умеет, но выполнит. У армии — приказ, ей раздумывать некогда, да и незачем. А задуматься есть над чем. Хотя бы над тем, что еще два месяца назад о военной акции в Чечне никто и не помышлял — наоборот, в Грозный сплошняком летели невозвратные деньги и продукты. Хлипкий мир, казалось, вполне устраивал обе стороны. И вдруг бац — война, бомбы, наступление! С чего бы это вдруг? Что изменилось? Президент стал моложе, армия — сильнее, страна — богаче?.. Поводы на самом деле есть. Но совсем другие. Взорванные террористами дома в Москве — раз. Сильная рука премьера-преемника — два. Есть и три, и четыре, и пять... Поспешность затеянной войны (перед первым вводом войск в ЧР готовились несравнимо больше и даже пытались найти язык компромиссов с Дудаевым) и скоропалительное начало нынешней наземной операции подталкивают к мысли, что вся эта "не запланированная" бюджетом страны акция тщательно срежиссирована и подогнана под конкретные обстоятельства. Вот только расплачиваться за чьи-то амбиции придется не политическими карьерами и должностями, а солдатскими жизнями. Как всегда. Виктор СОКИРКО. МАСХАДОВ ЕЩЕ НАДЕЕТСЯ НА МИР Аслан Масхадов, как заявил в интервью "МК" постпред Чеченской Республики в Москве Майрбек Вачагаев, дал команду своим войскам: "Не стрелять!". Правда, этот приказ будет действовать только до тех пор, пока подразделения Вооруженных Сил России не войдут в населенные пункты. Масхадов, по словам Вачагаева, все еще надеется на переговоры с Москвой — "во избежание новой кровопролитной войны". Тем не менее он уже назначил Шамиля Басаева командующим восточным фронтом. В ответ на это Басаев, позабыв про былые распри, пафосно заявил: "Готов выполнить любой приказ по защите моей родины". Деваться ему теперь некуда: опасность-то над Чечней нависла не без помощи Басаева. Самое интересное: за переговоры с Москвой начал ратовать и Салман Радуев, недавно завершивший свое лечение за границей. На вопрос "МК": "Каким же образом Радуев вернулся в Чечню и почему он начал выступать за мир?" — Вачагаев ответил весьма лаконично: "Это же ваши привезли его в Чечню. Вот он и говорит то, что его попросили".




Партнеры