ГЕНПРОКУРОР ПРИЗНАН ПОТЕРПЕВШИМ

6 октября 1999 в 00:00, просмотров: 548

На улице Юрия Скуратова — праздник. В минувшую пятницу Генеральная прокуратура удовлетворила ходатайство его адвоката. Скуратов официально признан... потерпевшим. Ситуация сама по себе парадоксальная: одной рукой прокуратура пытается его уничтожить. Другой — признает жертвой шантажа. Вот уже который месяц Генпрокуратура расследует сразу два дела об одном и том же. Первое ("О женщинах") было возбуждено ночью в Кремле. Второе ("О шантаже") — по заявлению самого Скуратова вскоре после его отстранения. Два дела — две судьбы. Задача первого — доказать преступную сущность Генпрокурора и (в идеале) отправить за решетку. Задача второго — установить, законно ли все то, что вывалили на Скуратова начиная с весны. Нет никакого сомнения, что постановление следователя, к счастью, оказавшегося принципиальным, будет вскоре отменено. Но уже сам факт принятия этого решения свидетельствует о многом. И главное — что травля Скуратова действительно заказана Кремлем. В постановлении, текст которого передал мне адвокат Генпрокурора Леонид Прошкин, много интересного. Оказывается, Николай Бордюжа, тогда — шеф президентской администрации, на самом деле шантажировал Скуратова. Продемонстрировал известную ныне видеозапись и предложил написать заявление об отставке. Оказывается, до сих пор не ясно, что "человек, похожий на Скуратова" и сам Скуратов — одно лицо. Экспертиза доказать ничего не сумела. Оказывается, жрицы любви, написавшие будто бы по доброй воле заявления, не так просты, как кажутся на первый взгляд. Например, некая Асташова Наталья Николаевна, едва ли не самая активная заявительница, умышленно отрекомендовалась Надеждой, не указала ни места жительства, ни даты заявления. Мало этого — она вообще его не подписывала. (Окончание. Начало на 1-й стр.) Когда же следствие все-таки нашло Асташову, на допросе она призналась, что заявление написала "в результате угроз, шантажа и обмана". Не подписаны и другие бумаги — от Богачевой, Максимовой, Демкиной. Все вышеперечисленные особы также не были предупреждены об ответственности за дачу ложных показаний, как того требует закон. Заявление пятой девушки — Цхондии — зарегистрировано в приемной ФСБ под тем же номером, что и грамота Богачевой. Есть еще наипикантнейшая подробность — правда, в постановлении о ней ничего не говорится: одна из барышень имела при себе... удостоверение сотрудника милиции. Одно из двух: либо она служит г-ну Рушайло, либо сотрудничает с какой-то другой спецслужбой (например, с ФСБ)... А вы говорите — органы разучились работать... Между тем кампания по обработке Совета Федерации продолжает набирать обороты. Как и предсказывал "МК", избрана тактика "инициативы масс". По сценарию Администрации Президента, группа сенаторов сама должна инициировать прокурорскую проблему, обратившись к Ельцину с прошением. Сейчас руководство Генпрокуратуры всеми правдами и неправдами вербует сенаторов. В ход идут любые козыри, без разбора. Я уже писал о том, что в обмен на поддержку Руцкого под залог из тюрьмы были выпущены два его заместителя — Бунчук и Конончук. Этим, однако, "вербовка" не ограничилась. Практически решен вопрос о переводе неугодного Руцкому прокурора Курской области Ткачева на другой участок работы. Аналогичные "чистки" идут и в иных областях. В Магаданской области снимают прокурора Неерди. В Чувашии — прокурора Русакова. Как и курянин Ткачев, оба они не пришлись ко двору удельным князькам. Выстроенная с таким трудом система сдержек и противовесов рушится по воле кремлевских заказчиков. Их не тревожит, что на место неугодных придут послушные исполнители, главный закон для которых — приказ губернатора. Их не волнует, как отразится это на росте преступности. Они заняты совсем другим. Р.S. Кстати. В минувшую пятницу подполковник Главной военной прокуратуры Александр Филиппович, из-за болезни которого пришлось отложить слушание иска Скуратова в Мосгорсуде, был замечен в прокурорском здании на Большой Дмитровке. Это тем более странно, что, по уверениям генералов, Филиппович крайне плох, и ему нужно минимум десять дней, чтобы хоть чуть-чуть оклематься...



Партнеры