Лайла АЛИ — ДОСТОИНАЯ ДОЧЬ МУХАММЕДА

13 октября 1999 в 00:00, просмотров: 2804

Американская Верона в отличие от итальянской мало кому известна. Это небольшое местечко в штате Нью-Йорк в 35 милях от города Сиракузы, опять-таки американского, а не греческого. Когда Шекспир писал "Двух веронцев", он не мог предугадать, что куда увлекательнее выглядели бы две веронки, которые сошлись на ринге казино "Тэрнинг стоун" американской Вероны в прошлую пятницу. Для одной из них это был первый бой, для второй — второй, то есть речь шла о схватке зеленых новичков, да к тому же еще женского пола. И тем не менее на этот, казалось бы, сверхзаурядный поединок слетелись в Верону спортивные обозреватели со всего мира. Почему? А потому что одной из соперниц была Лайла Али, дочь великого чемпиона Мухаммеда Али, который обещал присутствовать на дебюте своего чада. "Контендер или претендер?" — вот вопрос, которым задавались репортеры. (Игра слов: "контендер" в переводе с английского — "претендент", "претендер" — "притворщик".) Ответ на вопрос: кто такая Лайла Али, как раз и должен был дать бой в Вероне — является ли она реальным боксером или лишь прикидывается им, спекулируя на имени отца? Лайла Али — второй ребенок из девяти в семействе чадолюбивого Мухаммеда. Ей 21 год. Бокс, естественно, занимает большое место в ее жизни. Но поначалу это была лишь тень, которую отбрасывала колоссальная фигура ее отца. Активная заинтересованность боксом оказалась делом случая. Лайла владеет небольшим бизнесом в Лос-Анджелесе — маникюрным салоном. Однажды, почувствовав, что прибавляет в весе, Лайла решила начать посещать спортзал. Там кроме аэробики занимались и боксом, и Лайла заболела им. Было это год назад. Лайла решила пойти в профессиональный женский бокс и принялась усиленно тренироваться. В этом ее поддерживал и поощрял ее спарринг-партнер Джонни Макклейн, бывший чемпион мира в полутяжелом весе в рамках Всемирного совета бокса. Но здесь куда более важно иное обстоятельство. Джонни — бойфренд Лайлы, и они вскоре собираются пожениться. Иное дело — отец. Мухаммед Али не пришел в восторг от идеи, что его дочь захотела повторить карьеру отца. Мухаммед Али предпочитал, чтобы Лайла пошла учиться на врача. Но дочь оказалась своенравной не менее, чем ее знаменитый отец, и настояла на своем. Мухаммед смирился. Свою позицию он сформулировал так: "Как болельщик я поддерживаю Лайлу, как отец — не одобряю". И мать Лайлы, красавица Вероника, не пылала энтузиазмом в отношении боксерской карьеры дочери — тоже писаной красавицы. Но на одном Мухаммед Али все-таки настоял: поединок в Вероне не должен был быть показан по телевидению. Отец опасался непредвиденного. Ему не хотелось, чтобы весь мир лицезрел окровавленное лицо его дочери, которой скорее место на экране кино, чем на боксерском ринге, а тем более ее поражение или даже трусость. Недаром накануне боя репортеры спросили Лайлу: а не боится ли она, что ее красивый прямой носик после боя "повернется налево или направо"? Лайла ответила с вызовом, что ее "красивый прямой носик" останется красивым, независимо от того, будет ли он смотреть налево или направо. Лайла Али прекрасно развита физически. Она 5 футов и 10 дюймов ростом и весит 168 фунтов. Подобрать ей достойную соперницу тоже из новичков оказалось не так-то просто. Наконец ее нашли в лице 27-летней Эйприл Флауер. Она разведенная мать двоих мальчиков. Работает официанткой в ресторане в городе Мичиган-сити, штат Иллинойс. Перед поединком Флауер сказала, что не боится Лайлы. "Ведь я выхожу на ринг не против отца, а против дочери", — пошутила она. Эйприл добавила, что на следующее утро после боя она немедленно улетит домой в Мичиган-сити. "Мне надо вовремя попасть на работу. В субботу как раз моя смена", — сказала она. Лайла Али, следуя отцовской традиции, предсказала перед боем свою быструю победу и обязательно нокаутом. Предсказание полностью сбылось, причем настолько быстро, что никто не успел даже очухаться — ни зрители, ни репортеры, ни сами боксеры. Как только прозвучал гонг, Лайла бросилась в атаку и ошеломила свою противницу градом ударов. Один из них оказался нокаутирующим. Все было кончено за 30 с небольшим секунд первого же раунда. Лицо Лайлы сияло, став еще более прекрасным. Но еще более сияло лицо ее отца. Глаза Мухаммеда Али словно пытались пробиться сквозь болезнь Паркинсона, поразившую и парализовавшую его. Ни разу, даже в наивысшие моменты своего триумфа, Али не выглядел таким счастливым, как в прошлую пятницу у ринга — а не на ринге! — в казино "Тэрнинг стоун" в американской Вероне. После боя попытался взять у Мухаммеда интервью. Это оказалось неимоверно сложным, ибо речевой аппарат Али почти полностью сокрушен болезнью Паркинсона. Говорить для него — сплошная мука. Поэтому вместо ответа на мои вопросы он попытался показать мне указательный и средний палец правой руки, растопыренные знаком победы: V — Victory. Но и это оказалось ему не под силу. После нескольких неудачных попыток Али, отчаявшись, показал мне лишь один указательный палец, что на американском языке жестов означает: "Я первый, я победитель". Палец Мухаммеда Али сгибался и дрожал. Отцу пришлось заплатить страшную цену за то, чтобы стать первым. Да обнесет Всевышний этой чашей его дочь! Верона — Миннеаполис. P.S. Из Мичиган-сити сообщают, что в субботу вечером в ресторане, где работает официанткой Эйприл Флауер, яблоку было негде упасть. Все столики были заказаны еще загодя. В отличие от ринга в ресторане Эйприл справилась со своими обязанностями. Непосвященные вряд ли бы догадались, что днем раньше эта самая официантка побывала в нокауте. Но в тот вечер в ресторане в Мичиган-сити непосвященных не было.



Партнеры