РИКЛЮЧЕНИЯ ИНОГОРОДЦЕВ В МОСКВЕ

13 октября 1999 в 00:00, просмотров: 227

Жительница Белгорода Валентина Осадчая — мигрантка по необходимости. Ее дочь Галя учится в Москве в приборостроительном техникуме — осталось еще два года. Денег для учебы и жизни дочери в российской столице требуется много, а средняя зарплата в Белгороде — 500 рублей. Вот Валентина и уехала из родного города, из 2-комнатной квартиры. Пристроилась в столице пахать на китайских челноков — все-таки 4 тысячи в месяц. Жила бесплатно у подруги, но площади (6 квадратных метров на человека) для получения регистрации, не хватило. — Раньше меня никогда милиция не останавливала — что с меня возьмешь? — Валентина распахивает дешевую турецкую куртку. — У меня и справка есть, что дочка здесь учится. Так и жила: месяц здесь отработаю и на выходные — домой. Сразу после предписания московского правительства Валентина начала искать возможность зарегистрироваться, но никто из ее здешних знакомых не захотел связываться с этой морокой. И вот недавно Валентину остановил на улице милицейский патруль. — Милиционеры потребовали у меня 41 рубль. Сказали, что это штраф за нарушение паспортного режима. Я начала объяснять, что сама россиянка — наш штраф составляет всего 8 рублей. Они ничего и слышать не хотели. Пообещали даже выслать меня на родину. В конце концов меня отвели в 39-е отделение милиции, что в Перове. Там очень долго со мной разбирались, но так ничего не решили. Взяли десятку и отпустили. Сказали, что если еще попадусь, то вышлют. Валентина горько вздыхает: — Еще одного такого задержания я просто не переживу. И высылки тоже. У нас нет будущего, если сейчас от нас откажется наша Москва. Но самое ужасное, что, когда я попыталась объяснить все своему хозяину-китайцу, он вообще ничего не понял. Для него дикость, что в столице России российская же милиция устраивает облавы на собственных граждан. Злоключения двух молдаван, Андрея и Славы, начались в тот самый вечер, когда по телевизору объявили, что на Москву обрушилась всеобщая перерегистрация. На следующее утро хозяин арендованной ими квартиры попросил ребят недельку-другую перекантоваться где-нибудь "от греха подальше" — пока страсти не улягутся. Так ребята потеряли жилье. Их веселый обычно рыночный хозяин-армянин, прислонив тесак к горлу, очень популярно объяснил, что с трудовой деятельностью — погрузкой и разгрузкой тюков с товаром — на ближайший месяц придется завязать: "Не до вас мне, мужики. Я сам себе сейчас должен разрешение на регистрацию оформить в собственную квартиру. Выправите документы, тогда и приходите". Так ребята потеряли работу. А в паспортном столе стояла огромная очередь. И представительный начальник заявил, что украинцы, молдаване и белорусы на продление регистрации могут даже не рассчитывать. Есть, дескать, такое положение — больше полугода иностранцам в России не находиться. Так ребята стали вне закона. Денег даже на самую дешевую гостиницу не было. Домой в Молдавию ехать тоже было не на что. Андрей со Славой решили пару ночей переночевать в пустых вагонах, что стоят на заброшенных железнодорожных путях, недалеко от вокзалов. Там, кстати, уже яблоку было негде упасть от наплыва незарегистрированных лиц. В середине ночи в вагон вломился отряд омоновцев. Началась облава. К чести милиционеров, над задержанными они не издевались, только посетовали, что с вечера в вагоне не осталось ничего выпить. — До утра нас "воспитывали" и обещали выслать домой первым же поездом и с милицейским сопровождением, — рассказали ребята. — Мы даже обрадовались поначалу — надоело бегать. А потом менты выяснили, что денег на дорогу у нас нет. И даже на штраф — ни копейки. Что, они сами, что ли, будут за билеты платить? Ну разочек послали по матери и... отпустили. Так Слава и Андрей остались в Москве. — С голоду помирать очень не хочется — мы сейчас на любую работу согласны. Даже на криминал. У нас просто нет другого выхода. А недавно, как раз в последний день "усиления", в подземном переходе возле родной редакции "тормознули" корреспондентку "Московского комсомольца". Мальчик-постовой, лет 18, в безразмерной милицейской куртище и надвинутой на самые брови (чтобы повзрослее выглядеть) фуражке уныло смотрел по сторонам. Видно было, что ему жутко и холодно, и совсем неохота ловить террористов. Так неостановленными и прошагали мимо него два страшных "лица кавказской национальности" и одна явно уголовная рожа. Наконец в поле зрения постового попала абсолютно нестрашная журналистка. — Документики покажите, пожалуйста... — пробормотал мальчик, даже запинаясь от свалившейся на него ответственности. — Пожалуйста. Он взял удостоверение в руки, долго и упорно разглядывал его. И, осмелившись, спросил: — А что такое "МК"? — "МК" — это газета такая, — объяснила корреспондентка. — Ты не местный, что ли? Для усиления сюда прислали? — Ага, — кивает постовой и спрашивает уже совсем доверительно, — а газета — это где про все печатают? Бедный-бедный мальчик! Никого он, страшнее журналиста, ни в жисть не поймает. Московские милиционеры куда предприимчивее. Как показала практика последней недели, меньше всего они берут с не успевших перерегистрироваться граждан России — полтинник. Представителям СНГ милицейские проверки обходятся в два-три раза дороже. О тарифах для лиц, похожих на чеченских террористов, пока ничего не известно — очевидно, все решается в строго индивидуальном порядке. Но, по слухам, московские патрули зарабатывают сейчас на проверке паспортного режима за день больше, чем раньше за неделю. ЭТУ СИТУАЦИЮ МЫ ПОПРОСИЛИ ПРОКОММЕНТИРОВАТЬ РУКОВОДИТЕЛЯ ПРЕСС-СЛУЖБЫ ГУВД МОСКВЫ ВЛАДИМИРА ВЕРШКОВА — Вопрос о перемещении на постоянное местожительство лиц, не прошедших перерегистрацию, жестко не стоит. На данный момент из столицы выслано порядка 700 человек. Из них подавляющее большинство — жители стран СНГ, бомжи и люди, которым отказано в регистрации. К первой и последней категориям относится так называемая маргинальная прослойка — те, кто промышляет в столице подозрительными делишками и на вопрос, зачем сюда приехал, внятного ответа дать не может. Данные задержанного за нарушение правил регистрации заносятся в базу единого информационного центра ГУВД. Одновременно ему официально выносится предупреждение. К сегодняшнему дню таких "предупрежденных" 214. Если же в недельный срок человек попадается снова, его под конвоем отправляют на вокзал, покупают ему билет и под присмотром железнодорожной милиции этапируют к родным пенатам. Деньги на это дорогое удовольствие, по идее, должны идти от оплаты все той же регистрации. Законопослушных граждан России, имеющих постоянную работу в столице, под конвоем высылать не будем. Проблему станем решать, постепенно легализуя массу этих людей.



    Партнеры