ГЛАВНОЕ, ЧТОБ КОСТЮМЧИК СИДЕЛ...

13 октября 1999 в 00:00, просмотров: 548

Дожили. Вся репутация династии Ельциных, а значит, и репутация русского государства оказались сегодня в руках заморских детективов, ведущих где-то в альпийских горах уголовное дело фирмы "Мабетекс". Оглушительный раскат скандала громыхнул несколько недель назад, когда выяснилось, что на "Мабетексе" швейцарские сыщики нарыли документы о кредитных карточках "царя Бориса" и двух его дочерей. Глава фирмы Беджет Паколли заявил, что документы принадлежат одному из сотрудников фирмы, но к самому "Мабетексу" никакого касательства не имеют. К чему приведет следствие, непонятно, но вот фигура самого Беджета Паколли уже привлекает жгучее мировое внимание... Наши корреспонденты взяли интервью у г-на Паколли, отдыхающего с молодой женой на берегу Средиземного моря, и попытались нарисовать портрет албанца из Косова, миллионера из Локарно, чье имя не сходит со страниц ведущих мировых газет. — Г-н Паколли, чем, на ваш взгляд, закончится вся шумиха вокруг "Мабетекса"? — Скандал уже сильно повлиял на наши отношения с российскими партнерами. Что неудивительно, ведь нам задолжали 200 миллионов долларов. Даже правительство России заморозило платежи. Знаете, я никогда не говорил: сперва платите, а уж потом мы будем строить. Мы зачастую не смотрели, есть ли на момент заключения договора деньги у наших подрядчиков, и сами финансировали строительство. И "Мабетекс" не оставил ни одного незавершенного объекта нашим клиентам. — Отчего же тогда вас винят в подкупе, во взятках? — Сегодня моя фирма используется как инструмент внутриполитической борьбы. Я утверждал и утверждаю, что не заплатил ни цента правительственным чиновникам. Мне жаль, что люди, обвиняющие "Мабетекс" в коррупции, очень быстро забыли, сколько я и моя фирма сделали для России. Почему-то никто не вспоминает, что "Мабетекс" на свои деньги выстроил детский дом для детей-инвалидов. Что вот уже три года ребята из Мурманска, Норильска, из средней России бесплатно отдыхают в Швейцарии. Что после трагедии в Буденновске "Мабетекс" выложил 800 тысяч долларов на закупку новейшего медоборудования для больницы. В последний проект — в реконструкцию гостиницы "Золотое кольцо" — я вложил 64 млн. долларов. И ни правительство России, ни Управление делами Президента не спешат расплачиваться. А ведь я делал свою работу по распоряжению правительства г-на Черномырдина. — Почему именно в "Мабетексе" при обыске обнаружились документы о кредитных карточках семьи Ельцина? Кто же в таком случае подвел под удар вашу фирму? — У меня имеются некоторые соображения, кто нас подставил. Но обвинять кого-то голословно не хочу. Думаю, я оказался идеальным объектом для политических манипуляций из-за своего происхождения — учитывая общественное мнение о косовских албанцах. Я, например, в жизни не видел г-на Скуратова. Да, меня попросили купить ему 14 костюмов, и я их купил. Теперь Скуратов говорит обо мне, что я сукин сын, а моя мать — проститутка. Моей матери 74 года, она парализована! Могу сказать одно: Скуратов вел себя хамски, а вся история с кредитными карточками — ложь. Я маленький человек, я не смог бы сделать ничего подобного в конце концов. Скуратов вообще не работал как прокурор, грамотно ведущий следствие, соблюдающий служебную тайну. Вместо этого он предпочитает винить меня в организации записи известной видеокассеты. Не понимаю, на что мне эта кассета?! (Окончание. Начало на 1-й стр.) — Вы сочувствуете кому-то из российских политических деятелей? Скажем, Лужкову, Примакову? — Я не могу ничего плохого сказать о Лужкове. Меня рассердило только его заявление, что мы с ним незнакомы. Это ложь. Мы дважды обедали вместе, пять раз встречались в одном только Кремле. Мы осуществили много совместных проектов, и он это хорошо знает. Моя фирма реконструировала ему в 1993-м здание мэрии — после октябрьских событий. Правда, платил за ремонт не Лужков, а Управление делами Президента. Примакова же я лично не знаю. Но мое мнение о нем весьма позитивное. — Любопытно, г-н Паколли, а как вы оцениваете роль России в вашем родном Косове? — Кстати, за мои убеждения нынешние власти в Косове считают меня своим врагом... Я думаю, что Россия поздно включилась в процесс урегулирования. На Балканах нужно было начинать его еще году в 90-м. Но и сегодня без России мир на Балканах невозможен. *** Косовские албанцы из объекта нашей внешней политики превращаются, как ни смешно, в участников нашей внутренней политики. Сам же Беджет Паколли не из тех, кто унывает, и пока в Москве из-за него громыхают скандалы, сам он мирно проводит свой медовый месяц где-то в Италии с молодой женой, красавицей певицей... Вот какими мазками рисует портрет швейцарская печать... Паколли свой в доску. Жена — тоже косоварка — зовет его не иначе как Пупсик. Его работники считают своим личным другом, несмотря на временами резкий нрав босса. К слову, он всегда старается брать на работу своих соотечественников — даже на филиалы, расположенные в России, он пристраивает безработных албанцев. Свой бизнес г-н Паколли раскрутил тоже во многом благодаря широким родственным связям в Югославии и Албании. Сам Беджет Паколли утверждает, что его девиз — "видеть в каждом человеке только хорошее". Но вряд ли сам миллионер тянет на невинную овечку. Его роскошные привычки и банковские связи уходят корнями в среду, известную подмоченной репутацией при ведении дел в Восточной Европе. Отец Беджета был простым деревенским гончаром — лепил тарелки и плошки. Но у Беджета, видно, душа не лежала к семейной профессии. Семнадцатилетним, без гроша в кармане, парень уехал в Гамбург — покорять мир. Учителем Паколли, по его же словам, на всю жизнь стал Макс Гуггакс, владелец швейцарской фирмы "Интерпластика". Гуггакс оказался прекрасным учителем, а Беджет — талантливым учеником. Первый мастер-класс Гуггакс дал своему протеже еще в 1973-м. В разгар "холодной войны" Гуггакс решил "пробить" подряд на строительство завода шарниров для мебели в России. Подряд стоил 43 млн. швейцарских франков, а на "подмазку" ушло несколько десятков тысяч рублей, которые выплачивались порциями директору будущего мебельного комбината. Дело выгорело, но два года спустя одного из курьеров, который вез "взяточные", взяли в Москве сотрудники КГБ. Директора злополучного завода немедленно повязали и вскоре расстреляли. Гуггаксу же запретили въезд в СССР. Неудача, впрочем, не помешала ему получить очередной подряд — на строительство завода стиральных машин на Урале. Паколли к тому времени был уже правой рукой шефа. Вместе с Гуггаксом в 1977 году он купил "Интерпластику" — фирму, ставшую прообразом "Мабетекса". Поскольку клиенты за "железным занавесом" были малодоступны, партнеры организовывали междусобойчики на нейтральной территории. Для делегаций высокопоставленных кагэбэшников, останавливающихся в шикарном отеле "Эден" в Лугано — в гостях у фирмы, — и для сотрудников советского торгпредства в Берне частые наезды в офис "Интерпластики" никогда не проходили без ненавязчивых подарков: швейцарских наручных часов, фотоаппаратуры или видаков. "На десерт" клиентам устраивался тур к девочкам в Венецию. В 1986-м его час пробил. Русские друзья уезжали из Берна обратно в Москву — на повышение и, имея глобальный взгляд на новую пятилетку, обеспечивали "Интерпластике" решающее преимущество. За рекордно короткое время он смог получить заказы на 200 миллионов франков. Паколли решил, что пришло время поработать только на себя. Его учитель Гуггакс находился к тому времени в затруднительном состоянии. "Интерпластику" продали с молотка, нужна была новая, свободная от долгов фирма. Так в 1991-м возник "Мабетекс". Одним из первых проектов "Мабетекса" в России стало строительство по правительственному заказу крупного молочного завода в Якутске в 1993 году. Дело курировал Виктор Столповских, возглавлявший тогда московский филиал фирмы. (Столповских прославится в будущем как один из "казначеев" кремлевской "семьи".) По его словам, когда завод был построен в 1994-м, "Мабетекс" не выполнил обязательств по контракту, "зажав" изрядную часть перечисленных ему денег. К тому времени относится знакомство главы "Мабетекса" с тогдашним мэром Якутска Павлом Бородиным. По заказу Москвы Паколли строил в Якутске детский реабилитационный центр. Говорят, обсуждение хода строительства мэром и главой "Мабетекса" зачастую велось в очень непринужденной обстановке. Так или иначе — но когда Бородин перебрался в Кремль, тендер на реконструкцию Кремля выиграл именно "Мабетекс". (Злые языки, правда, говорят, что никакого конкурса и не было.) И не только этот тендер. Заказы на выполнение самых лакомых строительных затей российских чиновников посыпались на "Мабетекс" как из рога изобилия. Контракт на ремонт Белого дома после октябрьского путча. Реконструкция здания Госдумы, реконструкция поместий Ельцина "Шуйская Чупа" и "Волжский утес". Меблировка "Быстрого ручья" в Сочи, реконструкция аэропорта "Внуково-2"... Кремлевский скандал спутал Паколли все карты. Ему пришлось даже продать арабским толстосумам любимый личный самолет. Может быть, от неудач в делах Беджет решил вкусить наконец семейного счастья. Знаменитая в Европе албанская певица Анне Окса решила поддержать своего возлюбленного именно в такой тяжелый час, и недавно они сыграли свадьбу. *** О "Мабетексе" много песен сложено. Но никто еще не пытался оценить эту швейцарскую фирму с точки зрения собственно строительного бизнеса. Строительство во все времена было самой коррумпированной сферой деятельности человека. Не случайно бум с ценами на недвижимость в Лондоне и Париже по времени совпадал со всплеском мафиозной активности в этих столицах. Не случайно подобное совпадение и в Москве. Фирма "Мабетекс" была зарегистрирована в 1991 году в Лугано, а сегодня она занимает первое место среди строительных компаний в Швейцарии и примерно 70-е в Европе. Годовой оборот "Мабетекса" составляет 600—700 млн. долларов. 18 филиалов "Мабетекса" разбросаны по всему миру: от Америки до Якутска. Специализируется фирма в основном на строительстве правительственных резиденций в Центральной и Южной Америке, арабских странах, Китае, Монголии, Иране, Ираке, Северной Африке и странах СНГ. Россия в производственных объемах "Мабетекса" занимает, по словам главы группы Беджета Паколли, всего 20—30%, по иным данным — не менее 60%. Нетрудно заметить, что в арсенале "Мабетекса" только развивающиеся страны. Почему? На этот вопрос ответить очень сложно и легко одновременно. Легко, потому что всем известно, что в строительстве действует система оплаты комиссионных заказчикам. Проще говоря, той фирме, которая размещает крупный строительный заказ, полагаются комиссионные (в российской терминологии — "откат") от 15 до 20% от стоимости заказа, причем это абсолютно легальная практика. По этому принципу, к примеру, работают в России все турецкие строители. Паколли существование комиссионных признает, но утверждает, что при работе с правительственными заказами в России (Белый дом, Кремль и т.д.) комиссионные составили ноль процентов. А по неправительственным заказам — всего 0,2 %. Вот тут и начинается самое сложное. В прессе называлась сумма российских заказов "Мабетекса" — 600 млн. долларов. Легальные комиссионные должны были составить 120 млн. долларов. Но, по словам Паколли, он в России комиссионных не платил. Выходит, что наши чиновники просто подарили "Мабетексу" эти деньги. Найдите хоть одного человека, который в это поверит. Значит, деньги распределялись каким-то иным способом. Например, через субподрядчика "Мабетекса" фирму "Мерката Трейдинг", которую возглавляет Виктор Столповских, называемый в узких кругах "семейным кошельком". Возможен также вариант кредитных карточек. Тем более что швейцарское законодательство позволяет официально отражать взятки в бухгалтерии. С этих денег не берутся налоги. Главное, чтобы были указаны номера счетов перечисления. "Мабетекс" — частная компания, и никакой отчетности перед строительным комплексом России и ее столицы не существует в природе. По идее, все строительные заказы распределяются на тендерах — выигрывает фирма, предложившая наиболее выгодные условия для страны. Система эта существует для того, чтобы строители не завышали сметные расходы. На стройке трудно проверить, сколько машин песка или бетона уложено в фундамент. А теперь внимание! Как нам сообщили в Мосархитектуре, никаких данных о тендерах "Мабетекса" (что выиграли, на каких условиях) у них нет. Значит, получал заказы "Мабетекс" по каким-то иным критериям отбора. Сам Беджет Паколли говорит по поводу кремлевского скандала, что он нанес его фирме страшный удар. К примеру, "Газета делла сера" принадлежит корпорации "Фиат", а "Фиат" с приходом в Россию "Мабетекса" потерял практически все строительные заказы. А может быть, "Фиат" просто был не согласен работать на тех принципах, которых придерживался Беджет Паколли? Андрей ПОЛУНИН, Леонид КРУТАКОВ, с использованием материалов швейцарской печати.



Партнеры