ТРЕТИЙ КРУГ ЮРИЯ СКУРАТОВА

14 октября 1999 в 00:00, просмотров: 523

Шоу продолжается, но репризы те же. Совет Федерации в третий раз отказался принимать отставку Генпрокурора Юрия Скуратова (98 сенаторов высказались "против", 52 — "за"). Вопрос об очередной отставке Генпрокурора, напомним, возник неожиданно — за несколько недель до решения Конституционного суда о правомочности действий президента, за день — до решения Мосгорсуда о правомерности продления уголовного дела на Скуратова. Но возник не случайно. Чувствовалась напряженная подспудная работа. Продумано все было неплохо: инициатива исходила как бы от самих сенаторов. Незадолго до заседания группа членов СФ — что интересно, по-пиратски, в обход "скуратовской" комиссии — обратилась к Ельцину с просьбой "найти конституционный выход" из ситуации с Генпрокурором. То бишь порыв шел с самого что ни на есть "низу". Застрельщиком обращения выступил чукотский губернатор Назаров — один из активных "медвежатников"-прокремлевцев... Президент откликнулся на "неожиданную" просьбу (которая, не исключено, писалась чуть ли не под его диктовку). Конечно, в Кремле надеялись на благополучный исход: Юрий Ильич надоел президентскому окружению донельзя. Но сам Скуратов, как уже писал "МК", опередил события и заранее озвучил кремлевский сценарий. После этого прокремлевским губернаторам действовать по сценарию было бы совсем неудобно... К вопросу о Скуратове сенаторы подошли не с новыми силами, а на исходе старых. Часть прежних сторонников Генпрокурора уже свыклась с мыслью, что все равно Юрий Ильич работать в такой ситуации не сможет, а страна не должна жить без легитимного прокурора. "Не о личности надо думать, а о государственных интересах", — озвучил эту позицию Лебедь. "Кем нас будут считать, если мы не дождемся решения Конституционного суда на наш же запрос?" — вопрошали другие (Тяжлов, Титов). Тем не менее обращение президента лежало в СФ, и надо было на него реагировать — регламент. Для более глубокого проникновения в тему заседающим была выдана, в частности, справка Генпрокуратуры. Где говорилось, что пока следствию не удалось найти поводов для вынесения обвинения Скуратову. Насчет причастности братьев Егизарян информация вроде недостоверна, с квартирой тоже все в порядке, а вот с костюмами еще не все ясно — что-то вроде следственного эксперимента требуется. Такая вот "дополнительная информация". В тот момент, когда в коридоре расставляли кабинки для тайного голосования, Юрий Ильич произнес свою заключительную речь. "Маски сброшены. Теперь вы знаете, почему я молчал, — сказал Генпрокурор. — Речь идет о том, что в коррупции замешана президентская семья. Или мы с вами вместе остановим этот шквал, или..." Да, нелегкий выбор предоставил Юрий Ильич сенаторам. Поди признайся, что тебе неохота шквал останавливать. ё



Партнеры