ЧУДО С КОСИЧКОЙ

15 октября 1999 в 00:00, просмотров: 219

— Костя, вы помните свой первый бой? — Бой продолжался один миг. Я выиграл в первом раунде. Не помню никаких деталей и подробностей — только то, что поединок закончился победой. Второй же бой я проиграл. — Плакали? — Я плакал. Да. Я плакал постоянно, когда проигрывал. Сейчас я научился контролировать эмоции. А тогда я плакал. Но не от боли, а от обиды и досады, что не смог победить. Кстати, по характеру я вообще очень сентиментальный человек. Есть много вещей, которые трогают мою душу. Меня легко разжалобить. Иногда бывает, что сам рассказываю о чем-то и плачу. Но я не стыжусь слез, потому что знаю: по характеру я — мужик. А слезы — они скорее говорят о силе, а не о моей слабости. — Все сентиментальные люди, как правило, творческие. Они близко воспринимают чужую боль, и потому, как мне кажется, среди них часто встречаются художники, писатели, музыканты... — Мой дядя был художником. А мне бог не дал таланта. Руки у меня заточены по-другому. Я не могу играть на пианино или на гитаре, хотя всегда хотел научиться. В моих пальцах нет гибкости, потому что они сжаты в кулаки. И я смирился, что мое орудие труда — это не клавиши, не струны, не ручка и не кисть художника. В конце концов, каждый человек должен заниматься своим делом, полностью отдаваясь ему и стремясь к высшей планке. Я достиг многого: завоевал пояс чемпиона мира. Все силы я отдал и отдаю боксу. Потому что не в моем характере заниматься чем-то другим, зная, что я не стану лучшим. — Интересно, какая у вас любимая книга? Наверное, "Богач, бедняк"? — Я не люблю ни фильмы, ни книги про боксеров. — Значит, и "Рокки" не смотрели? — Смотрел. Этот фильм очень интересен с точки зрения мотивации боксера. Там точно передана атмосфера вокруг боя. Но постановка ударов... Могли бы сделать и получше. — В Австралии есть школа Кости Цзю? — Я арендую зал — 250 квадратных метров, где тренируюсь не только сам, но и детишки, неравнодушные к боксу. — Кто ваши спарринг-партнеры? — В основном американцы, потому что в США хорошая школа, где готовят профессионалов, способных терпеть боль. Я — тяжелый партнер, и если плачу деньги, то требую, чтобы мои партнеры держали удар. — Что вы будете делать, уйдя из спорта? — Жить. Я надеюсь, что за время карьеры я накоплю достаточно средств, чтобы потом не работать ради денег.



Партнеры