ДУРЕМАР С ПРОТЯНУТОЙ РУКОЙ

19 октября 1999 в 00:00, просмотров: 1621

Есть школы, где от скуки мрут даже столовские мухи. А есть учебное заведение под номером 1056, где со страшной силой размножаются огромные тараканы, как в фильме "Мумия". Впрочем, не только тараканы-перипланета прекрасно чувствуют себя в живом уголке этой удивительной школы. Персидские песчанки, игольчатые крысы, крокодил, агамы, водяные черепахи, удивительный трионикс, тигровый питон и огромное количество змей взирают на приходящих школяров из-за стекол террариумов и аквариумов. А верховодит всем этим богатством страстно обожаемый своими учениками учитель биологии Леонид Евгеньевич РИВКИН. За глаза и даже как-то в стенгазете ребята назвали его Дуремаром, а он и не обижается — правда, вместо пиявок ловит головастиков, бабочек и кузнечиков. В кабинете биологии, где расположен самый большой в Москве школьный живой уголок, дети толкутся до самого вечера: кормят, убирают, наблюдают за животными. Школьное начальство приводит сюда всевозможные проверяющие комиссии, ходят экскурсии — в общем, гордятся. Но одной гордостью сыт не будешь, а многочисленные подопечные Леонида Евгеньевича проедают в месяц полторы тысячи рублей. Много это или мало при соответствующей учительской зарплате? При входе в класс стоит копилка, куда все желающие могут бросить денежку в поддержку животных. Раньше собираемых денег хватало для жизнеобеспечения уголка — теперь их хватает только на проезд до Птичьего рынка. Средств на содержание своей красы и гордости у школы не было и нет, мизерные разовые вливания районной управы погоды не делают... Вот и пришлось учителю Ривкину пойти на крайние меры — расстаться с роскошным желтым питоном: слишком дорого обходились его содержание и лечение. Если в ближайшее время живой уголок не получит реальной и, главное, стабильной денежной помощи, то настанет очередь крокодилового каймана Тотоши — проедающего в неделю почти сто двадцать рублей. — Леонид Евгеньевич, ваши питомцы снимались в передачах "Эти забавные животные" и "Спокойной ночи, малыши!"... — Они не только стали телезвездами, но и заработали денег себе на еду. Самый смешной случай произошел во время съемок "Спокойной ночи, малыши!": в гости к Каркуше мы привезли ворона Гамлета. Ворон был, видимо, так потрясен своей кукольной соплеменницей, что в течение пятнадцати минут пытался с ней разговаривать на своем птичьем языке. За Каркушу отвечала кукловод, говорила: "Гамлет — хороший мальчик" и все в этом духе. Ворон просто млел от удовольствия, косясь глазом то на Каркушу, то на кукловода. Съемочная группа умирала от хохота. На "Забавных животных" больше всего зрителям запомнился трионикс — эта уникальная большая черепаха живет у нас в России в притоках Амура. Страшный хищник, обожающий мясо. Суть сюжета заключалась в том, где трионикс съест мясо — в воде или на суше. Во время репетиций черепаха трапезничала на суше, а во время съемок аквариум несколько раз переставляли — черепаха так устала, что есть отказалась наотрез. — А с чего же началось ваше животное царство? — Начиналось все до смешного просто: сам поймал и принес ужа. Сделал вместе с ребятами террариум. Потом школьники принесли пару крыс — приехала санэпидемстанция, увидела это дело и запретила. Тогда решили сделать аквариум. Первый аквариум заливали аж майонезными банками, сами сделали всю электрику. К одному добавился второй, пятый... С аквариумов перешли на грызунов, а потом появились и пресмыкающиеся. Некоторых животных нам подарили, многих я сам купил. В биологическом кружке несколько линий: кто-то из ребят занимается рыбами, кто-то — земноводными, змеями, а многие — растениями. У меня по руке, медленно переставляя конечности, движется удивительное насекомое — палочник-листовидка. Серо-оранжевые ножки, похожие на засушенные листочки, ощупывают каждый сантиметр пространства. Подставляю палочнику ветку — он перебирается на нее и тут же сливается с листвой. Мечта Леонида Евгеньевича — сделать энтомологическую часть экспозиции: палочников, богомолов, но опять же все упирается в деньги. — А как дирекция школы отнеслась к вашему разросшемуся увлечению? — Сначала ждали, чем это все закончится, а сейчас любую комиссию ведут сюда. Вернее, сначала показывают школу, а потом — к нам. Из-за этого у школы очень высокий рейтинг. Да и на моих уроках дисциплина идеальная, практически не приходится повышать голос. Все темы объясняются на примере реальных животных, пресмыкающихся, рыб и растений. А у нас растений — больше тысячи разных видов! — Какие самые необычные подарки были сделаны живому уголку? — Это, конечно, трионикс — редкостная водоплавающая черепаха, — его пятнадцать лет назад подарил зоопарк. Крокодила и змеиношеюю черепаху принес в дар мой хороший приятель. Еще подарили нам вышеназванного ворона Гамлета, которого подобрали в одном из охотничьих хозяйств. У своих прежних владельцев он жил в клетке на балконе и ничем особенным не отличался. Как только Гамлет переселился в живой уголок, то птицу как прорвало. Однако все ее "человеческие" слова были матерные... Правда, при виде меня он кричал: "Папа!", а еще он лаял и мяукал. Причем своими громогласными тирадами ненормативной лексики он не давал вести уроки. Еще Гамлет любил подманить кого-нибудь из любопытных учеников, а как только тот зазевается, бил его клювом до крови. Умнющий ворон научился открывать любые запоры, постоянно выбирался из клетки. Приходишь в класс, и первое, что нужно сделать, — это звать Гамлета, ловить его и водворять назад. — Смотрю, у вас совсем нет птиц, даже самого обычного волнистого попугайчика... — Звуки! Раньше у нас была большая коллекция наших отечественных птиц. Но вот уход и шум-гам заставили нас от птиц отказаться вообще. Хотя вам повезло: в уголок совсем недавно принесли серую цаплю. Водим большую дружбу с ветеринарной аптекой "Орфа" — они нам с лекарствами всегда помогают. Ее начальник Леонид Чукаев, ветеринарный врач, привез цаплю откуда-то из Подмосковья, подобрал с тремя огнестрельными ранениями. Птица красивая, вот браконьер и позарился. Долго с ней мучился, искусственно кормил, сейчас цапля практически здорова — шины все уже сняли, только крыло немного волочит. Цапля оказалась действительно весьма грациозной птицей. Перед тем как передать ее в зоопарк, Леонид Евгеньевич обустроил пострадавшую в пустующем школьном туалете. — А не пытался никто из учеников, например, хомячка в кармане унести? — Был случай, когда у нас четвероклассник унес домой кролика Клинтона — просто очень ребенку захотелось. Конечно, он его вернул. Совсем недавно своровали анаконду, потом подкинули, но она была слишком долго без воды и через некоторое время умерла. Это первый трагический случай за мою двадцатилетнюю практику. — Еще вас называют доктором Айболитом за то, что лечите всех окрестных домашних животных. — Регулярно раз в две недели приходится принимать пациентов. Обычно приходят с птицами, с рыбами, с той живностью, с которой ветеринарные клиники стараются не связываться. А месяц назад принесли показать якобы заболевшую змейку, а змея оказалась коброй... — Говорят, вы в походы детей водите, а там чуть ли не червяками кормите... — Это школа выживания в экстремальных ситуациях. Кормить не кормлю, но ребята должны знать, что в лесу есть съедобного и как правильно это приготовить. Например, насекомых целиком есть нельзя: у них под хитиновой оболочкой находится белое жировое тело — оно ядовито, разрушающе действует на печень. Следует раздробить панцирь, снять хитиновую оболочку (она не переваривается), удалить этот жир — остальное вполне съедобно. Можно есть жуков, виноградных улиток: их бросаешь в кипяток — тело вываливается из панциря, остается только обрезать "мясо" ножницами. После этого "мясо" жаришь — оно по вкусу напоминает белые грибы. Еще рассказываю, какие растения пригодны в пищу, как соль получить в походных условиях из золы. Обычную золу от костра тщательно размешать с водой, затем процедить. Полученный соляной раствор можно употреблять в пищу — правда, он горчит. — А вы не разводите для своих питомцев тараканов и прочую еду?.. — Как же — вот они, прямо за вашей спиной! — Что же вы раньше не предупредили... — Вам известно, сколько ваших учеников имеют домашних животных, конечно, кроме тараканов? — У большей части — собаки-кошки, птички-рыбки, уже начали заводить пресмыкающихся... Между прочим, многие ребята содержат тараканов — мадагаскарских, перипланета, мраморных — и даже сверчков. Некоторые привозят с каникул ящериц, а потом выпрашивают корма. Юные биологи достают из террариума тигрового питона — под его тяжестью у меня подгибаются колени. Как-то сразу вспомнился киплинговский Каа и его тело, сжимающее жертву мертвой петлей... Питон чувствует мой страх и начинает нервно изгибаться. "Вы только его голову к лицу близко не подносите, а то неровен час..." Питон моментально перекочевывает на плечи кружковцев. — Случаются эксцессы — покусы? — Свет, тебя кто-нибудь кусал?.. — Леонид Евгеньевич обращается к девочке, держащей маисового полоза. — Ах да, ее укусил варан. Как это: работать с животным и ни разу не быть укушенным — так не бывает! Но достать животное из террариума или клетки имеет право только тот, кто за ним ухаживает. А если кого-то и укусили, так я только радуюсь: может, будут меньше животных тискать... — Какой процент из ваших учеников становится профессионалами или решаются связать свою судьбу с животными? — Каждый выпуск — пять-шесть человек: поступают в Ветеринарную академию, в педагогический на учителя биологии, кто-то — в медицинский. — Неужели никакой помощи живой уголок не получает ни от школьной, ни от районной администрации? — Самое большое требование к любой администрации — чтобы не мешала. Директор школы мне выписывает ежемесячно премии по пятьдесят—сто рублей. А еще у нее всегда можно занять деньги, когда не хватает на корма животным. — Как на вас отразился кризис — слышала, что собираетесь расстаться с животными, которых слишком дорого кормить? — Как ни прискорбно об этом говорить, но, к сожалению, это так. У нас был крупный питон — три с половиной метра, которого нужно было кормить кроликами, а кроме этого, требовалось колоть достаточно дорогое лекарство. Мы большинство животных покупаем больными и лечим их здесь: во-первых, это намного дешевле, во-вторых, для ребят практика — учатся делать уколы и другие медицинские манипуляции. Питона пришлось продать, хотя дети с ним обожали фотографироваться. Сейчас с подросшим крокодилом Тотошкой — та же самая проблема. Он требует есть через день и съедает по пять-шесть мышек — мы покупаем их по пять рублей. Поэтому от животных, которые слишком дороги в содержании и кормлении, нам придется избавиться, хотя сердце кровью обливается.





Партнеры