ТЕАТР БЕЗ ЮНОГО ЗРИТЕЛЯ

19 октября 1999 в 00:00, просмотров: 210

В российских театрах — оживление. Полным ходом идут последние репетиции, готовятся премьеры. Однако не все "храмы искусства" живут в столь напряженном ритме. Главный режиссер Московского областного театра юного зрителя Александр Каневский до последнего дня не знал, придет ли его труппа на ежегодный сбор. В этом сезоне МОТЮЗу 70 лет, но сейчас ему не до юбилеев — театр просто не знает, что будет с ним завтра: выживет он или нет... На берегу царицынских прудов стоит величественное бордовое здание с белыми колоннами — областной театр юного зрителя. Но это лишь внешняя видимость "красоты". За последние годы театр пришел в полный упадок: в холле и залах — полумрак (совсем не для создания камерной обстановки), потому что нет лампочек; софиты не работают, а звуковые колонки не менялись вот уже лет двадцать. Вдобавок ко всему на головы режиссеру и артистам периодически течет вода и сыплется штукатурка... Мы бродим по театру меж уродливых недокрашенных стен и сваленных декораций. — Вам не холодно? — спрашивает меня Каневский. — Нет, — отвечаю я, через пятнадцать минут пожалев, что опрометчиво сняла куртку и не взяла с собой шапку и перчатки... Здание в Царицыне отапливается автономно углем, который закончился еще в прошлом сезоне, поэтому уже сейчас зуб на зуб не попадает. Прорываются трубы, беда с электричеством. — Надо бы лампочку повесить, чтобы актеры в темноте лбами не сталкивались, — грустно иронизирует режиссер. — Мне стыдно заставлять актеров работать в таких условиях. Они не могут приехать на репетицию, потому что у них нет денег на общественный транспорт. С февраля они не получили ни копейки. Но зарплата, похоже, артистам погоды не сделает — на 300 рублей долго не протянешь. Десять рублей в день не хватит даже школьнику... Молодые актеры вынуждены подрабатывать в антрепризе. Работать бесплатно, да еще постоянно болеть из-за отсутствия отопления — такого не могут себе позволить даже самые рьяные альтруисты. Главреж не против. Вот только труппу собрать в полном составе теперь удается все реже и реже, отчего выпуск спектакля становится нереальным... В общем, теперь областной ТЮЗ подходит разве что для натуральных съемок фильмов ужасов, а никак не для показа детских спектаклей. Что же будет дальше с детским репертуарным театром, если в конце двадцатого тысячелетия картина столь печальна? В Комитете по культуре Московской области, курирующем театр, лишь разводят руками: кризис, понимаешь... Все областные театры находятся в столь плачевном положении. Оказывается, теперь театр имеет право лишь на государственную финансовую поддержку, которую ему обязан обеспечить Минфин. Но в Минфине Московской области нам лишь посочувствовали: — Главная проблема МОТЮЗа в том, что он территориально находится в Москве. Если бы театр перебрался в область, это значительно упростило бы проблемы с финансированием и взаимозачетами. Они не платили бы налоги за аренду Москве и жили бы спокойно. Несмотря на сложившуюся ситуацию, мы все-таки выплатили задолженность театру за первое полугодие. И вообще руководству театра следует вместе с Комитетом по культуре искать выход... Здравая мысль. Только вот как-то сомнительно, что переселись МОТЮЗ за границу кольцевой дороги — и бродвейские подмостки умрут от зависти. Равно как и не впечатляет перспектива участия Комитета по культуре в судьбе театра. У Минфина забот хватает, спору нет. Обращаться к нему с жалобами, что на театр-де не хватает средств, — все равно что сейчас возмущаться, скажем, плохим качеством дорожного покрытия в Дагестане. Да, в условиях кризиса общество акцентирует внимание на насущном. Искусство, как известно, требует жертв. Только хуже, если оно само становится жертвой. Сегодня у театра открытие нового, 70-го сезона. Однако вопрос о том, состоится оно или нет, до сих пор остается открытым.



Партнеры