С ШАШЕЧКАМИ НАГОЛО

20 октября 1999 в 00:00, просмотров: 304

"О-о-о, зеленоглазое такси..." — когда-то хрипел Михаил Боярский. Хоть песня старая, за сердце трогает. А все потому, что такси для нашего человека не просто средство передвижения, а некий особый мирок. Как часто таксист оказывается поверенным в делах сердечных или коммерческих. В общем, работать ему приходится не только водилой, но и психологом... Когда-то в Москве на линию ежедневно выходили 20 тысяч такси. Сегодня их осталось всего 2 тысячи. Тем не менее такси нашему городу необходимо. К тому же это очень прибыльный бизнес. Недавно подсчитали, что раньше на деньги, которые приносило в казну такси, существовал весь прочий наземный общественный транспорт: троллейбусы, автобусы, трамваи... Одному из старейших московских таксомоторных парков — седьмому, что расположился в районе Красной Пресни, — на днях стукнет 50 лет. Возраст почтенный. Машины с шашечками, уходившие за ворота парка, перевезли не одно поколение москвичей. —Да, раньше такси было доступным, — рассказывает генеральный директор 7-го парка Владимир Казакевич. — Утром диспетчерские напоминали улей. Звонили бабушки, ветераны, инвалиды. Рядовые инженеры прямо по-министерски заказывали машину к подъезду. Родители на такси отправляли детей в школу... Ну что вы хотите, район был такой. Центр. Одним из клиентов 7-го парка был, например, Церетели. Говорят, что мозаичное панно во всю стену административного здания таксопарка — его рук дело. А еще 7-й ТМП носил звание "Образцового предприятия г. Москвы" (кстати, этой чести были удостоены лишь два подобных предприятия столицы). В 80-м — обслуживал Олимпиаду, в 85-м — фестиваль молодежи и студентов. А футбольную команду парка (был такой факт) тренировал великий ныне Романцев. В парке сложился коллектив, про который принято говорить "настоящая семья". С общими радостями и печалями. Но в начале 90-х парк оказался на грани банкротства. Распоряжением тогдашнего мэра Москвы Гавриила Попова такси было решено приватизировать. Машины за бесценок распродали с аукциона. Профессионалы разбежались. В парке осталась лишь прекрасная ремонтная база, теплые гаражи, оставшиеся без работы управленческие кадры. — Для нас наступили печальные времена, — вспоминает Владимир Казакевич. — Но мы не пали духом. Стали думать, как сохранить парк и заработать деньги. Сначала открыли авторемонтные мастерские, где ремонтировали машины с улицы. Организовали платную стоянку. Затем на выделенный городом кредит купили новые такси. С введением нового Гражданского кодекса мы нашли иную экономическую форму взаимоотношений с водителями. Автомобиль сейчас сдается в аренду таксистам. При этом парк сохраняет все свои функции. Мы ежедневно выпускаем машины на линии, а значит, проверяем и отвечаем за их техническое состояние. Изменилась правовая форма, но суть осталась прежней. Только водители не сдают нам выручку, а мы им не платим зарплату. Наша позиция — активно зарабатывать деньги, а не просто раздавать в аренду пустующие помещения. — Как вы думаете, почему все-таки такси тогда решили приватизировать? — Это было скорее всего решение политическое. Оно сопровождалось публичными выступлениями, дескать, все таксисты — жулики и рвачи, а директора таксопарков вообще страшные люди. И как вывод: зачем городу весь этот балласт? Давайте приватизируем такси, и вы, москвичи, увидите, как буквально на глазах все изменится. Действительно, все очень скоро изменилось. Такси с шашечками с улиц исчезли, их нишу заняли частники... — Вы против частного извоза? На самом деле существуют две большие разницы: пассажир, который осмеливается сесть к частнику, рискует. За его безопасность никто не отвечает. Может, этот частник выпил за обедом, откуда вы знаете? Может, у него машина на ладан дышит? Удивительное дело — наши граждане вряд ли доверят свою жизнь хирургу без диплома, но бесстрашно садятся в любую машину. В конце концов, может, за рулем маньяк какой сидит или грабитель! — И все-таки избавиться от частников невозможно. Люди таким образом подрабатывают. — Хорошо, если они так зарабатывают, то пусть тоже отчитываются перед налоговыми органами. Мы не против конкуренции, но на равных условиях. Мы платим налоги, через день приходят проверяющие... Конкуренция должна быть честной. — Интересно, а счетчики сейчас существуют? — Счетчики есть. А что касается тарифов, то постановлением правительства Москвы определена цена одного километра — 3 рубля на "Москвиче" и 3 рубля 50 копеек на "Волге". — Тем не менее цену таксист объявляет заранее. — К сожалению, да. — Но отчитывается же он по счетчику? — Да. Налоговые органы контролируют его доход именно так. — Так не проще ли брать с такси единовременный налог на вмененный доход или патент? — Действительно, так делают во всем мире. И в отношении малого и среднего бизнеса для наших налоговых структур было бы гораздо эффективнее, если бы человек пришел, заявил, что готов сразу внести энную сумму. — На такси сейчас можно заработать? — Можно. Тому, кто умеет. — Вы берете на работу любого желающего? — Нет. У нас есть определенные профессиональные требования. Пятилетний водительский стаж, например. Обязательно собеседование. Не скажу про других, но наш 7-й таксомоторный парк всех подряд не берет. Вы можете сказать, мол, взрослые дяди приходят сами себе зарабатывать деньги, а вы с ними возитесь. Да. У нас все водители самостоятельны. Каждый из них зарегистрирован в налоговых органах как индивидуальный предприниматель. У нас с ними договор. Но — с "отягчающими" пунктами. Будь вежлив, чисто одет, выбрит, перед выходом на линию машина должна быть вымыта и т.д. Вот даже сейчас у нас несколько машин не заняты. Ну не хочется отдавать их в нерадивые руки! Пусть лучше стоят. — Судя по вашим словам, водителям нравится работать под крышей парка? — А почему нет? Машинку ему тут чистят, моют, охраняют. Плюс техническое обслуживание. Частник в целях экономии не будет всякий раз в моторе копаться. Как правило, он ездит до отказа. У нас же существует профилактика. Хотя тот же Гражданский кодекс говорит: арендатор несет полную ответственность за арендуемое имущество. Но мы-то профессионалы. Мы понимаем, кого возим. А если, не дай Бог, что-то случилось, попал водитель на крупную сумму, — мы даем беспроцентную рассрочку на ремонт. С запчастями сейчас совсем другая ситуация. Раньше на парк приходила разнарядка. Допустим, на год давали 20 аккумуляторов. И водители стояли в очереди. Сегодня хозяин — барин. Хочешь на зиму поставить новый аккумулятор? Нет проблем. Хочешь французские шины? Пожалуйста. Пиши заявку, оплачивай. Вот так и живет 7-й таксомоторный парк, один из старейших в Москве. Его директор — настоящий энтузиаст, фанатик своего дела. Когда он рассказывал про свою работу, у него горели глаза. Тем самым зеленым огоньком... Который был и обязательно будет неотъемлемой приметой большого города. С поздравлениями от "МК", Нина МОСКВИНА.



Партнеры