МИЛЛИОН ДОЛЛАРОВ ЗА ГОЛОВУ БАСАЕВА

26 октября 1999 в 00:00, просмотров: 241

Генерал-лейтенант Геннадий Трошев в нынешней чеченской кампании является одной из ключевых фигур — командует Восточной группировкой федеральных сил, дислоцированной в Шелковском районе Чечни и во всем Дагестане. Геннадий Николаевич запомнился еще во время операции в Карамахи и Чабанмахи, когда подчиненные ему части выполнили поставленную задачу с минимальными потерями. "Трошев бережет солдата", — говорят в его штабе. Сейчас Трошев вышел на берег Терека лишь с двумя погибшими: сержант подорвался на растяжке и лейтенант попал в засаду. Их смерть генерал воспринял как гибель собственных сыновей (у него самого растут две дочери — может, поэтому мальчишек-солдат он ласково называет сынками). Трошев родился в Грозном, в семье офицера. С Чечней его связала и прошлая кампания 94—96-го годов, когда он, будучи командующим 58-й армии, загнал боевиков в горы, вышел на линию Ведено—Шали и был вынужден отступить по приказу из Москвы. Боевики тогда приговорили "второго генерала Ермолова" к смерти. Сейчас он опять на чеченской войне, ставшей для него, как это ни странно звучит, привычным делом. Генерал уверен, что на этот раз операцию удастся довести до конца... — Геннадий Николаевич, первый этап операции в Чечне объявлен завершенным: войска вышли к Тереку и создали "санитарный буфер". Что дальше? Раскроете планы военного командования по второму этапу? — Никаких секретов здесь нет: второй этап уже начался. На первом этапе войска перекрыли границы Чечни со стороны Дагестана и Ингушетии и освободили северные Наурский, Надтеречный и Шелковской районы от боевиков. Если посмотреть на карте, то хорошо видно, насколько сжалось кольцо "санитарной зоны" (генерал обкладывает на штабной карте Чечню карандашами — для наглядности). Теперь у боевиков нет возможности прорваться ни в каком направлении. Дальше кольцо будет постепенно сжиматься, пока территория всей республики не будет взята под полный контроль федеральных сил. Вы уже видите, как продвигается вперед генерал Шаманов (командующий Западной группировкой); на нашем, восточном направлении войска тоже теснят боевиков — на Кизлярском и Хасавюртовском участках. В скором времени будут освобождены Ножай-Юртовский и Гудермесский районы, а там наступит черед и остальных. Временные сроки второго этапа операции в Чечне не имеют четких границ: он может продолжаться и три месяца, и два года. Главное, чтобы избежать лишних потерь, а боевики и так никуда не денутся. Некуда им идти. Кто поймет, что сопротивляться бесполезно, — останется жив, кто будет сопротивляться — будет уничтожен. — А как же восьмидесятикилометровая "дыра" со стороны Грузии? Боевики получают через эту брешь оружие, сами уходят в Азербайджан... — В ближайшее время южная граница будет перекрыта — мышеловка захлопнется. — Каким, простите, образом? Там ведь высокогорье, полно боевиков, с 92-го года эту границу никто не называл российской... — Раскрыть детали предстоящей операции я не могу, но со всей определенностью заявляю, что участок южной границы Чечни будет перекрыт федеральными силами. Причем уже скоро. (Можно предположить, что на перевалах высадят десанты пограничников, усиленных десантниками и бронетехникой, которые перекроют горные тропы: их не так много, зимой — всего несколько.) — Вы говорите, что операция может занять два года, — откуда такой оптимизм? У нас в стране трудно загадывать, что будет завтра... — Сегодня мы чувствуем поддержку со стороны премьер-министра Путина. Он одобрил тот план, который был ему представлен начальником Генштаба генералом Квашниным. Премьер не требует от нас покончить с Чечней в ближайшее время, но и остановок в наступательном движении не будет. Это очень важно для нас — военных. — Снимут Путина, переизберут Ельцина... — Должен остаться здравый рассудок любого из правителей России. Если операцию остановить — чеченский терроризм вновь расползется по стране. Если бросить войска в лобовую атаку на горы — пойдут бессмысленные и крупные потери. Не учитывая мнение военных — профессионалов в своем деле, — невозможно решить чеченскую проблему. Пока, слава Богу, так и происходит: начальнику Генштаба политическое руководство страны доверяет. Сейчас, например, будем проводить операцию в Гудермесском районе — надеемся обойтись без кровопролития, договориться по-хорошему с людьми, которые не поддерживают боевиков. И своих людей сбережем, и местные жители целее будут. Они уже стали понимать, что время вакханалии ушло безвозвратно. — Сейчас много говорят о вероятности штурма Грозного. Будем брать? — Грозный для армии — не самоцель. Его проще обойти, окружить. Но чисто теоретически Грозный взять можно, причем без тех огромных потерь, что были в декабре 94-го. Вы знаете, что в августе 96-го вокруг чеченской столицы было создано так называемое "кольцо Пуликовского"? (Генерал Константин Пуликовский был последним командующим федеральных сил в Чечне.) Оттуда ни один боевик не мог вырваться, войска могли взять город без потерь, но помешал Хасавюртовский мир... Сейчас Пуликовского специально позовем, чтобы он довел ту свою операцию до конца, — у Кости ведь там сын погиб... — Кстати, а где сейчас ваша семья, Геннадий Николаевич? — Где мама — не знаю: ее прячут и охраняют от террористов. Жену с дочерьми тоже вывезли из Ростова. Иногда созваниваемся. — Сами не боитесь? Все-таки чеченцы вас объявили "кровником" — будут мстить... — Я — русский генерал, мне бояться честь не позволяет. А из армии уйду только в двух случаях: если почувствую свою ненужность или предательство. Так что пусть бандиты — басаевы и хаттабы — боятся: Трошев свой долг выполнит до конца. Если меня убьют, то на мое место назначат другого генерала. А вот если убьют Басаева — вся его свора разбежится. Никому еще не говорил — для вашей газеты сообщу. Недавно принято решение объявить цену за голову Шамиля Басаева — миллион долларов. Кто принесет, тот миллион получит. Неважно, кто это будет, — сами чеченцы или наш спецназ постарается. Этого бандита необходимо уничтожить: слишком много бед он причинил и России, и своему народу. Сейчас Басаев мечется: поехал в свое родное Ведено поднимать людей, чтобы опять идти в Дагестан — мстить, что не поддержали в августе в Цумадинском районе. Одного старейшину на глазах у всех застрелил — за то, что не поддержал его. Разве это человек?.. Беседовал Виктор СОКИРКО. P.S. Спрашивать генерала Геннадия Трошева о том, откуда военные возьмут один миллион долларов за голову Шамиля Басаева, я не стал из соображений корректности. Не из своего кармана, это точно, да и казна военного ведомства не столь богата, даже на гонорар за террориста №1. Скорее всего сумму пообещал премьер Владимир Путин, встречавшийся накануне с генералами в Моздоке. Сам Владимир Владимирович накануне визита в ЕС вряд ли захотел заполучить такой кровожадный имидж, а боевым генералам, что им терять? Другой вопрос — откуда у российского бюджета такая фантастическая сумма на уничтожение Басаева и почему эта ставка не была объявлена раньше — глядишь, события в Чечне разворачивались бы сегодня по-другому. Может, здесь замешана "третья" сила, скажем, в лице "настоящих чеченцев", готовых взять на себя бремя власти в Чечне, после того как будет завершена войсковая операция? Для них Басаев — как кость в горле, а миллион долларов не такая уж большая сумма. Тем не менее ставка сделана. Кто получит гонорар?



Партнеры