ГАРАНТИЯ ОБМАНА

28 октября 1999 в 00:00, просмотров: 868

Государство радо бы, да не может обеспечить военнослужащих квартирами, приличными зарплатами, пенсиями. Это печальная реальность нашей жизни. Но помимо кормильца-государства у всех силовых структур есть масса разнообразных фондов — защиты прав офицеров любого калибра, их семей, ветеранов всех войн, инвалидов и пенсионеров. Эти фонды создавались на привилегированных началах, имеют льготные условия для коммерческой деятельности и предназначены для того, чтоб целенаправленно помогать военнослужащим, попавшим в беду или просто в затруднительное материально-квартирное положение. Этих фондов — сотни, если не тысячи, но помощь от них получили единицы. Жест невиданной щедрости — подарить госпиталю четыре телевизора, но это ничто по сравнению с теми деньгами и возможностями, которые давались фондам при создании. На самом деле фонды заняты, разумеется, не военнослужащими, а приумножением благосостояния своих руководителей. Живой пример — Общественно-государственный фонд социальных гарантий военнослужащим, о котором, несмотря на громкое название, мало кто из военнослужащих слышал. В 91-м году, когда народное достояние казалось неисчерпаемым, президент своим указом создал фонд "Гарантия". Учредителями стали Минобороны, МВД, ФСБ, Мингосимущество, Минфин, Министерство по делам печати и телерадиовещания, Управление делами Президента и ряд других достойных компаний. Правительство выделило фонду 200 миллионов рублей и здание на Кутузовском проспекте, а президент отвалил с барского плеча дачный поселок Вялки для организации летнего отдыха военнослужащих. Кроме того, фонд был введен в состав учредителей акционерной компании "Алмазы России" ("Алроса") и получил пять процентов ее акций. С таким имуществом уже можно было начинать работать, и фонд начал, создав 36 коммерческих организаций. Впоследствии, однако, выяснилось, что, несмотря на все старания, коммерческая деятельность фонду прибыли практически не принесла. Вложил он в 36 своих компаний 256,3 тыс. рублей, а прибыли получил 18,5 тысячи. Фонд даже не старался хотя бы вернуть вложенные деньги. Возвращено было всего 40 тыс. рублей, а 206 тысяч списаны на убытки, поскольку 14 учрежденных им компаний самоликвидировались. С Вялок фонд тоже собирал, что мог, сдавая дачки гражданам, не имеющим отношения к армии, но на их ремонт денег не тратили, поэтому Вялки в конце концов пришлось продавать. Большой участок в Раменском районе с летним домиком по документам фонда уходил в 99-м году за 150 тыс. рублей — подозрительно дешево для ближнего Подмосковья. Первым президентом фонда в 91-м году был избран Юрий Владимирович Скоков, очень достойный и уважаемый человек. Помните? Выборы 96-го, "Конгресс русских общин" (КРО), Скоков, Лебедь, Рогозин. Шли они хорошо, но до пятипроцентного барьера все-таки не дотянули. Кстати, если до 96-го фонд еще хоть как-то пытался оказывать помощь военнослужащим — несколько домов построили, материальную помощь оказывали, — то с 96-го все гуманитарные мероприятия прекратились. Скоков был президентом фонда с 91-го по 93-й годы, потом его сменил некто Лазарев, а в 96-м году снова был избран Скоков. Впрочем, насчет этого последнего избрания есть некоторые сомнения. Учредители, указанные в протоколе собрания (в частности, Минобороны, ФСБ и МВД), избиравшего Скокова, свое участие в нем не подтверждают. Честно говоря, фонд "Гарантия" всегда вел себя так скромно и незаметно, что учредители о нем фактически забыли. Вспомнили лишь в начале нынешнего года. Проверка, проведенная Главным контрольным управлением Президента, выявила вышеизложенные факты плюс еще массу мелких и немелких безобразий. Выходило, что фонд "Гарантия" переданные ему деньги и имущество использовал исключительно себе на радость, и теперь надо у него срочно отбирать хотя бы то, что осталось. Учредители (Минобороны, МВД, ФСБ и пр.) на общем собрании выбрали нового председателя фонда, предпринимателя с военным прошлым, и постановили признать деятельность руководства фонда неудовлетворительной, отозвать членов правления из состава правления и ходатайствовать о передаче дел в Генпрокуратуру. Решение приняли, но выполнить его оказалось крайне тяжело. Юрий Владимирович Скоков, не желая расставаться с фондом, сейчас ведет себя так, будто он его законный президент, а новое руководство — самозванцы и жулики. И, представьте, новое руководство, за спиной которого стоят учредители — все наши силовые структуры (Минобороны, МВД, ФСБ и пр.), ничего не может сделать с одним Юрием Владимировичем. Они, правда, отбили у него здание на Кутузовском проспекте, но акции "Алросы" (собственность фонда, номинальная стоимость 2,5 млрд. долларов!) им захватить не удалось. Скоковцы заранее их изъяли из сейфа бухгалтера и унесли в неизвестном направлении. Потом окажется, что акции проданы какому-нибудь южноафриканскому алмазному магнату и вернуть их Фонду социальных гарантий военнослужащим не представляется возможным. Так же, как и Вялки, и двести пропавших миллионов, и восемь бездарных лет, за которые можно было успеть реально помочь сотням, если не тысячам военнослужащих. Если, конечно, помогать, а не воровать.



Партнеры