ЗАСАДА ДЛЯ РАДИСТКИ КЭТ

28 октября 1999 в 00:00, просмотров: 330

У офицеров есть поговорка о том, что "управление войсками осуществляется на три "ой" — матюкой, кулакой и палкой". Другими словами, со средствами связи в армии — проблемы. Если еще короче, связь — наше больное место. Наводка на наводчика Внутри отдельного батальона вся связь осуществляется в двух диапазонах радиоволн: ультракоротких (УКВ) и коротких (КВ). В боевых условиях на командном пункте батальона разворачивается специальный узел связи, работающий на этих волнах. Каждому командиру взвода придается солдат-связист, который таскает на спине радиостанцию УКВ для связи с командирами соседних взводов, со своим командиром роты и командным пунктом батальона. Главный недостаток таких радиостанций — ограниченный радиус их действия (как правило, они уверенно работают на расстоянии прямой видимости) и громоздкость. Чем выше мощность станции, тем больше ее вес. Поэтому особо мощные аппараты на спине уже не потаскаешь, их устанавливают на БМП, БТР и танки. Во время прошлой кампании в Чечне нередко случалось, что взвод, далеко продвинувшись вперед, полностью терял связь с соседями и командованием, после чего в лучшем случае ждал подхода остальных, а в худшем его окружали чеченцы. Особенно часто это происходило во время штурма Грозного, где радиус действия радиостанций сокращался до нескольких сотен метров. Кроме того, наши подразделения попадали в серьезные переделки из-за того, что практически не использовались средства защиты связи от помех и прослушивания. Чеченцам в наследство от Советской Армии достались точно такие же аппараты. Им не составляло труда настраиваться на связь федералов, прослушивать их переговоры и вклиниваться в них с ложными целеуказаниями. Больше всего пострадали от этого авианаводчики. Чеченцы вычисляли их на передовой уже через 10—15 минут после первого выхода в эфир. Затем или посылали специальную группу для уничтожения, или подтягивали радиопеленгующую аппаратуру. С ее помощью они, как гестапо в "Семнадцати мгновениях весны", засекали точное место расположения передатчика "радистки Кэт" и накрывали его шквальным минометным огнем. Только после серьезнейших потерь среди авианаводчиков им были переданы специальные аппараты связи военной разведки. Но теперь вся информация от них поступала уже не на борт самолета или вертолета, а в централизованный пункт аэропорта Ханкала. Только оттуда данные передавались летчикам. Сегодня вооруженные силы имеют более защищенную связь по сравнению с кампанией 94—96-го годов. Во-первых, практически на всех радиостанциях используются так называемые "маскираторы", знакомые пользователям сотовой связи как "скремблеры". Эти небольшие устройства подсоединяются к трубкам и обеспечивают быстрое шифрование речи. Нащупав канал связи, защищенный таким "маскиратором", непосвященный услышит лишь мычание и треск. Конечно, этот вид шифрования нельзя назвать очень серьезным, но на его "взлом" в любом случае требуется время, а в бою информация меняется каждую секунду. Другое новшество — внедрение радиостанций УКВ и КВ диапазонов типа "Арбалет", разработанных еще в 80-е годы. По сравнению со старыми образцами они легче, имеют больше радиоканалов и соответственно больше возможностей быстро менять рабочие частоты. Кроме того, у каждого батальона "на всякий случай" имеется станция космической связи (раньше их применяли только на уровне дивизии и выше). Впрочем, по признанию большинства офицеров, недавно вернувшихся с Кавказа, необходимости в них пока не ощущается. Он слышит, но молчит Бытует мнение, что, если всех солдат снабдить портативными "Моторолами" и "Кенвудами", фортуна в бою всегда будет на нашей стороне. Однако, по мнению командиров младшего звена, уровень образованности солдат срочной службы сегодня настолько низок, что дай бог одного обучить за полгода или год уверенно работать на наших "гробах". А про "эти штуки" и говорить нечего. Тем более в бой простые солдаты идут всем взводом, а не поодиночке, и средства персональной связи им не нужны. А вот подразделения специального назначения такие средства иметь обязаны. Ведь "спецы" действуют, как правило, мелкими группами, где каждому бойцу определено свое место в отряде и задача. В случае провала одного смертельной опасности подвергаются все. Поэтому командир разведгруппы должен иметь возможность связываться не только с командованием, но и с каждым бойцом персонально. В начале прошлой войны в Чечне индивидуальная связь в таких подразделениях начисто отсутствовала. Первыми осознали и приняли все меры к устранению этого недостатка внутренние войска. Им поставили портативные станции болгарского производства "Тантал" и "Транспорт". После того как этот вид связи доказал свою эффективность в городских условиях, во внутренние войска начались массовые поставки портативных радиостанций различных типов. Кроме того, огромное количество этих средств попало к ним в руки после зачисток, а также с трупов экстремистов. Оставалось только настроиться на нужную волну и разыскать зарядное устройство для аккумуляторов. Именно с последними были главные трудности. Уже к лету 1995 года внутри федеральной группировки сложилась парадоксальная ситуация: "внутренники" имели огромное количество персональных средств связи, а "армейцы" — групповых УКВ, станций типа "Маяк" и "Сапфир", а также коротковолновых средств. Между подразделениями начался массовый обмен одних на другие, позволивший создать необходимый баланс радиосредств. Ведь при рейдовых действиях разведгрупп в тылу мощностей "Моторол" и других передатчиков для связи со штабами не хватало. Здесь их и выручали армейские коротковолновые станции "Багульники" и "Северки-К". Сегодня портативных радиостанций в Чечне у российских войск достаточно. Каких-либо четких стандартов на них нет, используется все, что попадает под руку: от военных "Гранитов" до импортных "Motorola", "Kenwood" и "Vertex". Однако проблемы остаются. Без достаточного опыта обращения импортные радиостанции очень быстро превращаются в бесполезные игрушки. Бойцы запутываются в управлении электронными функциями и начинают действовать в режиме "солдатского радиомолчания": они слышат все приказы, но не подтверждают их приема. Поэтому командование не знает, кем оно управляет. Начинается путаница, командирский мат в эфире, после чего всем раздаются старые армейские УКВ-станции, а "Motorola" кладется обратно в ящики и отвозится на склады.





Партнеры