НА МУШКЕ У КРЕМЛЯ

30 октября 1999 в 00:00, просмотров: 237

В стране — новый скандал. Бывший начальник Службы безопасности президента Александр Коржаков заявил, что располагает аудиозаписью своих бесед с Березовским, в которых олигарх уговаривал убить его трех людей: Лужкова, Кобзона и Гусинского. Коржаков требует возбуждения уголовного дела и готов передать эту пленку в прокуратуру. В московскую — Генеральной он не доверяет... Собственно, скандал этот не совсем новый. Ранее генерал уже говорил о "заказах" Березовского, даже упомянул в мемуарах. Однако фактические доказательства приводит только сейчас. Да и зерна упали на благодатную почву. С учетом объявленной сегодня войны против Лужкова, в которой Кремль готов использовать любые средства, эта ситуация весьма показательна. Московский мэр давно уже раздражает президентское окружение. И не просто раздражает, коли речь идет об убийстве. Бесит. Вызывает ненависть. Кстати, мало кто знает, что в свое время Лужков был официально предупрежден об определенных сигналах. Анатолий Трофимов, возглавлявший столичное Управление ФСБ, даже направлял ему соответствующее письмо. Правда, в документе говорилось, что, по данным чекистов, покушение готовят чеченцы. Но в это мало кто поверил. "Негодный объект", когда преступление сваливается на других, — излюбленный метод Кремля. Лужков уже заявил: "Я вполне допускаю, что такое могло быть". Не только могло, но и может. Атака на градоначальника идет полным ходом. Из властных структур убирают всех руководителей, мало-мальски лояльных к нему. Не сегодня-завтра снимут начальника столичного ГУВД Николая Куликова, сгустились тучи над шефом УФСБ Александром Царенко, практически решен вопрос с главой Управления налоговой полиции Борисом Добрушкиным. Правда, Березовский, как водится, все отрицает. "Почему, — восклицает он, — Коржаков так долго молчал?" Этот вопрос мы решили адресовать самому генералу Коржакову. — Александр Васильевич, действительно, почему вы так долго молчали? — А кто вам сказал, что я молчал? В свое время я президенту об этом докладывал. Он сказал: "Ну и что, Березовский же сумасшедший". Правда, потом он этого сумасшедшего поставил на Совбез... Если честно, я и сам все так подавал. Дескать, после взрыва у Березовского что-то подвинулось в голове, программа поменялась. Не молчал я и после своей отставки... Поднимите прессу: еще в 96-м году я давал интервью по этому поводу, но никто почему-то не отреагировал. Поймите, тогда мы воспринимали Березовского как обычного треполога. Только потом поняли, что он всех обхитрил. Не через Коржакова — через Татьяну и Наину, провинциальную бабенку... Да и как я мог всерьез воспринимать его слова! Он же всего и вся боялся. И сейчас боится. Недавно лежал в больнице с гепатитом — переполошил весь госпиталь. В охрану ежедневно заступало более 20 человек. Даже когда в этом госпитале лежали министр обороны, Строев, знать никто не знал. Тишина! Конечно, Березовскому бояться есть чего. Слишком много он обокрал наших граждан, слишком многим конкурентам наступил на горло. Только правосудия он не боится, пока у власти Ельцин и Татьяна Дьяченко, которая фактически была у него на содержании. Была и есть. Он же всю ее подноготную знает, все ее счета. Где чего для нее покупал — во Франции, Германии... — Как происходил этот разговор? — Разговоров было множество. Он возвращался к этой теме по нескольку раз. Если про Лужкова — обычно он убеждал, что тот спит и видит стать президентом. Что в секретных подвалах они не только пьют за Лужкова как за будущего президента, но и как за действующего. — Он прямо так и говорил: "Лужкова надо убить"? — Прямо так. Жаргон, правда, был более блатной. Убрать, ликвидировать... Самое любимое слово было — "замочить". Но сразу все три фамилии — Лужков, Гусинский, Кобзон — он не называл. Только по одному... И еще удивлялся, почему я не реагирую. "Что у вас, у спецслужб, — спрашивал, — нет сил устранить какого-то Гусинского?" — "И силы есть, и средства, — отвечал я, — но зачем нам это нужно?" — Откуда взялась эта аудиозапись? — Мне недавно принесли ее ребята, мои бывшие подчиненные. Нашли где-то в архиве. — И когда вы намерены передать ее в прокуратуру? — Как только выйду из госпиталя. Я в госпитале пока. Кстати, есть и свидетель некоторых разговоров. Он готов все подтвердить... Достаточно и кассет, достаточно и свидетельских показаний. — Возникает вопрос: а почему Березовский приходил именно к вам? Рассчитывал на поддержку? — Не знаю, может, он и к кому другому приходил... Вероятно, он думал: раз я предан Ельцину, значит, должен устранять всех его соперников. Такая психология. — То есть он воспринимал вас как канал связи с президентом? — Конечно, ведь тогда еще не было Дьяченко. Это потом они ее нашли. — Александр Васильевич, а как вы относитесь к заявлениям олигарха, будто бы это как раз его хотела убить ФСБ? — Провокация. Захотели бы убить — убили, и никто об этом бы не знал. Вор всегда громче всех кричит: "Держи вора!". Очень логичная цепочка. Помню, когда убили Листьева и к нему пришел РУОП, он тут же прибежал в Кремль прятаться. (Правда, я до сих пор не знаю, как он проходил в Кремль. Мы с Барсуковым пропуск ему не заказывали. Предполагаю, это делал Юмашев.) Две ночи провел на диванчике в приемной Барсукова. Днем ходил по Кремлю, ночью спал в приемной. Кстати, эта версия — Березовский причастен к убийству Листьева — имеет под собой все основания. Правда, он везде трубил, что Листьева убил Лисовский. Странно, что не уговаривал убрать и Лисовского. Четвертым. — Вы были руководителем одной из спецслужб. По-вашему, спецслужбы занимаются политическими ликвидациями? — Моя спецслужба этим не занималась точно. Что же касается других... Очень сильно сомневаюсь. — Мне только непонятно: почему Барсуков приютил Березовского у себя в приемной? — Это был совсем другой Березовский. Член Президентского клуба, только что издал книгу Ельцина... Да и жалко его было. Ходил побитый как собака, измочаленный. Небритый, неглаженый, глаза голодные... ...Но я выступил сейчас не только потому, что в руки попала эта запись. Не дай Бог, чтобы этот наперсточник пролез в депутаты. Быкова сняли, Михася, — говорят, криминал. Вот он — криминал! Михась и Быков рядом с ним — цветочки... — Александр Васильевич, связь Березовского с организованной преступностью общеизвестна. Неужели он не мог расправиться с конкурентами своими силами? Или не хотел? — Мало ли чего он хотел! Не получилось ведь. И это главное... n n n Мнение Лужкова на сей счет известно. А вот что думают другие несостоявшиеся жертвы Березовского? К сожалению, связаться с Владимиром Гусинским мы не смогли: сейчас он находится за рубежом. Но третий "заказанный" — Иосиф Кобзон — согласился ответить на мои вопросы. — Иосиф Давыдович, вы в это верите? — Скажем так: я не исключаю серьезности этого заявления. Думаю, здесь заложен большой смысл. Посмотрите: мы являемся с вами свидетелями, как в отношении достаточно сдержанного в то время Юрия Михайловича — я имею в виду 1994—95 год — периодически возникали такие волны. А история со мной?! Меня ведь тогда предупреждали достаточно серьезно, что готовится мое убийство. Даже назвали фамилию исполнителя: майор Беляев. Назвал не кто-то с улицы — человек, который сегодня является президентом одной из республик. Но Юрий Михайлович долгое время был на удивление верноподданным. До какого-то даже неприличия. Ему говорили: вас же просто размазывают. Он отвечал: я все равно верю президенту. Прямо как Якир перед расстрелом!.. — Я знаю, что долгое время вы относились к Березовскому с некоторым доверием. Даже убеждали Лужкова, что он не так плох, как о нем говорят. Это правда? — С Лужковым Борис Абрамыча действительно познакомил я. Поначалу мэру понравился его аналитический ум. А потом... Разрыв произошел после убийства Влада Листьева, когда началось острое противостояние между президентом и мэром по поводу Пономарева и Панкратова (отстраненные прокурор Москвы и начальник ГУВД. — А.Х.). В дальнейшем все это трансформировалось в более конкретные вещи. Что же касается симпатий и антипатий... Знаете, я крайне редко виделся с Борис Абрамычем. И все наши встречи носили весьма лицеприятный характер. Нас же ничего не связывало. Кроме того, Березовский понимал, что я лужковец. Вспоминаю, что, прочитав первое выступление Коржакова в печати, где он рассказывал об уговорах Березовского убить меня, я Борису позвонил: "Привет, — говорю, — киллер". Смеется. "Можешь себе представить, — возмущался, — до чего они дошли!" Правда, теперь Коржаков аргументирует свои слова конкретными доказательствами. — И кому вы больше верите? — Мне бы очень не хотелось верить ни тому, ни другому. Но увы... В нашей стране стало нормальным на вопрос: "Как дела?" — отвечать: "Пока еще жив". — А что за история с попыткой покушения на вас? — Предупредили меня в 94-м году. Впервые тогда я начал ходить с охраной. Обратился и в прессу. Потом даже написал письмо президенту: сколько может продолжаться травля?! Кстати, впоследствии мне пришлось столкнуться и с чеченцами. Стало известно, что Басаев и его окружение что-то задумали. Дважды я встречался с Басаевым... Уж не знаю, какие отношения у них с Березовским. — Вы верите в то, что убийство может произойти сейчас? — Надеюсь, нет. По крайней мере, пока Бог миловал... n n n Конечно, прежде чем делать какие-либо утверждения, следует увидеть коржаковские доказательства, однако все очень похоже на правду. Кремль и Березовский ненавидят Лужкова? Ненавидят. Кремль и Березовский готовы на все, лишь бы избавиться от опасного противника? Готовы. Тогда чему мы удивляемся? Да и какой смысл врать Коржакову — человеку, чья осведомленность не вызывает сомнений ни у кого. Другое дело — Березовский. Я не раз писал об истинной подоплеке скандала с его "несостоявшимся убийством". Сегодня следствие доказало: Березовского убивать никто не собирался. Просто ему необходимо было нанести превентивный удар по спецслужбам. Показательно, правда? В преступных замыслах лубянское руководство обвиняли подконтрольные БАБу сотрудники ФСБ, которые ранее предлагали создать в ФСБ структуру для ликвидации "преступников". Без суда и следствия, по устной санкции директора. О том, что его хотят убить, заявлял человек, до этого разрабатывавший планы убийства конкурентов... Борис Абрамович, у вас на голове ничего не горит?..





Партнеры