“ТОПТУН” БЕЗ ГАЛСТУКА

2 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 739

Депутат Государственной Думы Александр Васильевич Коржаков ни с того ни с сего вдруг прервал свое молчание. Решил заговорить и дал интервью. И не просто так — а как "герой дня без галстука", да не кому-нибудь, а НТВ — своему злейшему врагу, против главы которого, Владимира Гусинского, всесильный хранитель царева тела еще не так давно проводил громкую операцию, получившую название "Мордой в снег". Прежде всего Александр Васильевич сообщил телезрителям, что он — "очень земной". "Никогда, — говорит, — в облаках не витаю". Собственно, мы и не сомневались. Вы, граждане, его видели? Ну, Коржакова? Понятно, что только по телевизору. Ну и как? Похож на заоблачного мечтателя? С другой стороны, он, может, и рад бы, так ведь служба не позволяла. Сотрудник 9-го управления КГБ СССР — и весь такой неземной? Но о себе Коржаков в телеинтервью не так уж чтобы много сказал. О президенте — чуть-чуть больше. Оно и понятно: выгнанный слуга о своем бывшем хозяине поговорить — всегда рад стараться. При этом Александр Васильевич утверждал, что — не холуй, поскольку, дескать, никто и нигде не видел, чтобы он, Коржаков, холуйствовал. А обливать помоями своего недавнего хозяина да на этом еще и карьерку себе политическую мастерить — это тогда что? О президенте Коржаков изрядно порассказал. О том, что тот "предал всех", потому как — "такой человек. Натура такая". Ежели с работы погнал, значит — "предал". Причем "всех". Между прочим, логика сия еще и типично гэбэшная. Эти товарищи всегда уверены были: чего ни натвори — пропасть не дадут. Прикроют. Закон зоны. Называется — "круговая порука". О характере президента Коржаков высказался очень мягко и непредвзято: дескать, проявились у него, у президента, самые низменные черты. Вот, например, жестокость. На охоте-де Ельцин убивал по 30 зверюг за день — "10 зверюг утром, 10 зверюг днем, 10 вечером". И было ему, Ельцину, все равно, кого убивать: кабана, оленя или лося. Очень жестокий. Вообще-то охота — она на любителя. Мне вот не нравится. Да еще по 30 ни в чем не повинных зверюшек в день. Нехорошо. А что же сам Александр Васильевич? Небось не покидал хозяина в незабываемые минуты охотничьего азарта. Не покидал. И патронов не жалел. Только его, Александра Васильевича, очередь позже подходила. По собственным словам Коржакова, ему этих подстреленных зверушек "приходилось добивать". Вчитайтесь еще разик, граждане, в эти замечательные слова. Над ними уместны тишина и глубокомысленные размышления о низменности отдельных черт характера у некоторых товарищей. Для эпитафии, впрочем, тоже годится. Мне, к примеру, сразу поле боя представляется. Пехота с танками уже прошли, и тут специальные такие ребята появляются. То ли зондеркоманда, то ли смершевцы. С автоматами. "Добивать". Для такой работы по "добиванию" особые качества требуются. Коржаков, правда, уверяет, что это (и всякое прочее) он осуществлял из глубокого чувства личной преданности президенту. И верности. Ну, как тот Руслан. Глаза собачьи, ласковые, только сказать ничего не может. Но ежели зазеваешься или, скажем, с плеткой над костью встанешь, может и укусить. Но не будешь же все о Ельцине да о Ельцине. Так и "героя" забыть недолго. Но Александр Васильевич наше внимание ненавязчиво на себя переключает. Мы, говорит, с президентом "политические соперники". Ну, думаю, приехали. Президент страны и его телохранитель — "политические соперники". Не иначе как мания величия. У кого, у кого... У президента. Себе Коржаков тоже попенял. Правда, немного. И как бы себя, бедного, жалеючи. В том смысле, что вот только сейчас он узнает всю правду про своих помощников и заместителей, которые его, Коржакова, именем "делали не самые лучшие дела". А он, "к сожалению, многого не знал". Как это — "не знал"? Кажется, должность Александра Васильевича называлась — начальник Службы безопасности. И помощники с заместителями: сам же Коржаков в том интервью хвастается, что всех набирал лично, лучших из лучших. Следовательно, за дело выгнали. Раньше бы сказали, "за неправильную кадровую политику". Ведущая нашего "Героя без галстука" сказала, что интервью было снято несколько недель назад. Почему его раньше не показали, непонятно. Судя по всему, информационного повода не было. А тут как раз нашелся: на минувшей неделе Александр Васильевич собрал пресс-конференцию, на которой выступил с сенсационным сообщением. Сообщение такое: оказывается, еще пять лет назад Борис Абрамович Березовский обращался к начальнику Службы безопасности Президента Александру Васильевичу Коржакову с просьбой убить Гусинского, Лужкова и Кобзона. На пресс-конференции бывший царев охранник перекладывал из кармана в карман какую-то аудиокассету, на которой эта просьба якобы зафиксирована. "Отдых в Крыму, ураган и Кобзон". Все время этот Березовский кого-нибудь убить хочет. Сначала хотел руками Коржакова с Гусинским разделаться. Или наоборот — это Гусинский просил Березовского устранить? Не помню уже. Помню только, что Коржаков поступление именно того заказа не скрывал, в своих мемуарах писал об этом весьма словоохотливо. А тут почему-то — ни гу-гу. Впрочем, не важно это. Может, и хотел Березовский убрать Гусинского и Лужкова с Кобзоном. Не знаю я. А чего не знаю, за то не ручаюсь. Тут другая интересная деталь. Получается, что если кто-то кого-то убить хочет, обязательно к Коржакову поспешает. Значит, "кто-то" уверен: Коржаков поможет. Славная репутация. И ведь на пустом месте она не вырастет. Интервью "наш герой" закончил замечательной фразой: "Думаю, что когда-нибудь я буду востребован государством". Обязательно. Специалисты по таким заказам всегда нужны.



    Партнеры