ВОИНА ЗА ТРЕТИЙ РИМ

2 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 657

На фоне вовсю бушующей думской кампании подготовка к выборам столичного мэра, которые намечены также на 19 декабря, проходит на удивление тихо. Тому есть объяснение: последний срок регистрации в Мосгоризбиркоме пар — соискателей мэрского и вице-мэрского кресел — только 18 ноября. И пока ее прошли лишь две пары. Основные бойцы либо собирают подписи, либо только готовятся к гонке. Только вчера прибавилось еще два кандидата: Владимир Семаго и "тяжелая артиллерия" Кремля — управделами президента Павел Бородин. И гонка обещает быть весьма занятной — ведь Кремль расценивает ее как один из способов подмочить репутацию Лужкова... Москва — особый город. Третий Рим. Государство в государстве. Ни в одном другом российском городе выборы в муниципальные органы власти не вызывают столько шума и истерик, сколько в Москве. Человек, избранный мэром столицы, становится не просто хозяином улиц, мостов и подземных переходов. Он сразу попадает в десятку самых популярных и влиятельных российских политиков. В конце концов, Кремль и Белый дом находятся в Москве, а вода, свет и тепло к ним поступают по городским системам коммуникаций. Понравиться московскому избирателю непросто. Он избалован. Он привык к тому, что в столице есть и хлеб, и зрелища. Здесь не сработают традиционные обещания взвинтить зарплату и наладить выплату детских пособий, поскольку любые пособия в Москве исправно выплачивались всегда. Жилье строится, пенсии индексируются, дороги ремонтируются. Выходит, пообещать московскому избирателю практически нечего. Ну разве что луну с неба достать или Кремль в синий цвет перекрасить! С другой стороны, в столице не вытащишь главную козырную карту региональных избирательных кампаний: "Это вы потому так плохо живете, что в Москве с жиру бесятся". Вот тут одиннадцать миллионов встанут как один. Вы знаете, сколько стоит в столице пакет молока, квадратный метр жилья и талончик на проезд в трамвае? А в Рязани? Ну то-то. Когда надо, москвичи — люди бедные. Когда не надо — наоборот. Москва традиционно поддерживает демократические лозунги, партии и движения, однако большинство москвичей двумя руками за режим прописки, который сами демократы считают антиконституционным и чуть ли не преступным. Наконец, москвичи как жители любого процветающего города — консерваторы. Им не хочется перемен. Вернее, они их боятся. Кто сказал, что завтра будет лучше, чем вчера? Лучше синица в руках, чем журавль в небе. Лучше хлеб с водой, чем пирог с бедой. Ну и так далее. В общем, кандидатам на пост мэра Москвы придется проявить изрядную фантазию и смекалку, дабы завоевать сердца самых искушенных и избалованных избирателей страны. Московская кампания 1999 года обещает быть не просто интересной, она будет захватывающей. Вместо двух-трех заведомо непроходных кандидатов, как это было на предыдущих выборах, против Юрия Лужкова будут бороться представители большинства политических партий, не говоря уже о весьма колоритных независимых соискателях. Битва за Москву пойдет не на жизнь, а на смерть. По крайней мере, политическую. Поскольку всем понятно: если Лужков не одержит победу в первом туре, это будет большим ударом по его политкарьере. Похоже, команду мэра ждет длительная "партизанская война", которая, как показывает практика, оказывается куда более действенной, нежели лобовая атака и штурм идеологических укреплений противника. Первые вылазки в тыл Лужкова уже начались. Кириенко громогласно объявил, что у него готов список нового московского правительства, в котором через одного попадаются "птенцы гнезда Лужкова". "В мэрии есть люди, которым не нравится то, что происходит в городе, но они молчат, потому что боятся мести". Провокационный характер этого заявления очевиден. Избирательный штаб Кириенко пытается инициировать в стенах московской мэрии "охоту на ведьм", заставить чиновников броситься на поиск внутреннего врага... Избирательная кампания в столице не обойдется без компромата и применения так называемых "грязных" технологий. Сложность положения Лужкова заключается еще и в том, что он не может проводить открытую агитацию. Да и критиковать своих основных противников тоже. Ну что он скажет? Что Кириенко в Москве инородное тело, Митрофанов — маргинал, а музыку Паука могут слушать только те, кому еще не исполнилось 16? Советники мэра вообще не рекомендуют ему произносить на людях слово "выборы". Один раз Лужков уже прокололся: выступая перед общественностью в Бауманском институте, сказал, что благодарит инициативные группы, выдвинувшие его кандидатуру, и искренне надеется оправдать 19 декабря оказанное ему доверие. Через несколько дней в Мосизбирком поступил запрос: так, мол, и так, а не нарушил ли наш дорогой Юрий Михайлович закон? Голосовать за себя призывал, а зарегистрирован-то не был... В общем, придираться будут по любой мелочи. Вдобавок испортить праздник Лужкову могут слишком ретивые его сторонники. Многие фирмы так сильно хотят угодить московскому мэру, что по собственной инициативе разрабатывают плакаты в его поддержку и развешивают их по всему городу. Логика проста: авось Лужков, проносясь мимо на вишневом "Святогоре", заметит и благословит... Но ведь недаром говорят: "Услужливый дурак — опаснее врага". Перед командой градоначальника стоит прямо-таки анекдотическая задача: усмирить особенно ретивых волонтеров, а то, неровен час, появится на прилавках столичных магазинов колбаса "Мэрская" да водка "Третье транспортное кольцо". (Кстати, нечто подобное уже имело место быть. Перед началом съезда "Отечества" его участникам и гостям раздавали неизвестно откуда взявшийся одеколон с одноименным названием.) В общем, москвичам следует готовиться к большой предвыборной войне в масштабах родного города. Лужкову в ней, однако, будет гораздо легче победить, чем Путину, — в сражении за президентство. Ведь если Владимир Владимирович пока лишь разрушает чеченские укрепления, Юрий Михайлович, наоборот, построил немало сугубо мирных объектов...



Партнеры